Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

07.06.2011 | Алексей Макаркин

Уход Салеха

Президент Йемена Али Абдалла Салех накануне прибыл на лечение в Саудовскую Аравию. Несколько ранее туда же направились его ближайшие сторонники – премьер-министр, председатели обеих палат парламента, заместитель министра внутренних дел. Официальное объяснение – ранения, полученные ими во время обстрела президентской резиденции, требуют лечения в стране с более «продвинутой» медициной. Представитель правящей партии демонстрирует официальный оптимизм – президент подлечится и вернется. Однако есть серьезные основания полагать, что Салех в Йемен не вернется.

Покушение на президента, насколько можно судить, стало толчком к фактической реализации (с некоторыми поправками) сценария, предложенного еще в апреле монархиями Персидского залива – отъезд Салеха из страны с передачей исполнения обязанностей главы государства вице-президенту Абду Рабо Мансуру Хади. До этого Салех трижды соглашался с планом, но всякий раз в последнюю минуту отступал – было ясно, что он тянет время, стремясь любыми путями остаться у власти.

Последний довод

Что заставило Салеха отступить? Может быть, характер полученных ранений. Если первоначально сообщалось, что он отделался царапинами на лице, то позднее выяснилось, что все сложнее – Салех был ранен в шею и даже в область сердца. Подтверждением этого является трансляция по телевидению обращения Салеха к народу – можно было услышать только прерывистый голос президента, но не увидеть его самого. Однако в этом выступлении Салех продолжал настаивать на своем лидерстве – было видно, что он не собирается уходить даже после ранения. Кроме того, саудовские врачи вполне могли прооперировать его и в Сане.

Свою роль в уходе президента могла сыграть все большая изоляция его режима на международной арене. Многие арабские страны не скрывали своего раздражения в связи с отказом Салеха покинуть свой пост. Обратим внимание на заявление главы российского МИДа Сергея Лаврова, который, дистанцировавшись от йеменской оппозиции («те, кого принято было называть «гражданскими демонстрантами», используют тяжелые вооружения, бомбят или пытаются захватить правительственные учреждения»), недвусмысленно дал понять, что президенту пора уходить. Лавров выразил сожаление, «что не была принята своевременно инициатива, с которой выступил Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Трудно понять причины задержки. Если думать о судьбах йеменского народа и государства, то все, причастные к событиям в Йемене, должны как можно быстрее заключить мирные договоренности, опираясь на упомянутую инициативу».

Западные страны заняли по отношению к Салеху еще более жесткую позицию. Пресс-секретарь йеменского президента даже заявил, что удар по его резиденции был организован США. Это высказывание можно трактовать как сигнал отчаяния, оттого что Запад отказал Салеху в доверии и больше не воспринимал его как фактор стабильности в Йемене и партнера по борьбе с терроризмом. Что касается самого удара по президентской резиденции, то йеменские противники Салеха вполне были способны нанести его сами, без указаний извне.

И здесь необходимо сказать о главной, на наш взгляд, причине ухода Салеха. Представляется, что он понял: эскалация конфликта, его превращение из вооруженного противостояния в гражданскую войну резко повышает ставки. И не только ему, но и его семье вполне реально угрожает опасность. Причем даже краткое пребывание на операционном столе в Йемене – и, следовательно, утрата контроля над ситуацией – могло привести к трагичным последствиям для власти Салеха и лично президента. Это актуально в условиях, когда только личное влияние главы государства обеспечивает хотя бы минимальную стабильность персоналистского режима.

Другое дело, что главным виновником такого развития событий является сам Салех, который первым использовал последний довод, которого удалось избежать в Египте и Тунисе – попытался физически уничтожить своих наиболее опасных противников.

Удар и контрудар

Конфликт в Йемене перешел в необратимую фазу 22 мая, когда планировалось подписание дорожной карты, обозначавшей основные этапы смены власти в стране. Несмотря на то, что к тому времени Салех уже дважды отказывался от своих обещаний уйти, и оппозиция, и международные посредники из числа арабских государств, и Запад, внимательно следящий за событиями в Йемене, полагали, что на этот раз он уступит. Тем более что на этот раз оставалось решить мелкие технические вопросы. Однако во время их решения по дому шейха Садека аль-Ахмара, одного из лидеров племенной оппозиции, был нанесен ракетный удар. В это время в доме шейха собрались многие видные противники Салеха, которые готовились к подписанию соглашения – именно поэтому у президентской стороны возник соблазн обезглавить оппозицию.

