Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

20.06.2005 | Алексей Макаркин

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ИРАНЕ: ВПЕРВЫЕ НУЖЕН ВТОРОЙ ТУР

После окончательного подсчета голосов на прошедших в Иране президентских выборах лидирует экс-президент, умеренный консерватор Акбар Хашеми-Рафсанджани, получил 20,8% голосов. Его соперником во втором туре выборов станет консерватор, мэр Тегерана Махмуд Ахмади-Нежад, за которого отдано 19,3% голосов. Как ожидается, второй тур, который по закону назначается в случае, если ни один из кандидатов не набрал более 50% голосов, пройдет в следующую пятницу. Кандидат реформаторских сил, бывший спикер парламента Мехди Кярруби, в итоге уступил обоим вышеуказанным кандидатам - за него отдали свои голоса 17,3% избирателей.

Всего на пост президента Ирана баллотировались семь кандидатов. При подготовке к выборам около тысячи претендентов получили отказ в регистрации. Их кандидатуры отклонил Совет стражей исламской революции, который по конституции исполняет надзорные функции. Подобная ситуация была и на всех предыдущих президентских выборах. Она уже вызвала неприятие со стороны американцев. Президент США Джордж Буш заявил, что президентские выборы в Иране являются лишь средством поддержания у власти определенной группы людей. Процесс выборов в этой стране, по заявлению американского лидера, "противоречит основным требованиям демократии".

Однако нельзя не отметить, что выборы впервые проходят в столь сильной конкуренции - никогда ранее для определения президента не требовался второй тур. Второй раз в истории страны результат выборов было практически невозможно предугадать до их завершения - впервые такая ситуация имела место в 1997 году, когда победу одержал нынешний президент Мохаммад Хатами, лидер реформаторов, прозванный "аятоллой Горбачевым".

Впрочем, за восемь лет правления ему удалось немного сделать в политической сферы из-за противодействия со стороны консервативных сил, контролирующих судебную систему страны, а также надзорные органы. Консерватором является и духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Система сдержек и противовесов, созданная аятоллой Хомейни, привела к тому, что значение президента и парламента существенно ограничено, и любые успехи реформаторов на выборах не позволяют им получить доминирующие позиции в стране. Разочарование в политическом курсе сторонников реформ и рост экономических проблем привели к тому, что в 2004 году реформаторы утратили большинство в парламенте, а сейчас проиграли президентские выборы.

Свидетельством определенного роста плюралистических тенденций в иранской политике является и то, что сейчас в числе кандидатов был представлен практически весь спектр политических сил, представленный в парламенте страны (впрочем, надо отметить, что представители "несистемной" оппозиции, выступающие за радикальную трансформацию политической системы страны, не были допущены к участию в выборах).

Два ярко выраженных реформаторских кандидата - Мостафа Моин и Мохсен Мехрализаде - вначале получили отказ в регистрации, но затем все же стали кандидатами. Такое решение принял аятолла Хаменеи - преемник основателя республики аятоллы Хомейни - с тем, чтобы избежать усиления напряженности в стране. В поддержку такого решения выступили не только сторонники реформ, но и умеренные политики - такие как Хашеми-Рафсанджани. К числу реформаторов относился и Кярруби - один из двух религиозных деятелей, баллотировавшихся сейчас на пост президента. Вторым был Хашеми-Рафсанджани, занимавший умеренные позиции и стремившийся дистанцироваться как от наиболее последовательных реформаторов, так и от консервативных сил.

Один из самых опытных политиков страны, дважды избиравшийся на пост ее президента (в 1989-1997 годах), соратник Хомейни, Хашеми-Рафсанджани позиционировал себя как "политический тяжеловес", который способен и поддержать стабильность в Иране, и достойно представлять его на международной арене. Накануне выборов он предложил начать при определенных условиях диалог с США.

Три других кандидата считались консерваторами. Однако с последовательных консервативных позиций выступал только один из них - Али Лариджани. Бывший начальник полиции Мохаммад-Багер Калибаф пытался синтезировать консервативные и реформаторские тезисы, апеллируя к иранской молодежи. Наконец, Махмуд Ахмади-Нежад выступал за ограниченную либерализацию и приватизацию в экономической сфере и весьма консервативную политику в сфере морали и нравственности. Такая программа позволила ему выйти во второй тур.

Выборы продемонстрировали неточность иранских социологических исследований. Накануне голосования фаворитами считались Хашеми-Рафсанджани, Калибаф и Моин, но только один из них в результате оказался в тройке лидеров. Подобная ситуация, кроме того, еще раз свидетельствует о реальной конкуренции между целым рядом ярких политиков, способных получить поддержку избирателей.

Результаты первого тура иранских выборов свидетельствуют о существенных различиях в предпочтениях электората, росте плюралистических настроений, ограниченных, однако традиционной ролью духовных авторитетов во главе с аятоллой Хаменеи. Три кандидата, представляющие основные идеологические течения (и группы влияния,) получили примерно равное количество голосов. Теперь многое будет зависеть как от системы союзов (Хашеми-Рафсанджани, видимо, будет апеллировать к реформаторскому электорату Кярруби), так и от успешности их стратегии на финише избирательной кампании.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net