Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

К президентским выборам 2017 года французские левые подходят «в состоянии хаоса и разброда»[1]. Президент Франции Франсуа Олланд в случае выдвижения своей кандидатуры в 2017 году, согласно опросам всех французских социологических институтов, набирает в первом туре 14-16% голосов, то есть меньше, чем Марин Ле Пен, кандидат от Национального фронта, и меньше, чем любой кандидат от правоцентристской коалиции, чье имя определится в ходе праймериз в ноябре 2016 года, и, следовательно, выбывает из политической борьбы[2]. В некоторых сценариях президентских выборов Олланда может опередить центристский кандидат Франсуа Байру (за него готовы голосовать 13% опрошенных) или догнать кандидат «радикальной левой» Жан-Люк Меланшон, набирающий, по опросам, 12%[3].

Бизнес, несмотря ни на что

Сегодня в Петербурге открывается очередной Международный экономический форум. Это мероприятие является знаковым не только потому, что оно проходит в юбилейный, двадцатый раз, но и потому, что там будут обсуждаться подходы к выстраиванию новой экономической реальности. Однако успешное решение этой задачи невозможно без проведения новой, уже третьей по счету перестройки отношений между бизнесом и властью.

Интервью

За последние месяцы ситуация на сирийских фронтах значительно улучшилась – взята пальмира, готовится наступление на «столицу» ИГ Ракку. О военно-тактических и политико-дипломатических аспектах сирийской войны «Политком.RU беседует с военным экспертом, заместителем директора Института стран СНГ Владимиром Евсеевым.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Аналитика

01.09.2010 | Алексей Макаркин

Проект с неясной судьбой

Вопрос о судьбе трубопровода «Южный поток» остается одним из ключевых для российской политики в газовой сфере. Альтернативный европейский проект Nabucco продолжает составлять ему конкуренцию; вопрос о том, какой трубопровод будет построен, может решиться уже к концу нынешнего года (начало реализации одного проекта может сделать невостребованным другой). В настоящее время организаторы обеих проектов проводят напряженные переговоры с заинтересованными странами. В случае с «Южным потоком» речь идет о транзитных государствах, среди которых выделяется Болгария, потенциально способная сыграть такую роль не только для российско-итальянского проекта, но и для Nabucco.

Напряженные российско-болгарские консультации завершились нынешним летом решением о продолжении участия Софии в проекте «Южный поток». В обмен Болгария получит скидку на российский газ, размер которой пока не обнародован. Ранее болгарский премьер Бойко Борисов заявлял о потере интереса его правительства к «Южному потоку», а «Газпром» демонстративно начал переговоры с Румынией о ее привлечении к этому проекту.

Напряженный торг

До середины прошлого года Болгария была чуть ли не самым надежным балканским участником «Южного потока». У власти в стране находилось левоцентристское правительство социалиста Сергея Станишева, с которым «Газпрому» удалось выстроить конструктивные отношения, хотя и не без проблем. В апреле прошлого года Владимир Путин даже отменял свой визит в Софию, так как к этому времени не удалось «утрясти» все подробности соглашения о вхождении Болгарии в этот проект. Но уже в следующем месяце, во время визита Станишева в Москву, болгарские власти согласились присоединиться к «Южному потоку». В то же время Москва отказалась выполнить требование Болгарии отказаться от посредника между «Булгаргазом» и «Газпромом».

Отметим, что «Газпром» является монопольным импортером природного газа в Болгарию. 70% российского газа в Болгарию импортирует Overgas Inc (СП «Газпром экспорта» и компании Overgas Holding предпринимателя Сашо Дончева, созданное на паритетных началах – схема, напоминающая известную «Росукрэнерго»), продавая практически весь объем компании Bulgargaz. Еще один посредник - WIEE (СП «Газпрома» и немецкой Wintershall). и Объем поставок по первому контракту составляет до 2,5 млрд куб. м., по второму - до 700 млн куб. м. Впрочем, в прошлом году из-за кризиса общий объем поставок в эту страну составил около 2,64 млрд куб. м. Кроме того, между «Газпром экспортом» и посредниками есть еще одно промежуточное звено - Gazprom Germania.

Ситуация в российско-болгарских отношениях стала меняться в июле 2009 года, после очередных парламентских выборов, когда был сформирован правоцентристский кабинет Бойко Борисова, бывшего генерала милиции, борца с коррупцией, мэра Софии и основателя партии «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ), получившей около 40% голосов избирателей. Уже тогда наблюдатели прогнозировали, что Борисов постарается пересмотреть условия соглашения по «Южному потоку», в частности, ужесточить позицию по вопросу о посреднике. Торг, который при Станишеве был относительно спокойным, действительно, принял куда более сложный характер.

