Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

04.07.2011 | Сергей Маркедонов

Украина: между Азербайджаном и Арменией

В первый июльский день 2011 года президент Армении Серж Саркисян совершил официальный визит на Украину. В силу нескольких причин это событие нельзя рассматривать, как рядовую заграничную поездку. Во-первых, до сей поры официальный Киев в своей кавказской политике большее внимание уделял Грузии и Азербайджану. Партнерство с каждой из двух обозначенных выше стран складывалось по-разному. С Баку у Киева установились прагматические деловые отношения (энергетическая сфера, военно-техническое сотрудничество), которые практически не касались идеологических сюжетов. С Тбилиси все было по-другому. Сегодня принято говорить о том, что интерес к Грузии в украинской внешней политике был искусственно подогрет в период после победы «оранжевой революции» в президентскую каденцию Виктора Ющенко.

Принципиально этот тезис не вызывает возражений, хотя и требует определенной корректировки. Определенное противопоставление позиций Москвы в Кавказском регионе подходам Киева началось еще при предшественнике Ющенко Леониде Кучме. Именно в период президентства Кучмы была озвучена идея украинского посредничества в разрешении грузино-абхазского конфликта. Тогда же обсуждалась и тема украинского миротворчества в Абхазии, хотя в силу разных причин, как конституционно-правового, так и политического свойства до практической реализации дело не дошло. Начиная же с 2005 года, «оранжевый Киев» рассматривал Тбилиси, как важнейшего союзника на постсоветском пространстве в деле «сдерживания имперских устремлений России». С приходом к власти Виктора Януковича грузино-украинские отношения стали более сбалансированными и менее эмоциональными. Однако расчет Москвы на то, что «наш Янукович» признает независимость Абхазии и Южной Осетии не оправдались. Символично, что заявление о том, что территориальная целостность Грузии остается приоритетом украинской внешней политики прозвучало на пресс-конференции, приуроченной к первым 100 дням президентства четвертого глава Украинского государства.

Как бы то ни было, а Армению в период после распада Советского Союза независимая Украина своим вниманием обходила. Показательно, что дипломатические отношения между двумя странами были установлены 25 декабря 1992 года (для сравнения, с Азербайджаном они были заключены на 10 месяцев раньше в феврале того же года). И если в 1992-1994 гг. Баку и Киев подписали серию договоров, положивших начало межгосударственным экономическим контактам, то до 1996 года между Арменией и Украиной фактически не было сколько-нибудь значимых контактов. Причина этого понятна, так как новое Украинское государство крайне щепетильно относилось к проблемам территориальной целостности и вызовам сепаратизма (до 1994 года «крымский вопрос» казался намного более острым, чем в последующие годы). По словам известного киевского эксперта Бориса Парахонского (эта оценка была дана в начале 2000-х годов в статье для журнала «Центральная Азия и Кавказ), «Украина выступает за сохранение территориальной целостности Азербайджана, и поэтому ее позиция в вопросе Нагорного Карабаха противоречит позиции Армении и РФ». Этим и объясняется тот факт, что первый визит в Ереван президент Украины нанес только в мае 1996 года. Тогда же и был подписан «Договор о дружбе и сотрудничестве между Арменией и Украиной». Но и после визита Леонида Кучмы в Ереван (а также после серии документов, подписанных в развитие договоренностей 1996 года) двусторонние отношения бурно не развивались. В начале марта 2001 года Киев посетил второй президент Армении Роберт Кочарян. Забегая вперед, скажем, что после этого и вплоть до июльского визита Сержа Саркисяна лидеры Армении Украину не посещали, хотя в 2002 году Леонид Кучма посещал Ереван. И этому тоже есть свои объяснения. Украина вместе с Грузией и Азербайджаном вошли вместе в одно интеграционное объединение ГУАМ (затем ГУУАМ, а потом снова ГУАМ), которое можно было рассматривать, если не как «анти-СНГ» (все же члены организации с Содружеством не рвали), но как альтернативу России, как главному гравитационному центру постсоветского пространства. В 1999 году два партнера Украины по ГУАМ (Грузия и Азербайджан) отказались пролонгировать Договор о коллективной безопасности, участником которого была Армения. Впоследствии Армения войдет в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

«Оранжевая» власть, видевшая главную угрозу в российской внешней политике, рассматривала Армению, как союзника Москвы. В этой связи вряд ли случайной представляется та риторика Виктора Ющенко, которая была направлена на нагорно-карабахский конфликт и его урегулирование. Третий президент Украины фактически встал на одну сторону противоборства. Так в ходе одного из саммитов возродившегося после нескольких лет застоя ГУАМ, он заявил об «армянской оккупации» азербайджанских земель. Впрочем, в то время Киев прилагал усилия вместе с Молдовой по изменению статус-кво в Приднестровье, а также активно поддерживал Тбилиси «разморозке» конфликтов в Абхазии и в Южной Осетии. Все это, конечно же, не могло не сказаться на взаимоотношениях Еревана и Киева. До какой-то конфронтации дело не доходило, но и особой динамики в межгосударственных контактах не было. В этом плане визит Саркисяна в Киев уже заслуживает внимания.

