Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

11.10.2010 | Татьяна Становая

Выбор нового мэра Москвы на фоне демонтажа режима Лужкова

На пост мэра Москвы в минувшую субботу были выдвинуты четыре кандидата - руководитель Минтранса Игорь Левитин, руководитель аппарата правительства РФ Сергей Собянин, губернатор Нижегородской области, в прошлом - вице-мэр Москвы Валерий Шанцев, а также исполняющая обязанности вице-мэра Москвы Людмила Швецова. Еще ранее и.о. мэра Москвы Владимир Ресин, возглавляющий столицу в переходный период, достаточно активно начал демонтаж символов лужковской эпохи. В правительстве города начались крупные кадровые перестановки. Со скандалом уволен префект Северного округа столицы Олег Митволь. Обсуждается вопрос о переносе памятника Петру 1, вызывавшего в свое время крайне противоречивую реакцию.

Юрий Лужков был отправлен в отставку в ситуации, когда федеральный центр не имел готового решения по кандидатуре нового мэра. Это внесло большой элемент спонтанности в процесс принятия решений. Параллельно происходило два процесса – начало кадровой «чистки» и демонтажа символов лужковского режима и подбор кандидатур на пост мэра Москвы в условиях согласования приоритетов участниками правящего тандема.

Став во главе города, Владимир Ресин начал кадровую «чистку». Уволен вице-премьер столичного правительства Александр Рябинин, считавшийся протеже Елены Батуриной в столичном руководстве (почти сразу против него было возбуждено уголовное дело). Конфликтным был уход префекта Северного округа Москвы Олега Митволя, что, впрочем, является традиционным для него (ранее он также с конфликтом ушел из Росприроднадзора). Не исключено, что его назначение было реализовано в рамках неких неформальных обязательств Юрия Лужкова перед отдельными группами влияния на федеральном уровне (не исключено, что об этом мэра попросил вице-премьер правительства Игорь Сечин, защищавший Митволя в период его конфликтов с руководителями ведомства). После ухода Лужкова прежние обязательства просто утратили свою актуальность. Более того, против Митволя свидетельствует и постоянная напряженность вокруг его фигуры: он воевал с движением «Наши», судился с Жириновским, принимал спорные с точки зрения закона решения о запрете на продажу сигарет и алкоголя в ларьках округа и др.

Видимо, «чистка» будет продолжена. В начале прошлой недели стало известно, что свои посты покидают и.о. заместителя мэра Москвы, руководитель комплекса имущественно-земельных отношений города Владимир Силкин и и.о. руководителя департамента потребительского рынка и услуг столицы Владимир Малышков. Однако сразу после появления этого сообщения в прессе Силкин опроверг эти данные. В то же время целый ряд чиновников высокого ранга имеет неплохие шансы сохранить свои посты – представляется, что федеральный центр хотел бы усилить свое влияние на столичную власть, но не склонен к демонтажу системы. Скорее, речь может идти о смешанном контроле над Москвой со стороны «федералов» и оставшихся столичных чиновников. Из существующей системы могут быть сохранены такие важные компоненты как модель отношений власти и общества (патерналистского в своем большинстве), модель контроля и распределения важнейших ресурсов, общая управляемость и лояльность «средних этажей» бюрократии, включая контроль за политическим и электоральным процессами. Механизмом «смешанного контроля» может быть разделение постов мэра и председателя правительства Москвы – мэр-«федерал» при реализации этой схемы будет выполнять, скорее, политические функции, а премьер-«москвич» - хозяйственные.

В то же время Ресин начал планомерно демонтировать главные символы лужковского режима. Была закрыта программа «Момент истины» с ее ведущим Андреем Карауловым – она долгое время была «спецоружием» московского правительства. Именно в ее рамках готовился ответ на серию компрометирующих Лужкова фильмов по федеральным телеканалам. Было приостановлено строительство депозитария на Боровицком холме, вызывавшее критику со стороны движения «Архнадзор», с представителями которого Ресин успел встретиться. Наконец, ярким символом, демонстрирующим готовность Ресина подвести черту под лужковским правлением, стало предложение о переносе памятника Петру I. Известно, что Лужков особенно тепло относится к творчеству автора проекта Зураба Церетели, и памятник был установлен вопреки сопротивлению и спорам о его уместности и культурной ценности. Символичным также стало предложение и.о. вице-мэра Москвы Валерия Виноградова переименовать улицы Москвы и станцию метро, названные в честь комиссара Уралсовета Петра Войкова, причастного к расстрелу царской семьи. Ранее Лужков отстаивал важность сохранения прежних названий (инициатива Виноградова выглядит контрастной по отношению к подчеркнуто «советской» позиции Лужкова, выступавшего в этом году за использование образа Сталина в наглядной агитации к 65-летию Победы).

