Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

03.05.2011 | Марина Войтенко

Центробанк сделал ставку

29 апреля Совет директоров Банка России принял решение повысить с 3 мая 2011 года ставку рефинансирования и процентные ставки по отдельным операциям на 0,25 процентных пункта. В качестве обоснования второго за текущий год увеличения базовой ставки (теперь 8,25%) ЦБ РФ сослался на ряд, бесспорно, значимых факторов: сохраняющееся высокое инфляционное давление, соответствующие ценовые ожидания и роль в этом монетарных факторов; неоднозначное воздействие, которое может оказать на российскую экономику развитие ситуации на глобальных финансовых и товарных рынках; вероятное снижение склонности населения к сбережению, что может усилить инфляционные риски; а также необходимость сужения интервала процентных ставок по операциям предоставления и абсорбирования ликвидности в целях повышения эффективности этих регулятивных инструментов.

Отметим, что еще в начале недели многие банковские аналитики полагали, что Центробанк воздержится от изменений, пойдя по пути повышения норм обязательного резервирования (ФОР). Базовая ставка – сильнодействующее средство, богатое последствиями в виде удорожания кредитов и депозитов, сокращения маржи и т.п., то есть, всеми теми, что на выходе будут иметь тормозящий эффект для общеэкономического роста. Не слишком ли большая лекарственная доза, если учесть, что инфляция демонстрировала внятное «намерение» снижаться?

В январе-марте она составила 3,8% (годом ранее 3,2%), по состоянию на 25 апреля добавила еще 0,4 процента. При этом среднесуточный рост цен с мартовских 0,020% уменьшился до 0,014% в апреле, в том числе не в последнюю очередь вследствие замедления продовольственных цен (за счет обнуления пошлин на картофель, овощи и ряд других продуктов, зерновых интервенций, ослабления роста цен на мировых рынках и т.д.). Дело дошло до того, что Россия выиграла у Евросоюза мартовский инфляционный раунд. В этом месяце, по данным Росстата, цены в РФ росли в два раза медленнее, чем в ЕС (в среднем 1,1%). Квартальный результат был тоже улучшен – разрыв в ценовых темпах сократился до 3,2 раза с 5,2 раза в 2010 году.

В первом квартале Банк России заметно сжал монетарное предложение – денежная база в широком определении1 «похудела» на 8,3% (с 8190,3 млрд. рублей до 7514,2 млрд. рублей), «поджалась» на 0,8% и денежная масса2 (с 2011,9 млрд. рублей до 19850,0 млрд. рублей). Тем не менее, инфляция с начала года уже почти на 0,8% выше прошлогодних показателей. Причем в апреле она начала идти вверх и в годовом выражении (9,6% против 9,5% в феврале-марте).

Динамика же прочих макроэкономических показателей свидетельствовала о том, что российское хозяйство предпочитает добираться к новым рубежам преимущественно ползком. Квартальный темп роста в 1,3% ВВП (после очистки от сезонности) на этот счет достаточно красноречив. На поверку, таким образом, выходит, что у ЦБ РФ мотивы для увеличения ставки все же были. Инфляция бьет по инвестициям и кредитным портфелям, пожалуй, даже сильнее, чем по населению. И стагнация инвестиционного спроса в 2011 году наглядное тому доказательство.

Наконец, сыграл свою роль еще один фактор, который нельзя было игнорировать, а именно – угроза локального ценового шока вследствие дефицита во многих регионах, образовавшегося на рынке нефтепродуктов (бензин и дизтопливо3 ).

Следует заметить, что решения российских денежных властей оказались вполне в русле намечающейся общемировой тенденции действий регуляторов. В начале апреля ставку с 1% до 1,25% годовых в целях сдерживания инфляционных ожиданий повысил Европейский Центральный банк (ЕЦБ). Следующее увеличение ожидается уже в июне. С октября прошлого года четыре раза аналогичную операцию со ставкой и шесть раз с нормой резервирования провел Народный банк Китая4 (с 21 апреля требование по обязательным резервам для крупнейших банков составляет 20,5%).

Несколько особняком стоит пока ФРС США, впрочем, повысившая на минувшей неделе годовой прогноз по инфляции с 1,3-1,7% до 2,1-2,8 процента. Наблюдатели видят в этом признак того, что и Федеральный резерв готовится (после завершения в июне второй программы «количественного смягчения», то есть, покупки гособлигаций на $600 млрд.) постепенно двигать вверх свою базовую ставку.Решением от 29 апреля Банк России, похоже, положил конец спорам среди участников рынка и экспертов о его действительных приоритетах – антиинфляционный выбор сделан. И в этом центральные банкиры опираются на полную поддержку Правительства РФ. 25 апреля, выступая на расширенной коллегии Минфина и Минэкономразвития, вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин подчеркнул: «Несмотря на то, что в условиях высоких нефтяных цен мы стоим перед выбором: или инфляция, или укрепление рубля, все-таки снижение инфляции я считаю более важным показателем, обеспечивающим низкую ставку кредита. Это базовый фундаментальный фактор для роста инвестиций, для улучшения сбережений населения».

