Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

11.10.2010 | Сергей Слободчук

Приступ конституционной амнезии

Казалось бы, с решением Конституционного суда, который отменил изменения в украинскую Конституцию, известные под названием «политреформа», главная политическая интрига разрешилась. Но на самом деле, она разрешилась, сдвинув лавину вопросов, ответы на которые будут формулироваться вплоть до завершения всего первого срока президента Януковича.

Воинствующая амнезия

Впрочем, удивительно даже не сомнительное с юридической точки зрения решение КС – во-первых, высший суд конституционной юрисдикции уже не впервые отличился, выдав решение как на заказ под политическую конъюнктуру, а во-вторых, именно такой поворот был ожидаем, – а реакция простого украинца. Того самого, который выбирает украинского президента, Верховную Раду, торгует на базарах, выплавляет сталь, собирает урожай зерновых, платит налоги и т.д. То есть в своей сумме представляет тот самый народ, который согласно Конституции является источником власти. Так вот, «единственный источник власти» встретил настолько поворотное и неординарное событие, продемонстрировав к происходящему железобетонную апатию. С тем же успехом Конституционный суд мог вообще отменить Конституцию или прямо на своем заседании принять новую, одновременно объявив Украину монархией. Такое впечатление, что такой шаг вряд ли вызвал бы даже разговоры на кухне, не говоря уже об акциях протеста.

Политический ветер поменялся – если 6 лет назад в разгар Майдана именно Партия регионов вместе с Леонидом Кучмой и Александром Морозом выступили движущей силой политреформы, в которой видели страховку после победы Виктора Ющенко, то сегодня именно депутаты правящей партии инициировали и поддержали приступ политической амнезии, просто вычеркивающий последние 6 лет из политической истории и практики.

Двусторонний договор между несуществующими участниками

Почему сегодняшняя украинская власть и Конституционный суд пошли на самый ломовой вариант решения вопроса и в чем секрет полного равнодушия «простого украинца» к вопросу первоочередной важности? Давайте исходить из того, что украинская Конституция с очень большой натяжкой может называться «конституцией» в классическом понимании этого термина, так как не является общественным договором между государством и гражданином. Ни в широком, ни в узком смысле.

Начнем с того, что документ, проголосованный Верховной Радой в ночь с 27-ого на 28-ое июня 1996-го года, ни в какой форме не отображал мнения украинского общества, даже по таким магистральным вопросам как форма правления и государственное устройство. Конституция-96 является оттиском интересов и аппетитов групп влияния, допущенных к процессу разработки, редактирования и принятия Основного закона. Краткий экскурс в историю: на этапе разработки текста группой №1 являлись Леонид Кучма и руководство его Администрации (а также стоявшие за их спиной группировки номенклатуры, «красных директоров» и зарождавшегося крупного бизнеса), но на этапе согласования текста и постатейного голосования в Верховной Раде на первые роли выдвинулись руководители депутатских групп в Верховной Раде во главе со спикером Александром Морозом (председатель Социалистической партии Украины с дня основания до 2010 года).

Что касается мнения украинского общества, то вопрос так не ставился вообще. «Простого украинца» просто поставили перед фактом, назвав Основным законом двусторонний договор, разграничивший расклад сил и закрепивший полномочия между ключевыми политическими и экономическими группировками, которых представляли на тот момент президент Леонид Кучма (и глава его Администрации Дмитрий Табачник), премьер-министр Павел Лазаренко и председатель Верховной Рады Александр Мороз.

Попытки обратиться к воле народа за всю историю украинской Конституции предпринимались всего дважды и оба раза, как ни удивительно, «авторитарным» Леонидом Кучмой. Пусть конституционный референдум 2000-го года, а особенно всенародное обсуждение политреформы в 2004-м, обвиняли в копировании лучших традиций советского «одобрямса», но это были единственные случаи в новейшей истории Украины, когда власть пыталась заручиться народным согласием для придания своим инициативам легитимности.