Сразу же после прихода к власти Борисов заявил о необходимости приостановить переговоры по совместным с Россией энергопроектам - строительству болгарского участка South Stream, АЭС «Белене» и ТЭС в Скопье, а также заключению нового договора о поставках российского газа. В сентябре прошлого года Борисов побывал с визитом в России. Однако переговоры не внесли ясности в отношения. Владимир Путин тогда давал понять, что позиция Болгарии для России не очень понятна. Борисов, в свою очередь, тогда дал осторожный позитивный ответ на продолжение сотрудничества по «Южном потоку» и высказал сомнения по поводу другого проекта - нефтепровода Бургас-Александруполис. Впрочем, последняя тема российскую сторону не очень волновала – к тому времени она уже вела переговоры с Турцией по поводу совместного участия в строительстве альтернативного нефтепровода Самсун-Джейхан.

Летом нынешнего года осторожный позитив болгарского премьера неожиданно сменился жестким негативом. 11 июня Борисов заявил, что Болгария выходит из проекта строительства нефтепровода Бургас-Александруполис (проект, в котором также принимают участие российская «Транснефть» и Греция) и замораживает строительство АЭС «Белене». Правда, позже министр энергетики Болгарии Трайчо Трайков заявил, что власти страны пока не приняли официальных решений на этот счет. На первый взгляд, кажется, что речь шла о классическом сценарии «доброго и злого следователей», но против этой версии свидетельствует то обстоятельство, что противоречащие друг другу заявления были сделаны в течение крайне короткого времени, что было невыгодно болгарскому правительству с имиджевой точки зрения. Похоже, что если премьер делал политические заявления, то «отраслевому» министру приходится отвечать за реальную экономику, и жесткая позиция в отношении значимых проектов и потенциальных инвесторов была ему невыгодна. К «Южному потоку» эти темы формально не имели отношения, но понятно, что речь шла об общем формате российско-болгарских отношений, непосредственно влияющем на перспективы реализации и газопроводного проекта.

Тем более, что уже 12 июня заместитель главы МИД Болгарии Марин Райков сказал, что «Южный поток» вызывает «много вопросов» и конкурирующий европейский проект Nabucco для страны важнее. В начале июля появилась информация о том, что правительство Болгарии инициировало прокурорскую проверку газовых соглашений с Россией. Похоже, что именно последний фактор и носил решающий характер – болгарская сторона давала понять, что ключевым для нее является именно вопрос газовых контрактов. И она намерена добиться более серьезных результатов, чем кабинет Станишева, в деле удаления нежелательного посредника. Тем более, что для ужесточения позиции болгарских властей были и политико-экономические причины: цены на газ для Болгарии по состоянию на третий квартал выросли на 25% в связи с ростом себестоимости импорта и укреплением доллара.

Количество «больных» тем в российско-болгарских отношениях постоянно увеличивалось. Росавиация не дала Bulgaria Air разрешение на выполнение регулярных рейсов между Новосибирском и Бургасом и Варной. В свою очередь, министерство транспорта Болгарии заявило о готовности отменить ранее выданное российской авиакомпании S7 Airlines («Сибирь») разрешение на полеты в те же курортные города.

В ответ «Газпром» начал контригру. 16 июня Алексей Миллер провел переговоры с министром экономики, торговли и деловой среды Румынии Адрианом Видяну. На встрече обсуждалась возможность строительства в стране транзитного газопровода и хранилища газа в рамках проекта строительства «Южного потока». Ранее вопрос о Румынии как транзитной стране не рассматривался – речь шла лишь о планах строительства тупикового гахопровода-отвода. Теперь румынский маршрут стал рассматриваться в публичном пространстве как альтернатива болгарскому. Миллер заявил, что в течение двух–трех месяцев будет произведен технико-экономический расчет участия Румынии в «Южном потоке». А румынский МИД заявил, что этот проект пользуется политической поддержкой Бухареста.

Впрочем, румынский вариант изначально выглядел более сомнительным, чем болгарский. Политические отношения России и Румынии выглядят еще более сложными, чем в случае с Болгарией. У обеих стран различные подходы к ситуации в Молдавии и приднестровскому урегулированию; румынское правительство симпатизирует нынешнему и.о. президента Молдавии Михаю Гимпу, который считается самым негативно настроенным в отношении России молдавским политическим лидером. Недавний шпионский скандал (задержание румынского дипломата в Москве с последующей его высылкой и ответное объявление «персоной нон грата» сотрудника российского посольства в Бухаресте) подтвердил непростой характер двусторонних отношений. Похоже, что начав демонстративные переговоры с Румынией (информация о которых быстро стала предметом внимания СМИ), Россия рассчитывала «надавить» на Болгарию.

