Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

15.06.2010 | Татьяна Становая

Россия: турецкое и иранское направления внешней политики

8 июня в Стамбуле прошла международная конференция по мерам доверия в Азии с участием лидеров 20 стран. В конференции приняли участие также российский премьер-министр Владимир Путин и президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Их итоговые выступления показали, что Россия готова идти на значительное дистанцирование от Ирана, что заставляет Тегеран все чаще делать резкие заявления в адрес Москвы. На следующий день СБ ООН принял резолюцию о введении санкций против Ирана. В последнее время можно говорить о том, что на Ближнем Востоке наметились некоторые новые тенденции, которые могут оказывать существенное влияние на расстановку сил в регионе и позиции ключевых внешних игроков. И эти тенденции связаны с растущей ролью Турции как регионального лидера, а также изменением позиции России.

Во-первых, продолжают ухудшаться отношения России и Ирана. Иран никогда не был для Кремля приоритетным политическим партнером. Для Москвы отношения с Ираном выполняли две важнейшие функции. Первое - обеспечение рынка сбыта для продукции российского ВПК, а также атомной отрасли. Россия активно развивала с Ираном военно-техническое сотрудничество в начале 90-х годов. Тогда в Иране были построены два завода по производству бронетанковой техники, где по лицензии выпускали танки Т-72М1 и БМП-2. На вооружении ВВС Ирана появились 30 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 35 истребителей МиГ-29. В 1995 году Россия официально свернула свое сотрудничество в сфере ВТС под давлением США. В 2003 году, на фоне начавшегося ухудшения отношений России и США, разговоры о возобновлении контактов инициировал Иран, и это было позитивно встречено частью российской элиты. В 2006–2007 годах Россия осуществила поставки Ирану ЗРС «Тор-М1», предназначенного для борьбы с крылатыми ракетами и высокоточными боеприпасами. Кроме того, был заключен контракт на поставки ЗРК С-300.

Что касается атомной сферы, то сотрудничество в ней происходило и в период сворачивания ВТС России и Ирана. Соглашение о строительстве Бушерской АЭС было заключено еще в 1992 году, контракт на сооружение первого энергоблока – в 1995 году. Предполагалось ввести станцию в строй в 2007 году, но до сих пор работы не завершены. На фоне значительного похолодания между Москвой и Вашингтоном, Кремль мог позволить себе занять более благожелательную позицию в отношении Ирана, утверждая, что атомная программа Ирана носит мирный характер. В 2007 году Владимир Путин говорил, что у России нет сведений о намерениях Ирана разрабатывать ядерное оружие. В то же время затягивание ввода в строй Бушерской АЭС было знаком того, что Россия и до нынешнего года не собиралась полностью идентифицировать свою позицию с иранской.

Другая важнейшая функция отношений России и Ирана – это возможность маневрировать в диалоге с США. По мере ухудшения отношений России и США, Москва сближалась с Тегераном. «Перезагрузка» за последний год позволила значительно скорректировать мнение Москвы. До 2008 года проблема Ирана неформально разыгрывалась в торге между Россией и США по проблеме ПРО. С началом переговоров о заключении нового соглашения об СНВ весной 2009 года, Иран мог стать своего рода «разменной картой» в вопросах сокращения ядерных вооружений (хотя, конечно, обе стороны отрицают, что имела место «сделка» - Иран в обмен на СНВ).

На фоне «перезагрузки» Россия значительно пересмотрела объемы своего сотрудничества с Ираном. Выполнение контракта по С-300 было приостановлено «по техническим причинам». И хотя официально об этом не говорилось, но на неформальном уровне источники в МИД уже не раз давали понять, что это делалось в рамках договоренностей с США. И Кремлю это сделать не так сложно, учитывая глубокое разочарование политикой Ирана в 2006 году, когда были сорваны все договоренности об обогащении урана на территории третьих стран (тогда речь шла о создании специальных центров, в том числе в России). Иран, долго подыгрывая России и мировому сообществу, в итоге сорвал все договоренности, выигрывая время. Это стало своего рода психологическим переломным моментом для Москвы.

Визит Путина в Турцию лишь подтвердил, что несмотря на сохранение неоднозначности позиции России в отношении Ирана, отношения двух стран весьма натянуты. Иран идет фактически на шантаж, выдвигая России своего рода ультиматум. Еще несколько недель назад Ахмадинежад потребовал от России «не думать, что краткосрочное сотрудничество с Соединенными Штатами в ее интересах. Зеленый свет, который США дают России, - ненадолго». В этот раз, будучи в Турции президент Ирана также высказался весьма жестко, призвав Москву к максимальной осторожности и отказу «от поддержки вражеской политики». Ахмадинежад также отказался от участия в саммите ШОС, который прошел 10–11 июня в Ташкенте (Иран давно претендует на членство в ШОС, но Россия дальше статуса наблюдателя Иране не пускает).

Путин же выступил с весьма противоречивым заявлением, указав, что международные резолюции не должны быть избыточными, они не должны ставить иранский народ в ложное положение». Он добавил, что «Иран имеет право на мирную ядерную программу... Более того, в августе текущего года АЭС в Бушере должна быть запущена». Это заявление поступило уже после того, как стало известно, что Россия поддержала жесткий вариант резолюции ООН. Такая позиция Путина может рассматриваться как готовность России маневрировать в зависимости от сложности ситуации вокруг Ирана и стремлении не сдать полностью «иранскую карту».

