Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

08.06.2011 | Сергей Маркедонов

Противоречивое признание

В начале июня нынешнего года эксперты, анализирующие ситуацию на Кавказе, с интересом отслеживали почти детективную историю с признанием независимости Абхазии со стороны Вануату. Республика Вануату - тихоокеанское государство, расположенное на островах Новые Гебриды, наверное, никогда бы не попало в кавказский контекст, если бы не новые тенденции, как в региональной, так и в глобальной политике…

После того, как в августе 2008 года Россия признала независимость двух бывших автономий Грузинской ССР, началась борьба за международную интерпретацию статуса двух частично признанных республик. В этом процессе большую активность проявила Абхазия, поскольку в отличие от Южной Осетии она никогда не ставила своей целью инкорпорироваться в состав РФ. Спору нет, в этом процессе российский материальный фактор играл весьма значительную роль (случай с признанием абхазской и югоосетинской независимости крошечным Науру). Однако переоценивать стремление Москвы к максимально широкому признанию Абхазии и Южной Осетии не стоит. В этом плане показательны оценки представителей правящего «тандема», которые не раз публично заявляли, что количество признающих не является для РФ самоцелью. Отсюда необходимость отделять российские устремления от собственно абхазских попыток добиться признания. Эти вещи не следует стопроцентно отождествлять, поскольку для России главный интерес - это геополитическое доминирование на Большом Кавказе и эффективная работа системы «патрон-клиент», а для Абхазии - выход на международный уровень в качестве признанного образования.

Понимая, что признание со стороны ЕС, США, Китая или крупных ближневосточных государств, задача в краткосрочной перспективе нереализуемая, абхазские дипломаты начали прощупывание почвы в Латинской Америке и Океании. Ведь с формально-юридической точки зрения разницы между Вануату и Великобританией в ООН нет. А значит, любое признание укрепляет тренд «Абхазия - не Грузия».

Между тем, Грузия также не сидела (и не сидит) сложа руки. Грузинские дипломаты ведут активную работу по международному признанию факта российской оккупации Абхазии и Южной Осетии. И кое-чего на этом направлении уже добились (факт оккупации признан парламентами Литвы, Румынии, Парламентской Ассамблеей НАТО). Дискуссия на эту тему ведется в Конгрессе США. И даже если таковое признание не будет сделано в скором времени, сам козырь можно отложить до определенного момента. Параллельно с этим Тбилиси интенсифицировал свои дипломатические контакты со странами «третьего мира». То там, то здесь слышны новости о прорыве в двусторонних отношениях Грузии и какой-нибудь малоизвестной на постсоветском Кавказе страны. Борются два проекта «признание» и «оккупация». И фронты этой борьбы могут находиться далеко за пределами Кавказского региона. И это важный факт современных международных отношений. Проблемы Кавказа одному Кавказу более не принадлежат. Понятное дело, Венесуэла, Науру или Вануату принимают то или иное решение, исходя из своих интересов и конъюнктурных соображений. Однако в той или иной степени это вносит свои «пять копеек» в общее изменение статус-кво на Большом Кавказе.

Новость о пятом признании абхазской независимости принес министр иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия. В последний день мая он заявил о том, что его республике удалось «добиться признания со стороны Республики Вануату, чему мы очень рады». В своем заявлении абхазский министр особо подчеркнул: «Мы хотели бы отметить смелость, которую правительство Вануату продемонстрировало, установив дипломатические отношения с Абхазией». Данный тезис нельзя назвать просто красивой дипломатической метафорой. Вануату получало неплохие дивиденды от дружбы с США. В 2006 году эта республика подписала с Вашингтоном пятилетнее соглашение с американской корпорацией «Millennium Challenge» стоимостью в 66 миллионов долларов США. Часть этих средств была потрачена на строительство кольцевой дороги на столичном острове. В специальном репортаже об открытии дороги, подготовленном правительством Вануату, видны жители республики, несущие флаги США и плакаты со словами благодарности американскому правительству и народу. Впрочем, США и Вануату связывают не только финансы. Среди местных религиозных верований известен так называемый «культ груза» («cargo cult»). Почитателей этого культа называют также «самолетопоклонниками». Этот культ укрепился здесь во времена второй мировой войны, когда на островах Вануату появились американские солдаты и принесли с собой товары, которых здесь ранее никто не видел. Соответственно этому появлению местные жители придали мистический и магический характер.

Однако после заявления абхазского министра от 31 мая дипломатическая смелость тихоокеанских политиков была подставлена под сомнение. Постоянный представитель Вануату в ООН (по совместительству он посол в США) Дональд Калпокас заявил в интервью журналистам, что никакого признания его республика не делала. «Я дважды связывался с руководителем нашего внешнеполитического ведомства и спрашивал об Абхазии. Он сказал, что Вануату никакого решения относительно этой провинции Грузии не принимало. Мы признаем суверенитет и территориальную целостность Грузии. Тот, кто говорит иначе, клевещет и проявляет неуважение к нашей стране»,- резюмировал посол/постпред. Отталкиваясь от этого интервью, грузинские дипломаты, начали говорить о том, что Абхазия попросту ввела в заблуждение все мировое сообщество.

