Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

15.06.2010

Максим Рохмистров: «Единая Россия» сначала оформила себя, как партию, а потом годами искала себе идеологию»

В дискуссии о политической и экономической модернизации среди ее участников стало вырисовываться если не единое, то весьма схожее мнение. Оценивая шансы Дмитрия Медведева в модернизации, политики и эксперты считают, что для успеха время у него еще есть. Однако депутат Государственной Думы, первый заместитель руководителя думской фракции ЛДПР Максим Рхмистров убежден, что политическая модернизация будет лишь косметической, а экономическая будет невозможна по причине отсутствия необходимых средств. И весь вопрос лишь в том, сумеет ли власть распорядиться временем и имеющимися ресурсами, чтобы не повторить ошибки горбачевской «перестройки».

- Максим Станиславович, 25 лет из уст Михаила Горбачева впервые прозвучало слово «перестройка». А сейчас, по сути, обсуждается та же тема, только в лексикон вошло слово «модернизация». Получится ли у Дмитрия Медведева то, что не удалось президенту СССР?

- Возможности для начала политической и экономической модернизации были и остаются, но до сих пор они не реализованы. Экономическая же модернизация, как я считаю, - это вообще всего лишь декларации. Аргумент очень прост - в условиях отсутствия финансовых ресурсов и налоговых преференций долгосрочными инвестициями в производство заниматься в нашей стране мало кто будет – попросту не смогут. Что же касается политической модернизации, то главная задача, заключающаяся в предоставлении политическим партиям равных прав – сегодня не решена. И прогноз мой пессимистичен - в результате инициатив Дмитрия Медведева произойдет не реальная политическая модернизация, а всего лишь косметическая.

- А что Вы понимаете под реальной политической модернизацией?

- Прежде всего – это обеспечение политическим партиям равноправной политическую конкуренцию, как в развитых странах. Реальная политическая конкуренция, честный подсчет голосов приводит на свободных и демократических выборах к смене правящих партий, и это у них считается нормальным явлением. У нас же монополия на власть «Единой России», как и в горбачевской КПСС, обеспечивается численным преимуществом депутатов «Единой России» в Государственной Думе. Кроме того, в результате реальной а не декларативной политической модернизации должны появиться механизмы контроля общества над деятельностью власти. Главное, на мой взгляд, что нужно сегодня в корне изменить, – чтобы не исполнительная власть, не бюрократия управляла правящей политической партией, а политическая партия формировала дееспособную, свободную от коррупции исполнительную власть.

- Вы можете привести какие-то примеры и аргументы?

- Конечно, могу. Помните, как создавалась и каким финалом окончилась история партии «Родина», созданной с одобрения «сверху»? Такие недолгие политические проекты существуют до тех пор, пока в них не пропадет надобность тех людей, кто эти проекты затевает. И сегодня такие проекты – тоже имеют место.

- Ну а каковы, на Ваш взгляд, главные задачи в части экономической модернизации?

- Чтобы говорить об эффективно проведенной экономической модернизации, нужно осуществить замену неэффективно работающих институтов. В первую очередь, - всерьез заняться реальным сектором экономики. Необходимо в корне поменять действующую финансовую и налоговую систему. Но успешно заниматься экономической модернизацией при дефиците бюджета, - это нереально. Не будет финансовых ресурсов – все разговоры об экономической модернизации будут сотрясением воздуха.

- Вы произнесли фразу «контроль общества над политическими партиями». Что Вы подразумеваете под словом «контроль»?

- Есть одно абсолютно логичное правило – настоящий контроль способен осуществлять только конкурент. Во многих странах функции контроля отданы, как правило, обществу и оппозиционным политическим силам. Только в этом случае контроль будет эффективным. В СССР единственная КПСС не имела конкурентов и сама себя контролировать не могла. Реформы 90-х годов позволили разрушить монополию одной партии на власть. Но в условиях доминирования «Единой России», которая, как мы полагаем, сохраняет свое превосходство, в основном, благодаря административному ресурсу и нечестными выборам, контроль над партией власти чрезвычайно сложен. А контролировать себя «Единая Россия», насколько мы видим, как и КПСС – тоже не может, да и не заинтересована в этом.

- А в каких регионах особенно сильны позиции ЛДПР и почему?

- Традиционно позиции ЛДПР сильны в регионах, удаленных от Москвы. Чем дальше от столицы, тем больше поддержка. Это связно с тем, что в этих регионах через подконтрольные власти СМИ сложнее «запудрить мозги» людям, они более консервативны. И они знают, что ЛДПР борется за их интересны. Наш избиратель хорошо понимает, что мы не выступаем против частной собственности, а наоборот - выражаем интересы малого и среднего бизнеса. Вместе с тем, в последнее время мы видим такую тенденцию - в регионах, которые раньше называли «красными», и даже в Москве число избирателей ЛДПР растет, причем за счет молодежи.

- В основе успехов любой страны лежит либо признанная обществом национальная идея, или идеология правящей партии. Насколько верным, на Ваш взгляд, был выбор «Единой России», принявшей консервативную идеологию?