Противоречивый компромисс

Ситуация с участием Болгарии в «Южном потоке» оставалась в «подвешенном» состоянии вплоть до середины июля, когда был достигнут компромисс. В начале июля Болгарию с официальным визитом посетил вице-премьер России Виктор Зубков, который смог договориться о подписании «дорожной карты» проекта, определяющей детали его технико-экономического обоснования. По данным «Коммерсанта», газотранспортная система Болгарии будет включена в «Южный поток», причем все уже построенные трубы останутся в собственности этой страны. Трубы, которые необходимо возвести, будут принадлежать «Газпрому» и Болгарии на паритетных началах. Впрочем, вопрос о цене на российский газ, который болгарская сторона увязала с проблемой «Южного потока», оставался нерешенным.

После визита Зубкова переговоры активизировались, хотя и носили непростой характер – 16 июля их участники заседали всю ночь, прежде чем пришли к компромиссу. На следующий день «дорожная карта» была подписана министрами энергетики двух стран Сергеем Шматко и Трайчо Трайковым. Протокол по поставкам газа в Болгарию одновременно подписали зампред правления «Газпрома» Александр Медведев и глава Bulgargaz Димитар Гогов. На официальной церемонии присутствовал премьер Борисов. Он сообщил, что переговоры с Россией о поставках газа оказались успешными. По словам Борисова, Софии удалось добиться от «Газпрома» снижения цены на газ, а также полного отказа от посредников при продаже газа Болгарии – теперь контракты будут заключаться напрямую с Bulgargaz. Размер скидки премьер не назвал. При этом Борисов заявил, что Болгария по-прежнему заинтересована участвовать в «Южном потоке», и между двумя странами нет нерешенных проблем по этому вопросу.

28 июля Болгария, вместе с Грецией, сделала еще один шаг, подчеркнуто благоприятный в отношении «Южного потока». По итогам переговоров премьер-министров Болгарии и Греции Борисова и Георгиоса Папандреу было принято заявление, в котором, в частности, говорилось, что основным приоритетным проектом газопровода для Евросоюза является российский «Южный поток». В ответ комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что для ЕС более предпочтительным проектом является Nabucco. Он подчеркнул, что Южный поток является «интересным проектом» для Евросоюза, однако не гарантирует прямых поставок газа в Европу, поэтому не может иметь статуса приоритетного. Понятно раздражение европейцев «сепаратным» заявлением двух лидеров стран-членов ЕС, которое могло быть объяснено необходимостью подчеркнуть близость позиций хотя бы по одному «трубопроводному» вопросу (о другом – нефтепроводе Бургас-Александропулис – где расхождений существенно больше, см. далее).

Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что до идиллии еще далеко. В-первых, СП «Газпрома» и Bulgargaz, согласно «дорожной карте», должно быть создано лишь в феврале 2011 года, тогда как вопрос об инвестициях в строительство Nabucco должен быть окончательно решен до конца нынешнего года. Таким образом, болгарские власти оставляют за собой возможность оказать предпочтение европейскому проекту. Более того, через несколько дней после подписания документов с Россией правительство Болгарии одобрило соглашение об участии в Nabucco. По словам представителей болгарских властей, в соглашении обозначены правовые, регуляторные и прочие условия строительства газопровода на территории Болгарии. «Одобрение соглашения должно привлечь к проекту частных инвесторов, а также поспособствовать реализации проекта», - говорится в официальном сообщении правительства страны.

Во-вторых, неясным остается вопрос, на сколько именно снизится для Болгарии цена на российский газ. Министр Шматко сказал лишь, что достигнутые договоренности позволят Болгарии получать газ по «преференциальным ценам». В свою очередь его коллега Трайков заявил, что подписанные документы – этот лишь начало; Россия и Болгария должны договориться о конкретных деталях новых контрактов на поставку газа к 30 июня 2011 года. А первый проект прямого договора между «Газпром экспортом» и Bulgargaz российская сторона направит в Софию до 10 августа нынешнего года. Таким образом, до следующего года посредники останутся. Исключение может составить Gazprom Germania: в июне Александр Медведев обещал, что эта компания будет исключена из схемы поставок в ближайшее время.

В-третьих, болгарская сторона продолжает поиск альтернатив российскому газу. В частности, модная «сланцевая» тема не обошла стороной и Болгарию. Американские компании Chevron и Integrity Towers намерены добывать сланцевый газ в этой стране. Сейчас власти Болгарии готовят тендеры на разработку месторождений. Запасы сланцевого газа в Болгарии, по оценке посольства США в этой стране, могут составлять 25 млрд куб. м. Впрочем, эта альтернатива может быть актуальна лишь в долгосрочной перспективе - по расчетам болгарского министерства экономики, промышленная добыча сланцевого газа в стране может начаться только через пять-десять лет.