Но и заявление Калпокаса оказалась не последней точкой в вопросе о признании. В доказательство того, что признание все же имело место, был представлен текст «Совместного заявления об установлении дипломатических отношений» (установление дипотношений - не единственный, но важный элемент признания политической субъектности другого образования). Это заявление было подписано премьер-министром Абхазии Сергеем Шамба и главой правительства тихоокеанской республики Сато Килманом. При этом текст датируется 23 мая 2011 года, то есть оно было подписано за неделю до заявления Максима Гвинджия. Текст содержит традиционный для дипломатического протокола набор правил и принципов, включая и ссылку на Венскую конвенцию о дипломатических отношениях от 18 апреля 1961 года. То есть с формальной точки зрения сложно к чему-либо придраться. Впоследствии Максим Гвинджия, комментируя случившиеся недоразумение, заявил о том, что посол Вануату в США попросту был не в курсе подготовки Соглашения между двумя образованиями.

Наверное, подобную трактовку можно было бы признать неудовлетворительной (в самом деле, как посол в США мог не знать дипломатической кухни собственной страны?), если бы не некоторые особенности политической культуры Вануату. В отличие от постсоветского пространства в тихоокеанской островной республике политический плюрализм бьет ключом. И никакая вертикаль здесь не существует. Поэтому в Вануату является нормой, когда посол в США (он же постпред в ООН) выступает в качестве оппонента главе правительства. В СМИ даже поступали сообщения о том, что командировка в США стала для Дональда Калпокаса видом почетной ссылки. Таким образом, метафора «два мира - две политики» вполне уместна применительно к подходам Вануату. Тем паче, что прецеденты такого «противоречивого признания» в истории республики уже были. Так в 2004 году Вануату признала независимость Тайваня (Китайской Республики). Однако фазу «медового месяца» это признание не перешагнуло. После месяца существования дипотношений между Тайванем и Вануату, соглашение об этом было аннулировано. А потому не исключено, что возвращение из командировки нынешнего посла может привезти к тому же самому.

Какие уроки из этой тихоокеанской истории можно извлечь? Любое признание (даже столь противоречивое и экзотическое) абхазской независимости расширяет международные возможности этой республики. О ней начинают больше говорить, а ее существование отдельно от Грузии начинает восприниматься, как реальность все большим количеством политиков, экспертов, общественников. С другой стороны, обманываться фантиками вековой дружбы не стоит. Политическая жизнь, как в Латинской Америке, так и на островах Океании нестабильна. Сколько раз мы видели стремительные движения маятника от «левых националистов» к «правым антикоммунистам» в южноамериканских странах. И при этом каждый из победителей строил свою внешнюю политику на основе простых символов «нравится это Америке или не нравится». В этой ситуации становится понятно, почему Колумбия и Перу признали Косово, а Венесуэла и Никарагуа Абхазию с Южной Осетией. Недавно победу на президентских выборах в Перу во втором туре одержал лидер Националистической партии Ольянта Умала. Тот самый, которого называют «перуанским Чавесом» и который в 2009 году уже заявлял о возможности признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Значит, Перу ждет очередной «левый разворот». И не исключено, что в рамках этого движения новый глава государства не разыграет «кавказскую карту». Не потому, что он блестяще знает регион, а потому, что такова будет его логика в отношениях с Вашингтоном и собственным избирателем. Что же касается более близкого к Вануату примера Науру, то это крошечное государство признавало Тайвань до 2002 года. Затем снова признал его в 2005 году, а между 2002 и 2005 гг. признавал КНР, поскольку Пекин обещал Науру финансовую помощь размером в 130 миллионов американских долларов, но так и не отправил ее. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

Таким образом, удивляться тому, что из Вануату вскоре придет еще одно разъяснение, разъясняющее неправильность предыдущего разъяснения, не стоит. Можно, конечно, иронизировать по поводу деятельности незадачливых дипломатов государств «третьего мира». Но ирония здесь не лучший помощник. Следует четко осознавать, что география больше не является ограничением для стран, чтобы иметь себе союзников и добиваться этого. Поэтому не исключено, что в скором времени новое сообщение о признании независимости, оккупации или «геноцида» придет откуда-нибудь из Тропической Африки или из страны Карибского бассейна. Отсюда следует практическая необходимость для экспертов: для рассмотрения ситуации на Кавказе теперь мало одних лишь страноведческих знаний. Теперь широкая эрудиция становится более востребованной. Понимать то мотивацию хоть Вануату, хоть Перу, хоть Боливии необходимо, что без элементарных знаний об этих странах весьма проблематично.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net