Сложнее обстоит дело с митингами оппозиции. С одной стороны, еще до отставки Лужкова суды в ряде случаев начали принимать решения в ее пользу, а уже при Ресине в Москве впервые разрешили акцию гей-движения, против которого традиционно решительно выступал Лужков. С другой стороны, оппозиционерам, как и раньше, не позволили провести акцию «День гнева» напротив мэрии (мотивировав это решение, в частности, опасениями нанесения ущерба памятнику Юрию Долгорукому). Это неудивительно, потому что жесткую позицию по отношению к оппозиции занимали не только московские, но и федеральные власти. Был разрешен митинг новосозданного движения «Против произвола и коррупции» (Немцов, Рыжков, Милов, Касьянов), но в связи с тем, что его организаторы отказались от демонстративной тактики «несогласных», настаивавших на разрешении на проведении митингов в заведомо «конфликтных» местах, и согласились на проведение акции на Болотной площади, против чего власть никогда не возражала.

Одновременно Ресин начал предпринимать жесткие шаги по сохранению контроля над ситуацией в городе. Знаковым стало и назначение Владимира Шукшина главой Москонтроля вместо Рябинина. Генерал-лейтенант, доктор наук Владимир Шукшин считался одним из доверенных лиц Юрия Лужкова. Сначала он был начальником охраны Лужкова, затем его советником, решая в первую очередь те же вопросы обеспечения личной безопасности мэра. В начале января 2006 года Шукшин был назначен заместителем руководителя аппарата мэра и правительства Москвы. По мнению источника «Газеты.Ru» в мэрии, Шукшин всегда играл роль «спасательного круга», и сейчас он пришел в Москонтроль, чтобы «подчистить» остающиеся в нем дела и «спасти то, что еще можно спасти». «Над командой Лужкова собираются тучи, и на Шукшина и его друзей возлагаются большие надежды, - рассказал источник. - С Рябининым сейчас никто не будет иметь дело - он под следствием».

В совокупности к концу прошедшей недели сложилась ситуация, при которой деятельность и активность Ресина выстроились в мощное кадровое предложение, вынесенное на рассмотрение двух участников тандема. Ресин приложил массу усилий, чтобы доказать, во-первых, готовность дистанцироваться от Лужкова и его наследия. Во-вторых, свою полную политическую лояльность. Он встретился с Владимиром Путиным, после чего в кратчайшие сроки был принят в партию власти «Единая Россия». Ресин также сделал знаковое заявление, призванное доказать отсутствие у него собственных амбиций. В интервью «Комсомольской правде» он признался, что его фамилии в списке быть не должно, а кандидаты должны быть моложе его на 20-25 лет. В это заявление мало кто поверил - оно могло казаться формой политкорректности. Однако затем Ресин еще раз отказался от должности мэра (в интервью НТВ, которое было показано в воскресенье, но его основное содержание появилось в СМИ уже в субботу утром). Не исключено, что он – в силу опыта и демонстрируемой лояльности федеральной власти - может претендовать на пост столичного премьера, если реализуется связка «мэр – председатель правительства».

Тем временем, на федеральном уровне активизировался процесс поиска потенциальных сменщиков Лужкова. Он связан с двумя факторами – нахождением баланса между участниками правящей диархии и необходимостью обеспечить стабильность в Москве в условиях приближающейся зимы и предстоящих парламентских и президентских выборов. Похоже, что фигура Ресина, несмотря на все его стремление сблизиться с Кремлем, не устроила Дмитрия Медведева – президент жестко следует принципу не предлагать кандидатуры старше 70 лет. В то же время Путин, возможно, рассматривал эту кандидатуру в качестве вероятной – в противном случае, трудно объяснить его встречу с Ресиным и быстрое вступление последнего в ряды «Единой России», возглавляемой премьером.

В результате, были предложены четыре кандидатуры, причем каждая из них, видимо, имеет свое содержание. Фигура Швецовой должна показать преемственность социальной политики московских властей (скорее всего, она сохранит свой пост в правительстве Москвы), Шанцев, наряду с Ресиным, рассматривается в качестве «человека номер два» в будущей московской администрации, призванной поддерживать стабильность системы управления столицей. Самой неожиданной фигурой в списке является Левитин, чья фамилия могла появиться в нем в связи с проблемой «пробок», ставшей хронической для Москвы. Кроме того, Владимир Путин недавно совершил своего рода «приемку» трассы Чита-Хабаровск, проехав по ней на «Ладе-Калине» - реконструкцию этой дороги курировал Левитин.