В этот же день и на том же заседании Банк России поддержал и премьер-министр Владимир Путин, подчеркнув, что достижение низкой инфляции будет означать доступный банковский кредит для реального сектора, более дешевую ипотеку и возможность для долгосрочного планирования инвестпрограмм, что принципиально важно для экономики в целом. Главное же, по мнению премьера, - «надежная защита доходов и накоплений граждан от инфляционных потерь». Если же еще и вспомнить не раз звучавшие жесткие высказывания на этот счет Президента РФ Дмитрия Медведева (особенно в связи с «конкурентоспособностью» российского инвестиционного климата), то казалось, бы рутинное решение ЦБ РФ по одному из классических монетарных инструментов стало знаком перемены настроений в большой экономической политике.

Их общий знаменатель (опираясь на выступления премьера и глав министерств на вышеупомянутой совместной коллегии) можно сформулировать так: наступило время стратегических решений о выборе новой экономической модели и назревших структурных реформах. Составная часть этой повестки – задача удержать рост цен в 2011 году в пределах 6,5-7,7% и затем последовательно снижать его до 5-6% в 2012 году; 4,5-5,5% - в 2013-ом и до 4-5% в 2014-ом.

Инфляция в РФ – это многофакторное явление и не столько индикатор здоровья или недомогания собственно монетарной сферы, сколько застарелая структурная проблема экономики, требующая для своего решения не только взвешенной и ответственной денежной политики, но и таких же, по уровню качества, действий в сопряженных сферах. В первую очередь это касается расходной политики (так называемой бюджетной эмиссии) и, как минимум, среднесрочной предсказуемости регулируемых тарифов.

Что касается бюджетных расходов, то планка на 2011 год, хотя и основательно поднята, но в целом смотрится рационально. Из 1,5 трлн. рублей дополнительных доходов собственно в расходную часть федерального бюджета поступят 420 млрд. рублей (то есть все ненефтегазовые поступления и около 100 млрд. рублей от нефтедолларов). Решение на сей счет правительством принято5 . Могут потребоваться, конечно, еще десятки миллиардов для проведения осенних индексаций заработной платы в бюджетной сфере. Но в этом случае все как раз будет зависеть от темпов инфляции. Хочешь бюджетной дисциплины и равномерного расходования средств – держи под контролем цены! У двух «ветвей» наших денежных властей (то есть, Минфина и ЦБ РФ) общая антиинфляционная мотивация замыкается, таким образом, в единый управлеченско-технологический «контур».

Традиционно «ахиллесова пята» борьбы с инфляцией – тарифы на услуги естественных (инфраструктурных) монополий. Территория по сути закрытая для монетаристов, потому как инвестиционная составляющая тарифов – это «святое» без чего экономики нет вообще. Сначала года, однако, и в этой «запретной зоне» подуло антиинфляционной свежестью. Прогноз роста цен (тарифов) для «естественников» в обновленном Минэкономразвития сценарии социально-экономического развития РФ на 2012-2014 годы, пока, оставлен прежним6 .

Вместе с тем, и Владимир Путин, и Алексей Кудрин, и Эльвира Набиуллина уже обозначили кардинально новый подход: в среднесрочной перспективе увеличение тарифов должно превышать темпы общего роста цен максимум на 1-2%, если же инфляция складывается ниже 5%, то, напротив, примерно на столько же от нее отставать. Понятно, что добиться этого можно лишь глубоким структурным реформированием «Газпрома», ОАО «РЖД», ЖКХ, завершением создания рынка электроэнергии, а также переводом в рыночную среду всей тепловой генерации. Антиинфляционный пафос, похоже, будет обеспечен реальными действиями в этой сфере.

Самый сложный выбор денежных властей – отношение к курсу рубля, укрепление которого всегда работает против инфляции. Проблема в мере его роста7 . Переоцененная валюта – острая головная боль для экспортеров и для инвесторов, намеренных реализовывать проекты с ориентацией на глобальные рынки. Минэкономразвития уже предупредило: до конца текущего года курс может взлететь до 24-25 рублей за доллар (уровень сентября 2008 года). Крупный бизнес озабочен, каким же будет «длинный тренд» и сам механизм курсообразования (то есть, что будет делать Центральный банк), от чего напрямую зависят форматы и, соответственно, издержки хеджирования валютных рисков.

Как известно, валютная политика – дело тонкое. Прямота слов здесь дорогого стоит, любой неосторожный сигнал – и кэрри-трейдеры (то есть игроки на разнице в курсах) со всего мира моментально сделают «стойку». Поэтому все и всегда вычисляют намерения центробанков по косвенным признакам. ЦБ РФ активно покупает валюту (его международные резервы достигли уже $518 млрд.). Это эмиссия и расплата за высокие нефтяные цены. Вместе с тем, курс рубля находится в режиме так называемого управляемого плавания, то есть сильно зависит от Банка России, следующего за текущим рынком. На минувшей неделе, выступая на коллегии ФНС, Алексей Кудрин привел «гипотетический» пример: предположим, мы ожидаем роста курса на 2 рубля – на переоценке курсовой разницы потеряем 408 млрд. рублей доходов. Вот, похоже, и подсказка, что будет с рублем. С другой стороны, его укрепление – это снижение цены импорта инвестиционных товаров и технологий, необходимых для модернизации производств.