Эта попытка силовым образом уничтожить оппонентов соответствовала некоторым печальным йеменским традициям, особенно наглядно проявлявшимся, когда страна была разделена на Север и Юг. Еще в 1977 году при загадочных обстоятельствах были убиты президент Ибрагим аль-Хамди и его брат – было объявлено, что с ними расправились религиозные фанатики, недовольные разгульным образом жизни лидеров страны. В 1978 году еще более странная история привела к гибели следующего йеменского президента Ахмеда Хуссейна аль-Гашими – глава соседнего южного Йемена Салем Рубейя Али прислал ему личное послание в чемоданчике, при открытии которого произошел взрыв. Вскоре на юге был убит и Рубейя Али, которого собственные соратники обвинили в заговоре. Однако есть версия, что гибель двух президентов Северного Йемена была выгодна человеку, который стал их преемником и не выпускал власть вплоть до нынешнего месяца – Али Абдалле Салеху. О том, что его фигура в обоих случаях «маячила на заднем плане», вспоминал один из опытнейших российских дипломатов Олег Гриневский.

А в 1986 году уже в Южном Йемене местный лидер Али Насер Мохаммед приказал физически уничтожить своих соперников из числа членов политбюро Йеменской социалистической партии. Правда, его охранникам удалось застрелить не всех врагов своего шефа – оставшиеся смогли собраться с силами и свернуть Али Насера.

И в прошлом месяце люди президента теперь уже объединенного Йемена немного промахнулись (ракета в дом не попала, потерь среди оппозиционных лидеров не было), что и привело к свержению Салеха. Племенное ополчение шейха Садека перешло в контрнаступление и отбило у президентской стороны часть правительственных зданий. Боевые действия велись по всей стране с использованием тяжелых вооружений. Не менее важно и то, что оппозиция почувствовала себя свободной от всяких моральных ограничений в отношении президента и его окружения. Посредники из стран Персидского залива демонстративно отказались от дальнейших усилий, понимая, что президентская сторона использовала их в качестве ширмы.

Именно в этой ситуации последовал обстрел мечети в президентской резиденции, где заведомо для оппозиционеров на пятничную молитву должны были собраться высшие должностные лица страны во главе с Салехом. После этого президенту пришлось покинуть страну, причем на существенно худших условиях, чем предлагали посредники. Салех ранен, иммунитета от судебного преследования он и его семья не получили.

Что дальше?

Уход Салеха не разрядил ситуацию в стране – расклад сил остается крайне сложным. У власти остается часть соратников президента, в первую очередь Абду Рабо Мансур Хади, выходец с йеменского юга, бывший соратник Али Насера Мохаммеда. Запад и арабские монархии заинтересованы в стабилизации ситуации в стране и не хотят вакуума власти и превращение Йемена во второе Сомали, где активно действуют исламские радикалы. Тем более что в конце мая уже появились сообщения о захвате боевиками «Аль-Каиды» города Зинджибара на юге страны. Кстати, американский посол уже встретился в воскресенье с новым и.о. президента Йемена. А затем Абду Рабо договорился о прекращении огня с племенным союзом хашед, возглавляемым шейхом Садеком аль-Ахмаром.

Однако сейчас придется формировать переходные органы власти – и здесь возможен рост конкуренции в рядах весьма разношерстной оппозиции, объединенной лишь неприятием фигуры Салеха. Среди оппозиционеров есть и племенной союз хашед, и умеренные исламисты из партии «Ислах», которые до нынешнего года играли роль лояльной оппозиции в рамках режима Салеха. И активисты молодежных организаций, вдохновленные опытом Туниса и Египта. И генерал Али Мохсен аль-Ахмар, близкий родственник Салеха, командующий Северо-Западным военным округом и 1-й бронетанковой дивизией, присоединившийся к оппозиции в марте. И другой генерал, командующий 33-й бронетанковой дивизией йеменской армии генерал Джебран Яхья аль-Хашеди, который перешел на сторону оппозиции только в конце прошлой недели. Его штаб находится в городе Таизе, жители которого в течение предшествовавших недель активно выступали против режима Салеха.

Теперь многое зависит от договороспособности различных йеменских политических сил, от того, насколько они смогут прийти к компромиссу и минимизировать противоречия во время переходного периода. Международное сообщество заинтересовано в едином Йемене, в проведении в нем демократических выборов и в формировании по их итогам эффективной власти, способной обеспечить поступательное развитие страны и противостоять угрозе международного терроризма.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте радиостанции «Голос России» 6.06.2011

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net