Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

18.04.2011 | Марина Войтенко

Глобальная экономика: «проверено – мины есть»

Выход из мирового кризиса складывается непросто. Констатация того, что глобальный рост притормаживает, в том числе под воздействием дорожающей нефти (в настоящее время как раз происходит пересмотр прогнозных оценок во всех ведущих экономиках), на минувшей неделе стала общим местом в сообщениях СМИ и докладах аналитиков. Сначала МВФ в очередном «Бюллетене о перспективах развития мировой экономики» (опубликован 12 апреля), а затем и финансовая «двадцатка» в обнародованном коммюнике (16 апреля) выразили озабоченность ростом рисков.

Атмосферу вашингтонской встречи финансовых лидеров G 20 хорошо передает высказывание главы Минфина Алексея Кудрина: «Мы идем по минному полю. И какие финансовые институты окажутся слабыми, не выдержат этого марафона выхода из кризиса, мы еще не знаем». Букет проблем, действительно, впечатляющ: гигантские госдолги давят на бюджетные дефициты, графики снижения которых почти повсеместно не выполняются. То тут, то там системообразующие банки требуют поддержки государства, чтобы купировать рецидивы системных финансовых кризисов. При этом сами кредитные учреждения обременены «плохими долгами» с возрастающими рисками их невозврата. Рост кредитных портфелей в целом довольно слаб и все еще неустойчив. Значительная избыточная ликвидность на финансовых рынках и очень низкие ставки рефинансирования центральных банков содействуют накоплению основательного инфляционного потенциала. Ожидания высокой мировой инфляции подогреваются ростом и размахом волатильности цен на энергоресурсы и продовольствие.

В этих обстоятельствах ужесточается не только интонирование текущих оценок, но и их содержание. 17 апреля президент Всемирного банка Роберт Зеллик по итогам «весенних встреч» руководимой им организации и МВФ прямо заявил: «Мы находимся в одном шаге от нового кризиса». Не менее откровенны и представители МВФ. Глава Фонда Доминик Стросс-Кан считает, что еще рано говорить о преодолении мирового финансового кризиса. В свою очередь, экономический советник МВФ Оливье Бланшар подчеркивает все большую неотложность задач перебалансирования глобального спроса. Для стран с развитой экономикой – это, прежде всего, бюджетная консолидация и ориентация на внешний спрос. Для развивающихся рынков, напротив, приоритет – внутренний спрос и демонтаж перегрева национальных экономик. Важное условие – повышение курсов валют стран с формирующимися рынками относительно имеющихся резервных валют. «Потребность в тщательной разработке политики на национальном уровне и глобальная координация сегодня не менее настоятельны, чем в разгар кризиса два года назад», - уверен Оливье Бланшар.

В связи с этим понятны усилия министров финансов и руководителей центробанков G 20 по увязыванию взаимных интересов и выработке новых процедур для совместных согласованных действий. По мнению экспертов, Вашингтонская встреча в конце прошедшей недели в этом плане оказалась вполне результативной, поскольку дала импульс выработке предложений к Каннскому саммиту G 20 о мерах по снижению волатильности продовольственных и нефтяных цен и «противодействию их спекулятивной составляющей» (вплоть до задействования дополнительных мощностей для удовлетворения глобального спроса). Еще один «узел» координации – действия по сжатию глобальной избыточной ликвидности (на это потребуется до двух лет) в целях «избежания беспорядочных перетоков капитала и перекосов обменных курсов», а также рекомендации в отношении валютной политики как стран с развивающимися рынками, так и государств-эмитентов резервных валют.

Как отмечают финансовые аналитики, такого рода предложения особенно сложны для реализации, поскольку зависимы от очень большого числа факторов – размеров госдолга, внешнего и бюджетного дефицитов, объемов сбережений домохозяйств и частного левериджа (долга) и т.п. На предыдущей встрече в феврале финансовая G 20 согласовала набор таких показателей, необходимых для постоянного коллективного (перекрестного) мониторинга экономических дисбалансов. В Вашингтоне сделан следующий шаг – определены принципы оценки каждого из этих индикаторов. Будут применяться четыре подхода: структурный – экономическое моделирование с учетом специфических особенностей каждой из стран G 20, исторический – соотнесение этапов развития государств-участников, компаративистский – международные сопоставления индикаторов, интегральный – оценка стран по долям их национальных показателей в общих объемах G 20.

