Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

19.05.2010 | Татьяна Становая

Дело Ходорковского: новое качество?

В «деле ЮКОСа» намечаются сразу несколько важнейших новых тенденций, которые было трудно себе представить. Так, Кремль почти сразу отреагировал на голодовку Михаила Ходорковского, а суд согласился вызвать президента, председателя правления Сбербанка, бывшего министра экономического развития и торговли РФ Германа Грефа в качестве свидетеля защиты. Новые явления в судебном процессе пока трудно квалифицировать: являются ли они лишь неким отклонением от «нормы» или свидетельством качественного изменения ситуации вокруг резонансного дела. Не исключено, что в действительности имеет место начало движения в сторону отказа от доведения второго дела до обвинительного приговора.

Вчера Михаил Ходорковский объявил голодовку в знак протеста против продления его ареста до 17 августа. По его мнению, это противоречит вступившему в апреле закону, который запрещает заключать под стражу обвиняемых в экономических преступлениях без достаточных оснований. Непродление, конечно, не означало, освобождение – он продолжает отбывать рок по первому делу. Однако Ходорковский подчеркнул, что для него это вопрос принципа. Соответствующее обращение было направлено на имя главы Верховного суда. Причем большинство юристов действительно сходятся во мнении, что решение суда о продлении ареста выглядит противоречивым. Однако «Ведомости» выяснили, что суды уже научились обходить норму: они квалифицируют преступления как чисто уголовные, а не относящиеся к предпринимательской деятельности.

Голодовка ставила Кремль в весьма неудобное положение. Отреагировать – значит поддаться давлению. Проигнорировать – значит спровоцировать давление иного характера – со стороны правозащитников, оппозиции, Запада, не говоря уже о том, что это могло стать ударом по общему тренду медведевской политики. Добившись принятия поправок, которые не работают, президент выглядит как слабая фигура. Как пояснил адвокат Ходорковского Вадим Клювгант, для прекращения голодовки достаточно одной фразы пресс-секретаря президента о том, что глава государства знает, что судья по делу экс-владельца ЮКОСа, продлив арест Ходорковскому, проигнорировал внесенные Медведевым поправки в Уголовно-процессуальный кодекс.

Из двух вариантов Кремль решил выбрать первый. Ответ последовал достаточно быстро. Пресс-секретарь главы государства Наталья Тимакова заявила «Газете.ру», что президенту России Дмитрию Медведеву известно об обращении бывшего главы ЮКОСа к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

Владимир Путин, который был и остается политическим центром, запустившим и гарантирующим сегодня реализацию процесса над Ходорковским, избегал комментариев дела ЮКОСа, а если и был вынужден это делать, то комментировал в максимально негативном и жестком для Ходорковского ключе. Безусловно, здесь очень высока эмоциональная составляющая: для Путина (равно как и для Ходорковского) дело ЮКОСа превратилось в войну между двумя лидерами, один из которых обладал и обладает гораздо большими ресурсами и возможностями для победы. В любом случае Путин вряд ли стал бы реагировать на голодовку так, как это сделала пресс-служба президента.

Однако сейчас нет оснований утверждать, что такая реакция Кремля имеет место без ведома и согласования Путина. А это означает, что Медведев имеет здесь относительную автономию, тем более что публичная позиция президента по делу Ходорковского относительно близка к путинской. Возникает вопрос: готовность Кремля реагировать на действия Ходорковского – это стилистика президента или изменение политики?

Маловероятно, что в Кремле не понимают, что всякий раз реагируя на действия Ходорковского (а это происходит не в первый раз – несколько месяцев назад Наталья Тимакова говорила о том, что президент ознакомился с обращением Ходорковского по поводу статьи «Россия, вперед»), он усиливает резонанс процесса, увеличивает масштаб персоны Ходорковского и каждого его последующего шага. Это «работает» в пользу признания растущей политизации происходящего. Для Ходорковского это означает, что из объекта преследования он превращается в субъект политического процесса.

Получается, что даже если реакция Кремля на действия Ходорковского – это только стилистика, то она неизбежно автоматически оказывает влияние на изменение политической реальности: на публичные позиции Ходорковского и публичные позиции суда и обвинения.

Подтверждением новой реальности можно назвать и другую сенсационную новость - в суд по делу Ходорковского вызван экс-глава Минэкономразвития, а ныне глава Сбербанка РФ Герман Греф. Ранее Ходорковский и Лебедев уже заявляли о намерении вызвать в суд экс-премьера Михаила Касьянова, экс-премьера, а ныне советника президента РФ Виктора Черномырдина, экс-премьера, а ныне главу Торгово-промышленной палаты Евгения Примакова, спикера Госдумы Бориса Грызлова, бывшего главу ЦБ Виктора Геращенко, вице-премьера Игоря Сечина, министра финансов Алексея Кудрина, главу Министерства промышленности и торговли Виктора Христенко, ранее возглавлявшего Минэнерго, секретаря СБ РФ Николая Патрушева.

Греф в период с 1998 по 2000 год работал первым заместителем Министра государственного имущества. Как говорится в ходатайстве о его вызове в качестве свидетеля, М.Б.Ходорковский неоднократно давал пояснения о том, что ему было достоверно известно, что акции дочерних предприятий ОАО ВНК (далее цитата) «переходят по временной схеме, то есть обязательно будут выкуплены (обменены) обратно. Я брал на себя личную ответственность за это перед Госкомитетом по имуществу, перед Германом Оскаровичем Грефом. Я лично ему это обещал. Я конкретно сказал, что как только либо государство примет решение о приватизации, дальнейшей продаже своего пакета «ВНК», либо окончательное решение по отказу «Birkenholz» в его иске, тут же акции будут возвращены назад». После исчезновения угрозы обращения взыскания на акции, они были возвращены «Восточной нефтяной компании». Как считает защита, подтверждение этих показаний Грефом в случае выступления его в Хамовническом суде в качестве свидетеля автоматически снимет все обвинения с Ходорковского и Лебедева в якобы совершенном хищении путем неэквивалентного обмена акций, поскольку будет опровергнута версия о наличии противоправного умысла при совершении указанных действий.

Кроме того, суд принял решение вызвать в суд министра промышленности и торговли Виктора Христенко. Приход столь высокопоставленных чиновников в суд – в первую очередь попытка легитимации судебного процесса, который абсолютно дискредитирован и выглядит чисто политическим. Однако в нынешних условиях эта задача выглядит совершенно нереальной: кто бы ни выступил в суде, процесс все равно будет считаться политическим. Другое дело, не является ли это первым шагом на пути перелома ситуации в пользу отказа от доведения второго дела до обвинительного приговора? Второе дело – это явная инерция тех процессов, которые стояли у истоков начала дела ЮКОСа. Начав дело ЮКОСа, власть была заинтересована в максимизации сроков заключения Ходорковского любыми путями. Нужно ли это сейчас? Скорее всего, консенсуса в элите в ответе на этот вопрос нет. Однако аргументов в пользу отказа от второго дела - гораздо больше: сам по себе процесс несет для власти уже больше минусов, чем плюсов. Ходорковский, защищающийся в суде по крайне спорному и абсурдному делу, где позиции власти реально уязвимы и имиджево, и юридически проигрышны (не считая конечно басманного правосудия), гораздо опаснее для Кремля, чем Ходорковский, например, в числе весьма «потрепанных» режимом активистов внесистемной оппозиции.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net