Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

03.11.2010 | Игорь Бунин, Борис Макаренко

Премьер эпохи кризисов. Памяти Виктора Черномырдина

Очень грустно, когда уходят яркие и сильные люди. Особенно грустно, если вместе с такими людьми пришлось работать и проходить через непростые испытания. Трудно найти слова, трудно найти, с чего начать…

Виктору Степановичу Черномырдину судьба уготовила «разруливать» все самое горькое и тяжелое, с чем Россия сталкивалась в минувшее десятилетие. Стоять рядом с Ельциным на Васильевском спуске в дни противостояния со Съездом, приватизировать экономику, звонить террористам в Буденновске, выстраивать отношения с набиравшими силу олигархами, нести бремя управления экономикой (да и не только экономикой) при теряющем и здоровье, и популярность президенте, распределять тощие бюджетные средства при оппозиционной Думе и стоящими в очередь под его дверьми губернаторами, пытаться вернуться в большую политику в пик кризиса 1998, принуждать к миру Милошевича.

Человеческая натура так устроена, что тому, кто провел страну через подобные испытания, нечего рассчитывать на благодарность масс – напротив, на него всех собак и повесят. Виктор Степанович прекрасно понимал свою роль в этой большой политической игре – и тянул лямку с полной ответственностью и стоической выдержкой. Как сказал тогда один из его соратников, Алексей Головков, увы, тоже покойный: «Степаныч сидит на десятках мощных пружин, которые норовят его сшибить - он единственный, кто может со всем этим справиться».

Только задним умом понимаешь, что в то время и на том месте мог быть только он: лучший из «позднесоветских» управленцев, который перевел на рыночные рельсы сначала Газпром, а потом – и всю остальную экономику, «свой» для «крепких хозяйственников» советского типа, и ставший «не чужим» для рыночников-технократов. Человек, наверное, не лишенный властных амбиций, но ставивший впереди всего интересы дела, умевший заставить работать на это дело не только союзников, но и откровенных недоброжелателей и конкурентов.

История не знает сослагательного наклонения, но попробуем в этот скорбный день задаться двумя вопросами: что бы было, если бы Черномырдина сняли раньше, и если бы он в 2000 г. стал президентом России?

На первый вопрос ответ практически ясен: последовала бы чехарда премьеров, каждый из которых, может, и превосходил бы Виктора Степановича в каком-то одном качестве, но был бы заведомо слабее во всех остальных, а потому бы быстро ломал себе шею. Прогнозы о прошлом – вещь неблагодарная, но практически все знающие наблюдатели сходятся в том, что столь позорного обвала в августе 1998 Черномырдин бы не допустил. И не будем забывать: столько горьких чаш, пожалуй, не довелось испить ни одному другому политику той эпохи – Виктор Степанович пил их до дна в те дни, да еще получал «добавку» все нынешнее десятилетие, когда воцарилась неумная мода рисовать его годы одной черной краской.

Что же касается гипотетического президентства, то ясно только одно, любой, пришедший в это кресло после Ельцина имел бы ту же самую повестку дня. В чем-то Черномырдину было бы проще, потому что он как никто другой знал и глубину проблем, и цену тем, кто их создает и решает. В чем-то – тяжелее, потому что он, конечно, был больше всех «повязан девяностыми». Наиболее вероятным сценарием при его правлении была бы «олигархическая республика» - с неизбежными серьезными издержками, но с большим плюрализмом в политике и большей меритократией в бизнесе и госуправлении.

Что сделало Черномырдина тем «кризисным премьером», которого мы знаем? Помимо деловых качеств и бешеной работоспособности – это еще и колоссальное самообладание и терпение, равно как и «рабоче-крестьянский» здравый смысл – именно он выходил являлся нам теми афоризмами, которые несомненно переживут своего автора. Он хотел как лучше – и лучше других понимал, почему выходит как всегда.

Горько, очень горько осознавать, что этого яркого и интересного человека больше нет с нами. Мы считаем для себя честью, что нам довелось работать в его команде.

Игорь Бунин – президент Центра политических технологий

Борис Макаренко – председатель Правления Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net