Как пояснил вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин, оценка будет проводиться в два этапа. Первый – это анализ всех стран. Второй – тех, что вносят наибольший вклад в дисбалансы (например, наивысшее значение торгового профицита или, напротив, наиболее отрицательный показатель счета текущих операций платежного баланса). Кандидаты для второго этапа, прежде всего, страны, экономика которых превышает 5% общего ВВП G 20. Министры финансов и главы центральных банков договорились подготовить к следующей встрече так называемые «предупреждающие меры», которые лягут в основу «плана сильного, устойчивого и сбалансированного роста». Обсуждать его будут политические лидеры G 20 на саммите в Каннах.

На минувшей неделе особое внимание аналитиков было приковано к ситуации в развитых экономиках. Как отмечается в апрельском докладе МВФ, «многие давние проблемы в области экономической политики не решаются, в то время как новые проблемы становятся все более существенными». Для укрепления подъема, считают в Фонде, будет необходимо продолжить адаптивную денежно-кредитную политику, пока давление со стороны заработной платы остается пониженным, инфляционные ожидания прочно зафиксированы, а рынок банковского кредита малоактивен. При этом «необходимо перевести сальдо бюджета на устойчивую среднесрочную траекторию путем реализации планов бюджетной консолидации и реформ законодательно утвержденных пособий в сочетании с усилением бюджетных правил и институциональных механизмов». Особенно важно сделать это в США, чтобы противодействовать риску дестабилизирующих мировую экономику изменений на рынках облигаций (прежде всего, US Treasures).

Эксперты единодушно отмечают знаковое значение для позитивных перемен в глобальной экономике гипотетического сворачивания бюджетной экспансии в США, мер по снижению расходов и внесения ясности в реформы социального обеспечения и налоговой системы, необходимые для уверенного прогнозирования среднесрочного бюджетного дефицита.

Аналогичны ожидания в отношении действий денежных властей Японии, где отличительной чертой бюджетной политики будет поддержка восстановления после землетрясения и ценами. И участники рынка, и аналитики пока не уверены в оценках объема ущерба (последняя цифра истекшей недели $300 млрд) и поэтому повышают «запрос» на скорректированные планы среднесрочной финансовой консолидации, то есть график снижения дефицита бюджета и госдолга по отношению к ВВП (в настоящее время 225%).

Что касается Еврозоны, то здесь градус пессимизма текущих оценок определяется комбинацией четырех очевидных или латентных (причем попеременно) кризисов – бюджетного, долгового, валютного и банковского. Бюджетная же консолидация в национальных границах (по сути дела единственное исключение в ЕС – это Великобритания) пока остается преимущественно теоретической конструкцией.

Наибольшее внимание, повторимся, вызывают все же Соединенные Штаты Америки. Согласно расчетам экспертов МВФ, США предстоит рефинансировать долг размером 28,8% ВВП в 2011 году и 25,6% в 2012-ом. МВФ настоятельно рекомендует Вашингтону урезать расходы бюджета более чем в два раза от сегодняшних планов. «Озабоченность рынков по поводу устойчивости американской экономики остается слабой, тем не менее, дальнейшее промедление может дорого обойтись стране», - говорится в обнародованном на истекшей неделе заявлении Фонда.

Если в целом в развитых экономиках в 2010 году средний уровень бюджетного дефицита снизился на 1 п.п. до 7,75%, то в США он вырос до 9,8%. По официальным данным, в марте этот показатель увеличился на $122 млрд и по итогам 2011 года может составить $1,7 трлн. Ранее бюджетный комитет конгресса оценивал «бюджетную дыру» текущего года в $1,5 трлн. Прогноз МВФ – фактически середина, хотя золотой ее не назовешь – $1,6 трлн (10,8% ВВП). Причем в противовес остальным странам «двадцатки», запланировавшим двукратное сокращение дефицитов к 2013 году, США собираются наращивать госдолг, который на настоящий момент уже превысил 90% ВВП, вплоть до 2016-го.