Идея политреформы прозвучала сразу же после принятия Конституции, но реальную политическую поддержку обрела только к началу 2000-х. К тому времени финансово-промышленные группировки вытеснили «красных директоров» из экономики и политики и к выборам 2004-го года стали претендовать на управление государством. И вот здесь сработала заложенная в 1996-м году мина, когда Конституция принималась, отправив «в игнор» все демократические способы. Новые политические проекты: Партия регионов, «Наша Украина», СДПУ (о), - к тому времени претендовавшие на контроль над Верховной Радой, не имели никакого отношения ни к тексту, ни к процедуре принятия этого двустороннего договора. А главное, заканчивался президентский срок самого влиятельного политика десятилетия – президента Леонида Кучмы. Как итог, новые политические и экономические кланы больше не могли воспринимать двустороннее соглашение, так как со сцены сходила последняя оставшаяся сторона такого договора.

Политическая реформа 2004-го года по своей сути являлась римейком конституционной истории 1996-го, так как снова к принятию Основного закона страны были допущен только ограниченный круг:

- кандидат в президенты Ющенко и его союзники «Наша Украина», Социалистическая партия Александра Мороза, группа «Центр» и более мелкие депутатские образования (Юлия Тимошенко и ее фракция были единственным «оранжевым» проектом, который проголосовал «против» 8-го декабря 2004-го года);

- кандидат Виктор Янукович, фракция Партии регионов, его союзники в виде СДПУ (о) и более мелких фракций;

- спикер парламента Владимир Литвин и подконтрольные ему депутаты;

- уходящий президент Леонид Кучма.

И, конечно же, стоявший за каждым из участников сверхкрупный бизнес. Свой отпечаток на процедуру и текст документа наложила политическая конъюнктура – именно в этот период проходили массовые протесты на Майдане.

Ни в первой, ни во второй серии мнение общества не учитывалось даже в качестве совещательного голоса или декоративного ритуала. Если говорить более детально, то финальный проект документа не публиковался (в 1996-м Конституция голосовалась постатейно с одновременным внесением поправок, в 2004-м в самый последний момент были включены еще несколько норм), отсутствовали всенародное обсуждение, а тем более референдум как форма всенародного голосования. Тем более, ни в первом, ни во втором случае политические партии и блоки, идущие на выборы, не объявляли, что собираются принимать Конституцию, поэтому ни в 1996-м, ни в 2004-м парламент не получал от народа мандата на любые конституционные действия.

Метод «красных тряпок»

Несмотря на то, что пропрезидентское большинство в Верховной Раде с поразительной скоростью начало приводить законодательство в соответствие с новой-старой Конституцией, все еще остаются два варианта развития событий.

Первый, самый ломовой способ, в виде возвращение к варианту 1996-го года – это повторение старых ошибок, воскрешение практики двустороннего договора между президентом и парламентом. Самое опасное даже не в негативной реакции европейского сообщества, которая прозвучит в ближайшее время, а в том, что такой шаг хромает с точки зрения легитимности. Пройдет не более 5 лет, и новые политические проекты, новые финансово-промышленные группировки, короче говоря, новые группы влияния снова продемонстрируют, что не признают Конституцию, которая является чужим двусторонним договором и к составлению текста которой они допущены не были. А самое главное, что такая Конституция снова не опирается на народное согласие. Такой способ – это снова закладывание мины, которая обязательно сработает, а новая политреформа будет главным условием торга во время выдвижения Виктора Януковича на второй срок.

Второй вариант развития событий возможен хотя бы потому, что представители сегодняшней власти уже неоднократно демонстрировали подобную тактику. Схематично она выглядит так: сначала происходит намеренно жесткий перегиб, например, принимается драконовский закон о местных выборах, который просто выпячивает несколько «красных тряпок», вызывающих всеобщий вой оппозиции и негативную реакцию международный структур типа ПАСЕ. Затем власть идет на демонстративные уступки, когда самые резонансные нормы отменяются. Оппозиция празднует победу, европейские институции успокаиваются. В то же время, сконцентрировав все противодействие на откровенных «красных тряпках», а затем, якобы, отступив, власть проталкивает нужные ей правила, на которые и рассчитывала с самого начала.

В копилку такой версии играет и то, что президент Янукович в своем обращении к народу поддержал идею созыва Конституционной ассамблеи и принятия Конституции на всенародном референдуме. Тактически такой способ является более рисковым, зато в долгосрочной перспективе он принесет надежные дивиденды тому, кто сможет реализовать такую схему. Скорее всего, в виде поста следующего президента Украины.

Сергей Слободчук - политолог

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net