Проект с неясной судьбой

Что касается проекта Бургас-Александруполис, то снижение (но не исчезновение) интереса к нему со стороны России привело к тому, что его обсуждение во время переговоров с Зубковым и Шматко, насколько можно судить, не проводилось. Напомним, что трансбалканский нефтепровод Бургас-Александруполис мощностью 35 миллионов тонн в год с возможным расширением до 50 миллионов тонн должен пройти из порта Бургас на Черном море в порт Александруполис на Эгейском море. Нефтепровод Бургас-Александруполис, как и конкурирующая с ним труба Самсун-Джейхан, изначально предназначен для транспортировки нефти по суше в обход перегруженных черноморских проливов Босфор и Дарданеллы.

Однако интерес к «православному нефтепроводу» (как его называли несколько лет назад) сейчас проявляет Греция – ее премьер Георгиос Папандреу остается сторонником этого проекта. Впрочем, 22 июля Владимир Путин провел телефонные переговоры с Борисовым и Папандреу и договорился о встрече с греческим премьером – возможно, на ней определится судьба нефтепровода.

Пока что в результате переговоров, прошедших в Софии 22-23 июля, болгарская сторона, по данным агентства РИА «Новости», согласилась погасить задолженность по проекту строительства нефтепровода в размере 4,88 миллиона евро. «Болгарские партнеры продолжают изучать содержание проекта с точки зрения выгоды и экологических рисков, но, по нашим оценкам, есть понимание с их стороны, что выходить из него нецелесообразно», - заявил тогда вице-президент «Транснефти» Михаил Барков. Но уже 28 июля стало известно, что правительствам Болгарии и Греции не смогли достичь договоренности относительно строительства нефтепровода. Позиция Болгарии по отношению нефтепровода осталась неизменной, категорически заявил Борисов. Экология всегда была для нас на первом месте, мы ожидаем экологическую оценку, но и она стоит денег, добавил болгарский премьер. Он объяснил, что все три стороны проекта должны заплатить за экооценку. Более того, Борисов опроверг информацию РИА «Новости» о погашении задолженности болгарской стороной, демонстративно заявив, что не читает сообщений российских агентств, а предпочитает информацию Reuters.

Тогда же экс-премьер Станишев подверг позицию Борисова резкой критике: «Мы должны искать наилучших экологических гарантий для нефтепровода Бургас-Александруполис, но я сильно сомневаюсь, что экологическая безопасность является настоящей причиной, по которой кабинет Борисова замораживает проект». Станишев явно намекает на политические соображения, которыми руководствуется нынешнее правое болгарское правительство – речь идет о стремлении Болгарии подчеркнуть свою солидарность с ЕС в ситуации, когда страна не исключает возможности участия в «Южном потоке», что может быть воспринято как нарушение европейской солидарности. По словам Станишева, нежелание Болгарии строить нефтепровод приведет к упущенной выгоде, поскольку Россия может построить совместный с Турцией альтернативный нефтепровод Самсун-Джейхан.

Теперь болгарская делегация 8-9 сентября проведет в Москве переговоры по проекту строительства нефтепровода. «Представители болгарской стороны заслушают презентацию по проекту Бургас-Александруполис», - отметил официальный представитель «Транснефти» Игорь Демин. По его словам, делегацию возглавит вице-премьер, министр финансов Болгарии Симеон Дянков – то есть консультации будут вестись на достаточно высоком уровне.

Представляется все же, что, несмотря на все сомнения и весьма сдержанное отношение со стороны ЕС, Болгария рассматривает в качестве приоритета сотрудничества с Россией «Южный поток», а свою лояльность проекту Nabucco подчеркивает для страховки, на тот случай, если будет начато строительство именно «европейского» газопровода. Что же до нефтепровода, то его перспективы выглядят куда более сомнительными – видимо, с учетом того, что для обеих стран стратегическая значимость этого проекта является неочевидной.

Алексей Макаркин – вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Заявления и события последних двух лет указывают на заметное переосмысление властью роли СМИ и их места в политической сфере. Много дискуссий разворачивается вокруг тенденций в журналистике не только между провластными и оппозиционными силами, но и внутри самой власти, которая в последнее время делает очевидные попытки осмыслить новую роль СМИ.

В Украине активно проходит процесс декоммунизации – переименовываются населенные пункты и улицы, снимаются памятники советским государственным деятелям. На фоне нерешительного проведения реформ в других сферах борьба с советскими символами становится областью, в которой украинские власти продвинулись наиболее далеко. А различные способы сопротивления декоммунизации не приводят к успеху.

Сегодня в России тезисы об открытости власти и о необходимости поставить ее под общественный контроль активно используются и властью, и оппозицией. Развитие институтов взаимодействия власти и общества, в конечном счете, приводит и к формированию новых моделей взаимодействия государства с экспертным сообществом.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net