Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

26.01.2011 | Алексей Макаркин

Ратификация с резолюцией

25 января Госдума завершила процесс ратификации Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), приняв поправки, которые затрагивают условия выхода России из соглашения. Это стало ответом России на резолюцию, принятую Сенатом США в конце прошлого годаНапомним, что голосование в США состоялось 23 декабря, причем до самого конца не было ясно, сможет ли администрация Барака Обамы добиться поддержки необходимых для ратификации двух третей голосов. Перенос голосования на будущий год еще больше уменьшал шансы на положительный результат (с учетом уменьшения представительства демократов в Сенате после ноябрьских промежуточных выборов).

Администрации Барака Обамы пришлось приложить массу усилий для того, чтобы провести договор через парламент. В итоге положительное голосование обеспечила часть сенаторов-республиканцев - сработал, хотя и не без проблем, "двухпартийный" механизм реализации национально значимых решений во внешнеполитическом курсе.

Однако ратификация договора сопровождалась принятием резолюции, в которой говорилось, что новый договор не накладывает ограничений на создание систем американской ПРО (в принципе, это обычная практика американских законодателей, не имеющая, понятно, обязательной силы для другой стороны).

Уже в конце процесса ратификации Сенат по настоянию республиканцев принял две поправки к этой резолюции. Одна из них требует от президента США подтверждения своих обязательств осуществить модернизацию ядерной триады страны в размере $85 млрд в течение 10 лет. Во второй указывается на необходимость проведения переговоров с Россией об устранении диспаритета в тактических ядерных вооружениях. Неприемлемые для российской стороны поправки республиканских сенаторов были отклонены.

В России к такому исходу голосования отнеслись двояко. С одной стороны, как к успеху российско-американской "перезагрузки", преодолению сопротивления наиболее консервативной части законодателей. С другой стороны, американская резолюция требовала симметричного ответа, на выработку которого ушло некоторое время.

Именно поэтому в прошлом году договор был ратифицирован Государственной думой только в первом чтении, а два последующих состоялись в нынешнем месяце. В США эта отсрочка беспокойства не вызвала, так как в российском парламенте конституционное большинство имеет проправительственная партия "Единая Россия". А российская резолюция явилась результатом согласованной работы парламентариев и Кремля и не стала неожиданностью для американской стороны.

К первоначальному тексту законопроекта депутаты Госдумы добавили еще пять норм. В них подробно прописываются условия, на которых должен ратифицироваться новый Договор, полномочия руководства и парламента России, уточняются исключительные обстоятельства, которые могли бы подвигнуть Россию на выход из нового Договора о СНВ.

В них также оговариваются возможности дальнейших переговоров по другим видам вооружения. Никаких чрезмерных условий в российской резолюции нет – речь идет о предотвращении односторонних действий американской стороны, которые противоречат российским интересам.

Среди них существенное нарушение США обязательств по договору, способное привести к возникновению угрозы национальной безопасности России. В том числе: развертывание США, другим государством или группой государств системы противоракетной обороны, способной существенно снизить эффективность стратегических ядерных сил России; наращивание США, другим государством или группой государств стратегических наступательных вооружений либо принятие ими решений в области военного строительства; развертывание вооружений, препятствующих функционированию российской системы предупреждения о ракетном нападении.

Председатель думского комитета по международным делам Константин Косачёв обратил особое внимание на формулировку "другими государствами или группой государств". Иными словами, Москва выйдет из нового Договора о СНВ, если не только США, но и НАТО, а также другие страны-союзники Америки будут развертывать противоракетные системы, которые Россия сочтет угрожающими своей национальной безопасности. Отметим, что еще на этапе подготовки договора по настоянию России в его преамбулу была включена увязка между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями.

Голосование показало некоторые особенности российской политики. "Единая Россия" предсказуемо консенсусно проголосовала за ратификацию, подтвердив, что является стабильной опорой власти в парламенте. Ее также поддержала фракция "Справедливая Россия", лидер которой, Николай Левичев, особо отметил, что договор способен предотвратить дальнейшее распространение ядерных технологий в мире, которые могут попасть не только к государствам, но и террористам (последнее особо актуально с учетом трагедии в Домодедово, подтвердившей актуальность террористической опасности для России).

Две другие фракции, ЛДПР и КПРФ, в третьем чтении проголосовали против ратификации – представляется, что они уже "прицеливаются" к парламентским выборам, которые состоятся в декабре.

Владимир Жириновский мотивировал это решение предельно просто: "США нет доверия, учитывая исторический опыт".

За несколько дней до голосования Жириновский оказался в эпицентре скандала, резко негативно отозвавшись о представителях кавказских народов (ему жестко ответил Рамзан Кадыров, парламент Чечни потребовал лишить Жириновского депутатского мандата и запретить ЛДПР, а лидеры чеченского отделения ЛДПР поспешно объявили о выходе из партии).

Таким образом, Жириновский сделал заявку на использовании в кампании своей партии националистической и антизападной тем, и ранее свойственных идеологии и практике ЛДПР.

Голосование "против" КПРФ также не вызвало удивления. Коммунисты предложили принять специальную резолюцию, в которой содержалась критика представленного на ратификацию договора, а также предлагались меры по перевооружению российской армии без указания того, откуда брать деньги.

В принципе, это типичный подход КПРФ, характерный для деятельности II Государственной думы (1996-1999 гг.), в которой доминировали левые силы и принимались популистские законы. Занятно другое – "симметрия" российских коммунистов и американских консервативных республиканцев, единых в своем намерении торпедировать договор.

Разница в том, что если в США республиканцы имели реальную возможность воспрепятствовать ратификации договора, то коммунисты в России этого сделать не могли – им осталось лишь делать заявления, которые могли понравиться их электорату.

Опыт принятия резолюции, сопровождающей договор, является интересной новацией в российской законотворческой практике – тем самым, создается возможность для фиксации принципиальных для страны положений без вторжения в текст договора (которое невозможно по определению). Россия использует любую возможность для того, чтобы лишний раз зафиксировать свою позицию по поводу проблемы ПРО.

Обе стороны трактуют свои права и возможности по-разному: США настаивают на односторонней возможности размещать систему ПРО в Европе без участия России, в то время как Россия считает это противоречием достигнутому соглашению. Это создает условия для возможных будущих противоречий, тем не менее, сам факт ратификации завершает ключевой этап "перезагрузки", открывая новое окно возможностей для дальнейшего повышения доверия между странами.

Источник: http://rus.ruvr.ru/2011/01/26/41362196.html

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net