Но дело не только в факте самого визита. Необходимо учитывать и другие контексты. Визит президента Армении проходит после неудачного саммита в Казани, где попытки разрешения нагорно-карабахского конфликта не увенчались успехом. Это, в свою очередь, актуализировало дискуссии о том, какие форматы мирного процесса были бы более эффективными. «Я считаю, что шанс, по крайней мере, один шанс упущен. Это не означает, что конец переговорному процессу, это не означает, что мы не будем продолжать наши переговоры. Это означает, что мы, во всяком случае, до новой встречи, вот этот промежуток мы потеряли», - заявил президент Армении в ходе своего визита в Киев. Как бы то ни было, а посреднический формат ОБСЕ (под его эгидой действует т.н. Минская группа) пока еще никто не отменял. В 2011 году председателем ОБСЕ является Литва. В 2012 году председательское кресло переходит к Ирландии, а в 2013 году к Украине. Украина станет вторым постсоветским государством после Казахстана (не считая прибалтийских республик), которое получит кресло председателя в ОБСЕ. Отсюда и тот заблаговременный интерес, который присутствует у Еревана. Особенно, принимая во внимание, хорошо налаженные взаимоотношения между Азербайджаном и Украиной. Тем паче, что в случае с Казахстаном, который председательствовал в 2010 году, далеко не все возможности удалось использовать. Однако и резкого ухудшения ситуации не произошло. Казахстан к началу 2010 года (как, впрочем, и после этого) считался важным партнером Азербайджана. И многие дипломаты внутри Армении смотрели с некоторой настороженностью на перспективы «казахстанского года» в ОБСЕ. Однако в действительности Астана не пыталась играть в одни ворота (что касается резких заявлений по поводу проведения парламентских выборов в НКР, то их сделал не только Казахстан, но и Россия, международные организации). Но ее посреднических усилий (попытка организовать встречу президентов в рамках саммита ОБСЕ в столице Казахстана) не хватило. Теперь Ереван пытается загодя создать основу для взаимодействия с Киевом. Чтобы, конечно же, не изменить радикально внешнюю политику Украины, но хотя бы создать дипломатические противовесы Баку.

Отсюда понятны те высказывания, которые прозвучали из уст президента Армении в Киеве. В ходе переговоров в столице Украины президент Саркисян заявил о том, что надеется на украинский вклад в установление мира в Кавказском регионе в период председательства в ОБСЕ. По мнению президента Армении, нынешний уровень двусторонних отношений нуждается в серьезном углублении. В ходе своего визита он назвал те форматы, в которых это возможно (Организация черноморского экономического сотрудничества, СНГ, ОБСЕ). Что же касается Виктора Януковича, то он также выразил готовность Украины принять участие в посреднической деятельности по разрешению нагорно-карабахского конфликта: «У нас прекрасные партнерские, дружеские отношения, торгово-экономические отношения и с Арменией, и с Азербайджаном. И в наших интересах, в интересах украинского народа, чтобы этот конфликт был решен мирным путем». По словам президента Украины, его страна в 2013 году готова приложить «максимум усилий, чтобы продвинуть этот переговорный процесс вперед».

Таким образом, Киев пытается позиционировать себя не только в качестве стратегического партнера Азербайджана (военно-техническое партнерство двух стран ни для кого секретом не является), но и как потенциальный посредник. Эта роль тем более удобна, что не противоречит ни фундаментальным подходам России, ни интересам Запада. Однако в случае с украинской внешней политикой сложно что-то загадывать наперед. В условиях не до конца оформленной политической идентичности и раскола украинских элит никто не даст стопроцентных гарантий того, что за изменениями во внутренней политике не последуют внешнеполитические корректировки. Впрочем, это уже тема отдельной публикации. А пока Киев пытается «прагматизировать» одно из постсоветских направлений своей внешней политики.

Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник (Visiting Fellow) Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net