Аналитики полагают, что заявления ЦБ РФ о его приверженности стабильному курсу (находящемуся в уже заданном коридоре бивалютной корзины 32,45-37,45 рубля) – это не просто «фигура речи», а подлинные параметры стратегии, следование которой ведет к свободному курсообразованию. В принципе понятен и срок – не ранее того, когда годовая инфляция выйдет на рубеж 4-5%. Комфортное же значение курса к доллару в этом году около 27 рублей.

В заключение подчеркнем, что задача на 2010 год, стоящая перед денежными властями, исключительно сложная. Экспертный консенсус-прогноз по инфляции (8-9%) опережает официальные проектировки (6,5-7,5%). Вероятность не уложиться в них остается высокой. Нет и 100%-ных гарантий, что антиинфляционный выбор получит адекватное продолжение в решениях, касающихся других сфер экономики. Но шанс добиться успеха, начав последовательную настройку всех регулятивных механизмов на антиинфляционную «шкалу» и тем самым более комфортную макроэкономическую температуру (с точки зрения ожиданий роста цен населением и бизнесом) есть. И им нельзя не воспользоваться. Ставка, в конце концов, сделана. И цена ее – новое качество экономических и государственных институтов в России.

Марина Войтенко – руководитель департамента информационных программ Центра политических технологий



1. Показатель «денежная база в широком определении» включает в себя: наличные деньги в обращении с учетом остатков средств в кассах кредитных организаций; остатки средств на корреспондентских счетах в валюте Российской Федерации, включая усредненную величину обязательных резервов; остатки средств на счетах обязательных резервов, депонируемых кредитными организациями в Банке России, по привлеченным средствам в валюте Российской Федерации и в иностранной валюте; депозиты кредитных организаций в Банке России; облигации Банка России у кредитных организаций.
2. Денежный агрегат М2 (денежная масса) представляет собой объем наличных денег в обращении (вне банков) и остатков средств в национальной валюте на счетах нефинансовых организаций, финансовых (кроме кредитных) организаций и физических лиц, являющихся резидентами Российской Федерации.
3. Эксперты, между тем, уверены, что административные меры, принятые правительством (временное прекращение экспорта нефтепродуктов, повышение вывозной пошлины до 90% от пошлины на сырую нефть и т.п.) дадут лишь ограниченный краткосрочный эффект. Рыночное равновесие может быть восстановлено только за счет повышения цен: 27 рублей за литр АИ-92 и 29-30 рублей за литр АИ-95 в среднем по году – перспектива вполне реальная. Взлет топливных цен с их кумулятивным влиянием на общую инфляцию – уже не риск, а данность.
4. Рост в КНР в марте ускорился до 5,4% с 4,9% в феврале. В связи с этим премьер Госсовета Китая Вэнь Цзябао заявил: «Мы используем все возможные средства, чтобы стабилизировать цены - наш главный экономический приоритет в этом году, равно как и самая сложная задача». Результаты, видимо, впереди. Пока же рост цен подогревается, прежде всего, продовольственной инфляцией, достигшей в марте 12 процентов. С учетом того, что на продукты питания китайские домохозяйства тратят в среднем треть своих доходов, бесконтрольный рост цен на эти товары, с точки зрения политического руководства страны, уже стал серьезным риском для социальной стабильности.
5. См. подробнее статью «Исторический оптимизм и финансовый реализм» в предыдущем мониторинге ЦПТ.
6. Рост конечных цен для всех категорий потребителей электроэнергии на 2012 год определен в 111-113%, на 2013-й – в 110-112%, на 2014-й – 109-110% (рост регулируемых тарифов в среднем за год для населения составит за период 110%). Увеличение тарифов на тепловую энергию в среднем за год не должно превышать 10%, на газ 15%. Для железнодорожных перевозок и вовсе предусмотрено снижение роста тарифов со 107,4 в 2012 году до 105-105,5% в 2014 году (для населения темпы увеличения остаются постоянными – 10% в год).Вместе с тем, проработан и так называемый дополнительный вариант, обусловленный как мерами по повышению эффективности деятельности самих монополий, так и ожидаемой результативностью борьбы с инфляцией. В этом случае (если цены в 2011 году «впишутся» в 7,5%) тарифы на электроэнергию в 2012-2014 годах будут расти в среднем за год в интервале 5-8,5%, на тепловую энергию – на 8-10%, на газ – на 6,4-7,1%, на грузоперевозки железной дорогой – на 5-6%.
7. Реальный эффективный курс к иностранным валютам за первые три месяца года повысился на 6,9%: реальное укрепление рубля к доллару составило 10,5%, к евро – 5,3%, к фунту стерлингов – 7,65%, к швейцарскому франку – 5,6%, к японской йене – 10,6%, к канадскому доллару – 7,2%.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net