- У нас в стране довольно часто происходит так, что телегу ставят впереди лошади. С «Единой Россией» произошло так же. Созданная, фактически, как ассоциация чиновников, «Единая Россия» много лет искала свою идеологию. Хотя, в принципе, общемировое правило – сначала проявляется идеология, а потом вокруг нее идет формирование партии. Кстати, этим и объясняется долголетие ЛДПР – старейшая российская партия, ей исполнилось 20 лет. Её идеология была определена как либерально-демократическая, то есть свободная демократия. Назвать же идеологию «Единой России» консервативной - сложно, поскольку в партии, в основном, состоят люди, которые уже поменяли по 2 – 3 идеологии. У чиновников одно общее – они всегда были во власти, либо при власти, около власти. И никакой консервативной идеологии в том смысле, как о ней говорится в учебниках политологии, партия чиновников не обладает. Но я считаю, что если не по отношению к частной собственности на средства производства, то по форме и методам управления, единороссам ближе КПСС. Так что я думаю, что в этом плане можно назвать их «консерваторами».

- Насколько уверенно, на Ваш взгляд, сегодня чувствует себя партия власти?

- Сегодня, к сожалению, основная масса населения России игнорирует выборы. А численность чиновников, членов их семей и зависящих от них людей, у нас в стране как раз и равна 30 процентам, - кто голосует за единороссов. Именно они идут на выборы и обеспечивают «Единой России» не победу, а простое техническое большинство. На сегодняшний день судьба любого губернатора и их подчиненных напрямую зависит от того какой процент наберет «Единая Россия». А для некоторых из них уход с поста – это реальная перспектива сменить место жительство не на дом в Лондоне, а на места в окрестностях Магадана. Естественно, чтобы сохранить свой пост, они будут делать все законное или незаконное, чтобы обеспечить «нужные» результаты голосования. После прошлогодних октябрьских региональных выборов лидер нашей партии Владимир Жириновский прямо перед телекамерами назвал партию власти весьма нелицеприятными словами, которых она заслужила. Если бы выборы были честными, достаточно высокие проценты получили бы все парламентские партии. Там, где получается обеспечить более-менее нормальный контроль на выборах, «Единая Россия» набирает 30 – 40 процентов, ЛДПР 20 – 30 процентов, далее идет КПРФ и до 7 процентов - малые партии.

- Интересен Ваш прогноз - насколько изменится соотношение политических сил в России, если лидер ЛДПР Владимир Жириновский оставит пост лидера партии?

- Естественно в каждой партии всегда есть свой лидер и от него достаточно много зависит. В нашей партии, если это произойдет, партия останется и будет продолжать ту же работу в соответствии со своей программой. Если же вы зададите такой же вопрос о «Справедливой России» или о «Единой России», то ответ будет один – без нынешних лидеров этих партий просто не будет. Так было уже - с «Нашим Домом России», когда инициаторы и создатели ушли. Сегодня лидер ЛДПР - Владимир Вольфович Жириновский, и это, конечно, работает на нашу партию. Но главное – наша партия имеет своего избирателя и останется в политическом поле при любых лидерах. Смею вас заверить, Владимир Вольфович здоров, полон сил и будет продолжать работать в партии. И в ближайшее время прогнозы о том что Владимир Вольфович оставит пост лидера партии – не имеют под собой абсолютно никаких оснований.

- Ну а возможно ли в обозримой перспективе реальное объединение "левых" парламентских партий КПРФ и "Справедливой России"?

- Сегодня, когда «Справедливая Россия» заключила соглашение с «Единой Россией», можно говорить о том, что фактически одна партия, поскольку они объединились. Если к ним, поступившись своими принципами, присоединилась бы и КПРФ, то в результате этой «мутации» получилась все та же КПСС.

- И последний, традиционный вопрос нашего цикла интервью о модернизации. Как Вы считаете, поступил ли запрос на политическую модернизацию от «снизу», или это инициатива «сверху»? Каких изменений в политической и экономической системе ждет общество от власти?

- Без политической модернизации успешная экономическая модернизация, на мой взгляд, невозможна. И запросы на модернизацию поступали уже дано, причем именно «снизу». Я абсолютно уверен – общество ждет реальной конкуренции между политическими партиями в честных выборах. Если выборы будут проводиться честно, без фальсификаций – люди будут ходить на них. А сейчас, при низкой порядка 40 процентов фальсификации результатов голосования - легко осуществимы. Общество ждет от власти реального снижения уровня коррупции. Общество ждет, когда власть повернется лицом к реальному сектору экономики. Люди, живущие за чертой бедности, ждут власти не слова о национальных проектах, а реальной социальной защиты, - чтобы ее на себе чувствовали. Сегодня государство находится в достаточно сложной ситуации, но партия власти просто так не будет делиться местами в парламенте, хотя о выступлениях оппозиционных партий против фальсификаций на выборах уже заговорили на самом высоком уровне. Я полагаю, что выход людей на улицы, сначала в Пикалево, затем в Калининграде, в Кузбассе – это и есть проявления запросов «снизу». Реальное кардинальное изменение политического устройства России назрело. Вопрос лишь в том, чувствует ли это власть и не потеряет ли она время, чтобы эту модернизацию осуществить.

Беседовал Андрей Захватов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net