В то же время по Ирану все-таки существовала неоднозначность внутри правящей элиты, что подтверждается сообразной заочной дискуссией между министром иностранных дел Сергеем Лавровым и Кремлем. Так, глава МИД России заявил, что оборонительные вооружения, к коим относится комплекс С-300, не попадают под действия санкций ООН. На следующий день источник в Кремле опроверг это мнение в комментарии «Газете.ру». Он заявил, что комплексы ПВО С-300 подпадают под действие санкций и этот вид вооружений не может быть поставлен в Иран. В то же время глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев озвучил позицию, призванную найти выход из этой ситуации: «С одной стороны, мы ничего не нарушали и не нарушаем. В новой резолюции запрета на оборонительные системы нет. Буква соблюдена. С другой - продолжить поставку, как будто ничего не происходит - значит, противопоставить себя реальным партнерам, нарушить дух. Хотелось бы верить, что дух в данном случае окажется первичнее материи и что меркантильные интересы не возобладают». А затем и Владимир Путин во время визита во Францию официально заявил, что Россия решила приостановить поставки С-300. Николя Саркози, приветствуя это решение, подчеркнул, что оно «не было легким» для Москвы. Понятно, что после этого отношения Ирана и России еще более осложняться.

Во-вторых, значительно меняется роль Турции, которая по факту активизировалась в разрешении проблем на Ближнем Востоке и оказалась при этом одновременно вовлечена в острый конфликт с Израилем из-за нападения на гуманитарный конвой Free Gaza. Турцию стали рассматривать как игрока, претендующего на роль регионального лидера. В пользу этого говорит и достаточно неожиданная договоренность между Турцией, Ираном и Бразилией о ядерном обмене, что было безоговорочно поддержано членами СБ ООН. Только что в Стамбуле прошла международная конференция по мерам доверия в Азии. Турция претендент на роль посредника между Ираном и Западом, хотя ей и не удалось найти компромиссное решение.

Положение Турции в данном случае уникально: будучи страной с мусульманскими традициями, страна претендует на членство в ЕС и имеет стратегические отношения с США, является членом НАТО. Стамбул оказывается удобным и понятным для обоих миров мостом между Западом и Востоком. Это именно та роль, на которую всегда претендовала Россия, однако которая в значительной степени затруднена высокой степенью недоверия с Западом, причем взаимного. Правда, сейчас политика Стамбула в отношении Израиля вызывает обеспокоенность США, однако пока это не кажется критичным. Например, министр обороны США Робертс Гейтс выразил обеспокоенность ухудшением турецко-израильских отношений. По мнению Гейтса, Турция движется «в восточную сторону», и в этом, в частности, есть вина некоторых европейских государств, которые отказываются «органично связать Турцию с Западом».

В-третьих, углубляется политическое сближение России и Турции. Этому способствуют амбиции России в энергетической сфере. Напомним, что Россия добилась поддержки газопровода «Южный поток» в обмен на участие в проекте по строительству нефтепровода Самсун-Джейхан. Россия готова наполнить его нефтью и отказаться от трубопровода Бургас-Александруполис, соглашение о строительстве которого было подписано в 2007 году с Грецией и Болгарией (только что и премьер Болгарии Бойко Борисов резко негативно отозвался об этом проекте, хотя официального решения об отказе его страны об участии в нем пока нет).

На фоне кризиса в отношениях между Турцией и Израилем, Россия приняла решение отказаться от строительства продолжения «Голубого потока-2» до Израиля. Как заявил Владимир Путин в Стамбуле после переговоров с турецким коллегой Реджепом Эрдоганом, вторая ветка «Голубого потока» не дойдет до Израиля, но это не политические решение. Российский премьер мотивировал это тем, что Израиль нашел газ на своем шельфе, и экономическая целесообразность проекта отпала. Однако понятно, что тот факт, что это происходит именно сейчас – очень удобно для Стамбула. Напомним, что в 2009 г. Россия и Турция договорились о создании рабочей группы для строительства второй ветки. Предполагалось, что российский газ по ней транзитом через Турцию будет идти и в третьи страны, например на юг Италии и в Грецию. Также планировалось продолжение газопровода до Израиля. Для России такая уступка в нынешних условиях падения спроса на российский газ, не так дорога – эксперты в области энергетики сходятся во мнении, что продолжение трубы до Израиля сейчас кажется более чем сомнительным из-за недогруженности и первой ветки «Голубого потока». Однако в качестве знаковой меры, политического шага, Россия фактически «подыграла» Турции.Все эти три тенденции в итоге создают весьма благоприятные условия для более быстрого поиска консенсуса по иранской проблеме между Россией и Западом, что и стало видно по принятию новой резолюции СБ ООН. 12 государств, включая «ядерную пятерку» постоянных членов Совбеза, имеющих право вето, проголосовали за введение новых санкций. Турция и Бразилия высказались против, Ливан воздержался. При этом более активным в правке документа оказался Китай, а не Россия, которая в данной ситуации предпочла минимизацию разногласий. Окончательный проект резолюции призван заставить Иран «отказаться от всякой деятельности, имеющей отношение к созданию баллистических ракет, способных нести ядерное оружие», а также от инвестиций в добычу урана. Кроме того, документ ужесточает международные меры контроля над передвижением судов, которые могут перевозить грузы, имеющие отношение к реализации иранской ядерной и ракетной программ, а также расширяет список вооружений, продажа которых Ирану после введения санкций должна подлежать запрету. В числе прочих в этот список включены ракеты и штурмовые вертолеты.

Причем рост роли Турции и сближение ее с Россией позволяет России легче разрешать проблему собственной противоречивой политики в отношении Ирана. Ведь в таком формате появляется возможность решать сразу две проблемы: с одной стороны, не идти на поводу у Ирана, рискуя испортить отношения с Западом, но, с другой стороны, сохранить возможность маневра в отношениях с США и влияние на решение восточных проблем.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net