Фаворитом считается глава аппарата правительства Сергей Собянин. Против него были два фактора. Первый – это возможное назначение главой избирательного штаба будущего кандидата в президенты. «Ведомости» ранее писали, что Путин хотел бы сохранить за ним предвыборную функцию, однако невозможность выдвижения кандидатуры Ресина, видимо, привела к тому, что он стал «путинским» кандидатом. Но это актуализирует второй фактор - амбиции Медведева, который, возможно, хотел бы видеть на посту мэра человека, более автономного от Путина и при этом имеющего менее сложные отношения с главой государства (по некоторым данным, отношения между президентом и Собяниным складывались непросто). По данным «Независимой газеты», Путин настойчиво предлагал кандидатуру Собянина, тогда как Медведев подчеркивал необходимость того, чтобы ассоциировался не с кем-то из членов диархии, а с ней в целом. Показательно, что сама процедура подбора кандидатов в мэры была необычной, отражающей внутреннюю напряженность ситуации. В ней принял непосредственное участие Путин (в пятницу), «подключены» столичные функционеры «Единой России», а в субботу генсовет партии не смог самостоятельно определить претендентов и сделал это только в личном присутствии Медведева.

Теперь президенту нужно в кратчайшие сроки определиться с тем, кто станет мэром. При этом выбор любой альтернативы Собянину может привести к репутационным проблемам как для руководителя аппарата правительства, так и для самого премьера, протеже которого он является. Поэтому возможность выбрать другую кандидатуру, хотя теоретически и присутствует, но практически крайне маловероятна.Сам Лужков буквально в считанные дни был «вытеснен» на периферию московской политической жизни. В течение недели он вывез все свои вещи в центральный офис своей жены Елены Батуриной «Интеко». Сам он получил должность декана факультета управления крупными городами Международного университета с заработной платой в размере 1 рубля (что сразу же стало предметом внимания надзорных служб).

Объявив о готовности заняться политической деятельностью, что де-факто он начал активно воплощать: бывший мэр делает объектом своей критики персонально Дмитрия Медведева, выступая фактически на стороне Путина. Он дал достаточно скандальное интервью CNN, в котором рассказал, что «Медведев был недостаточно уверен в том, что если между ними [с Путиным] будет происходить конкуренция в будущем, то московский мэр будет на его стороне, а не на путинской». «Пока, к сожалению, мы видели целый ряд обстоятельств которые происходили в стране под присмотром Медведева: катастрофы, теракты, неурожай...Когда он увольняет или переставляет чиновников, предлагает проекты на бумаге, все это воспринимается скептически»,- сказал Лужков. Таким образом, Лужков продолжает пытаться играть на возможных противоречиях в тандеме, занимая ярко выраженную антимедведевскую позицию и стремясь оказать давление на правящую диархию.

Пока же усилилось политическое давление на самого Лужкова. С критикой в его адрес обрушились глава Счетной палаты Сергей Степашин и вице-премьер правительства, министр финансов Алексей Кудрин. Последний, в частности, заявил, что четверть приказов правительства Москвы подписывалась в закрытом режиме. Решение о раскрытии документов может быть принято в понедельник арбитражным судом. В списке спрятанных документов приказы о выделении земель в центре Москвы. Все это рождает серьезный риск начала ревизии не только местоположения памятников, но и крупных инвестиционных контрактов.

Фактор общественного мнения сыграл весьма периферийную роль в истории с отставкой. При этом решение Медведева с точки зрения публичного объяснения выглядело действительно слабо, что указывало на эмоциональный характер его принятия. По большому счету, президент показал, что кадровые решения в отношении глав регионов – это его исключительная прерогатива, вне зависимости от характера общественного отношения к увольняемой фигуре. Так, опрос ВЦИОМа показывает, что в Москве за оставление Лужкова на посту мэра высказались 49% опрошенных. При этом среди москвичей больше всего (39%) тех, кто высказывает неодобрение по поводу решения об отставке мэра. Поддерживают решение президента 35% столичных жителей (однако в других регионах таких респондентов вдвое больше - 71%).

Развитие ситуации после отставки Лужкова и скорость, с которой демонтируется его режим становится своего рода открытием в отношении устойчивости и сопротивляемости локальных режимов на территории России. Опыт доказывает, что риски социально-политической дестабилизации в случае «увольнения» авторитарного лидера были в значительной степени преувеличены. А это, в свою очередь, открывает возможности и увеличивает соблазн расширить рамки дозволенного: Медведев, приняв решение об отставке Лужкова, психологически перешагнул некую грань, за которой дальнейшие кадровые «революции» осуществлять гораздо проще.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net