Спор между Правительством и Конгрессом США, демократами и республиканцами о методах сокращения бюджетного дефицита ведется довольно давно. Непримиримость позиций диспутантов уже привела к тому, что бюджета на этот финансовый год, который стартовал еще 1 октября 2010 года, в Соединенных Штатах до сих пор нет, и администрация действует на основе семи временных резолюций о сохранении финансирования на уровне 2010 года. Причем работа администрации едва не была парализована из-за отсутствия согласия между фракциями в Конгрессе. Срок действия шестой резолюции истекал 8 апреля, а очередной временный документ удалось принять буквально за час до истечения срока предыдущего. Согласие законодателей было получено лишь после того, как Барак Обама объявил о том, что приостановка деятельности правительства непосредственно затронет 800 тысяч семей госслужащих, которые «не будут ходить на службу и не будут получать зарплату», а также миллионов других людей, лишившихся возможности получить услуги, оказываемые госучреждениями. Новые договоренности предусматривают беспрецедентное – сразу на $38,5 млрд - сокращение расходной части федерального бюджета страны на текущий финансовый год.

Между тем, в ближайшее время администрации предстоит еще одно серьезное испытание. Потолок госдолга в США установлен сейчас на уровне $14,29 трлн. Уже в мае он может быть «пробит», если конгресс, предлагающий перенести срок принятия решения с середины будущего месяца на июль, не согласится на увеличение долгового лимита. Белый дом публично предупреждает, что дефолт США был бы чреват буквально апокалипсическими последствиями.

На минувшей неделе Президент США Барак Обама, недавно начавший свою предвыборную кампанию, объявил о намерении за 12 лет сократить бюджетный дефицит на $4 трлн. Эти параметры практически совпадают с предложениями республиканцев из палаты представителей ($4,4 трлн). Однако нынешний шаг вряд ли снизит накал борьбы за бюджет, так как демократы и республиканцы предлагают разные пути сокращения расходов. В планы Белого дома входят сокращение избыточных расходов на социальные программы в области здравоохранения, экономия в военной сфере, а также ужесточение налогового бремени для богатых граждан США. Альтернативный же проект республиканцев не подразумевает никаких новых статей дохода при сокращении налоговых ставок для корпораций и госрасходов на $6,2 трлн (то есть, фактически за счет социально значимых статей). Тем не менее, американский истеблишмент, похоже, все более осознает опасную грань срыва в череду серьезных новых неприятностей, к которой подошла финансовая система страны. Ближайшие недели, очевидно, принесут с собой, по меньшей мере, некоторые из ожидаемых решений.

На общемировом небестревожном фоне бюджетные реалии РФ вновь могут показаться «тихой гаванью». Профицит федерального бюджета в январе-марте 2011 года составил 1,1% ВВП. На 19% по сравнению с прошлым годом выросли налоговые поступления первого квартала, составив 1,01 трлн рублей. В двух суверенных фондах накоплено 3358,9 млрд рублей. И все же, благостные настроения сильно обманчивы. Еще более возросла нефтегазовая бюджетная зависимость (один лишь НДПИ дал 43% всех налоговых доходов), обусловленная ростом энергосырьевых цен. Причем закономерные потери на курсовой разнице уже не за горами. Усилились расходные аппетиты министерств и ведомств, с прицелом на электорат сделаны новые обещания по увеличению социальных выплат. При этом сроки бюджетной реформы, то есть переход на бюджеты, построенные по программному принципу, отодвинуты на 2013 год, что не может не осложнять планирование финансовой консолидации, если нефтяные цены поменяют тренд по мере торможения глобального роста.

Мировой опыт, тем не менее, свидетельствует о том, что бюджетные реалии много изменчивей всех прочих экономических параметров. Под давлением обстоятельств «знак» с плюса на минус может поменяться в считанные месяцы. Качество же собственно российского роста надежной гарантией бюджетной устойчивости пока, увы, считаться не может.

Вывод один – не расслабляться и активно отслеживать применение в pax economica технологий прохода через «минные поля».

Марина Войтенко – руководитель департамента информационных программ Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net