Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

18 декабря в публичном пространстве появилась информация о прошедших обысках в доме Михаила Гуцериева и связанных с ним компаниях. При этом представитель группы «Сафмар» опроверг информацию об обысках: «Все компании группы «Сафмар» и ее руководитель Гуцериев работают в штатном режиме». Сам Гуцериев в интервью РЕН ТВ назвал сведения об обысках провокацией.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

23.09.2010 | Татьяна Становая

Медведев указал на Иран

Президент России Дмитрий Медведев подписал Указ о запрете на передачу Ирану комплексов С-300, бронетехники, боевых самолетов, вертолетов и кораблей. Основание –санкции ООН, вокруг которых внутри российской элиты разгорелись полуофициальные дискуссии. Указ президента ставит крест на этой дискуссии и, по сути, является не столько юридическим, сколько политическим решением. Это четкий сигнал, что Россия намерена минимизировать диверсификацию своей внешней политики на иранском направлении.

Санкции ООН были одобрены 9 июня 2010 года. Указ появился только сейчас, что подтверждает неоднозначность мнений внутри российской элиты. Причем его появление может говорить и об усугублении разногласий: в противном случае Указ был бы избыточным. «Указом, в частности, запрещается транзитное перемещение через территорию России (в том числе воздушным транспортом), вывоз с территории России в Иран, а также передача Ирану вне пределов России с использованием морских и воздушных судов под Государственным флагом России любых боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем, как они определяются для целей Регистра обычных вооружений ООН, зенитных ракетных систем С-300, либо материальных средств, связанных со всем перечисленным, включая запасные части», - цитирует РИА «Новости» сообщение пресс-службы Кремля.

Этим же указом президент запретил въезд на территорию России и транзит через РФ тем иранцам, которые связаны с ядерной деятельностью Ирана. Кроме того, вводится запрет на оказание финансовых услуг российскими физическими и юридическими лицами, если есть основания полагать, что эти операции имеют отношение к ядерной деятельности Ирана. Запрещаются и любые операции с активами или ресурсами, которые находятся или окажутся на территории РФ и будут связаны с иранской ядерной программой.

Однако Указ в любом случае стал предметом компромисса. Так, ранее начальник Генштаба ВС РФ Николай Макаров не сумел дать однозначного ответа на вопрос, будет ли разорван соответствующий контракт. «Посмотрим, это будет зависеть от поведения Ирана», - сказал он.

Контракт по поставкам Ирану комплексов противовоздушной обороны С-300 был подписан еще в конце 2007 года. Россия, по условиям сделки, должна была поставить Ирану пять дивизионов зенитной ракетной системы (ЗРС) С-300ПМУ-1 на общую сумму около 800 миллионов долларов. На фоне «перезагрузки» Россия значительно пересмотрела объемы своего сотрудничества с Ираном. Выполнение контракта по С-300 было приостановлено «по техническим причинам». И хотя официально об этом не говорилось, но на неформальном уровне источники в МИД уже не раз давали понять, что это делалось в рамках договоренностей с США. И Кремлю это сделать не так сложно, учитывая глубокое разочарование политикой Ирана в 2006 году, когда были сорваны все договоренности об обогащении урана на территории третьих стран (тогда речь шла о создании специальных центров, в том числе в России). Это стало своего рода психологическим переломным моментом для Москвы.

Более того, Иран никогда не был для Кремля приоритетным политическим партнером. Для Москвы отношения с Ираном выполняли две важнейшие функции. Первое - обеспечение рынка сбыта для продукции российского ВПК, а также атомной отрасли. Второе - это возможность маневрировать в диалоге с США. И Указ президента фактически блокирует обе эти функции, значительно сужая вектор внешней политики и делая его более однонаправленным в пользу нормализации отношений с Вашингтоном. Однако это решение в любом случае далось не просто. В июне премьер-министр Владимир Путин выступил с весьма противоречивым заявлением, указав, что «международные резолюции не должны быть избыточными, они не должны ставить иранский народ в ложное положение». Он добавил, что «Иран имеет право на мирную ядерную программу...». Это заявление поступило уже после того, как стало известно, что Россия поддержала жесткий вариант резолюции ООН. А глава МИД России Сергей Лавров говорил, что оборонительные вооружения, к коим относится комплекс С-300, не попадают под действия санкций ООН.

Это стало началом полуофициальной дискуссии, которая отразилась и в публичном пространстве. На следующий день после заявления Лаврова источник в Кремле опроверг в комментарии «Газете.ру». Источник заявил, что комплексы ПВО С-300 подпадают под действие санкций и этот вид вооружений не может быть поставлен в Иран. Только позднее, во время визита во Францию, Владимир Путин официально заявил, что Россия решила приостановить поставки С-300. Собственно это проблема далеко не просто риторики. Это вопрос приоритетов: «приостановка» по добровольному, неюридическому основанию означает обратимость и гибкость позиции. Запрет, на чем настоял президент, - это жесткость позиции и принятие на себя неких обязательств за ее исполнение. Это совершенно иной уровень политической ответственности, который не просто определяет характер внешней политики, но и подчеркивает амбиции президента на доминирование в выработке основных приоритетов.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net