Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

18.08.2011 | Сергей Слободчук

Руководящая и поглощающая

Партия регионов дает понять, что видит себя единственной в Украине «партией власти». Как заявил на совместном с вице-премьером Сергеем Тигипко брифинге премьер-министр Николай Азаров (который по совместительству возглавляет Партию регионов после Виктора Януковича) грядет объединение двух политпроектов. Партия Сергея Тигипко «Сильная Украина», «надежда» либеральных реформ и претендент на нишу «третьей силы», объединяется с Партией регионов.

В свое время вернувшийся в политику во время президентских выборов 2010-го Сергей Тигипко (одно из самых известных «лиц» периода правления Кучмы, бывший начальник штаба Януковича, ушедший с поста сразу после начала Майдана), «застолбил» по итогам 1-го тура 3-е место с 3, 2 миллиона голосов избирателей (13, 05 %). Ставка на избирателя, которому одинаково надоели «помаранчевые» и «бело-голубые» (где значительную часть составляли украинцы, понявшие, что разницы между ними нет), которого не устраивали ни Янукович, ни Тимошенко, дала свой результат. Что касается активно раскручивавшегося бренда «Сильная Украина», то таким названием наградили одно из крыльев «партии власти» периода президента Леонида Кучмы, который до 2010-го именовался «Трудовой Украиной» (регистрация от 30-го августа 1999 г.).

Как чаще всего бывает, разница между заявленными желаниями и реальными возможностями требует расставить все точки над «i». Во-первых, если говорить не о рекламной, а о фактической стороне дела, то ни о каком слиянии речи быть не может. То есть, Партия регионов «+» «Сильная Украина» на выходе не означает знака «=» «Партия сильных регионов» или «Сильная региональная Украина». Конечно, такой механизм возникновения новых субъектов политики как слияние существует – например, в западных странах (так возникла одна из двух ныне правящих партий Великобритании Либеральные демократы). Что касается Украины, то слияние двух партий невозможно по нескольким причинам. Во-первых, действующий закон «О политических партиях» (2001-го года рождения с парой косметических изменений), не предусматривает такого понятий как «слияние» либо «объединение». А, соответственно, не прописывает правового алгоритма такого действия. Заявленное «слияние» на деле – это самороспуск одной из двух партий. И, как можно догадаться, это будет не Партия регионов. Дальнейшая пошаговая судьба проекта Тигипко означает проведение съезда «Сильной Украины», на котором делегаты примут решение о самороспуске, после чего каждый из бывших членов сможет написать индивидуальное заявление в Партию регионов.

Проблема №2 кроется в деталях - даже если в действующий закон о политических партиях включить норму об объединении, что достаточно просто, возникает еще один камень преткновения - отсутствуют механизмы объединения бухгалтерского и налогового учета, ведь каждая партия имеет свои особенности документооборота. Если точнее, можно сказать, что отсутствует даже понимание, какими могут быть такие механизмы. Здесь уместно вспомнить о ситуации на другой стороне баррикад, где украинская оппозиция несколько раз в год стабильно заводит разговор о своем объединении – последние такие инициативы зазвучали аккурат после ареста Юлии Тимошенко. Как мы понимаем, разделив обещания на правовой знаменатель, даже если завтра все оппозиционные вожди забудут о противоречиях между собой, это невозможно в принципе.

Поглощение Партией регионов «Сильной Украины» с ходу подстегнуло домыслы о других политических проектах, которые сегодня пребывают в орбите влияния правящей партии. В первую очередь, речь о Народной партии, которую возглавляет спикер Верховной Рады Владимир Литвин и «Едином Центре», один из руководителей которого Виктор Балога трудится министром чрезвычайных ситуаций в нынешнем правительстве. «Народники» по своему содержанию представляют собой замаскировавшуюся под более модерновый бренд Аграрную партию, объединившую аграрных баронов, крупных землевладельцев и сельскохозяйственную бюрократию (собственно, до 2004-го они и назывались Аграрной партией, а до 2005-го – Народной аграрной). «Единоцентристы», по своей сути являются политическим проектом закарпатского клана и одной из «партий власти» последнего периода правления Ющенко, которая ориентировалась на главу Секретариата президента Виктора Балогу. На старте своей деятельности данный проект забрал под свое крыло ряд организаций «Нашей Украины», а также присоединил некоторые более мелкие партии.

Заявив курс на поглощение проекта-конкурента, Партия регионов подтвердила приверженность традиционной для себя линии, когда ставка делается исключительно на бренд ПР, без создания предвыборных блоков, что размывает узнаваемость, на порядок снижает управляемость, да и вообще работает четко по схеме «где два украинца – там три гетьмана». Такую же логику она демонстрировала и в предыдущие годы, когда под вывеской «объединения» абсорбировала в свои ряды родственные политические проекты. При этом, владельцы партийных брендов вроде Инны Боголовской, Евгения Кушнарева и т.д. получали право пополнить список «лиц» Партии регионов, а члены их партий после самороспуска могли вступать в ПР на индивидуальной основе.

Пусть даже реальный эффект от присоединения «диванных партий», не обладавших ни деньгами, ни кадрами, ни популярностью, был невелик, но, как и сейчас, накануне кампании в Верховную Раду, важен PR-эффект в национальном масштабе. В итоге, избиратель получает месседж что-то вроде «Партия регионов – это сила», ведь присоединяются слабые к более сильному, мелкие к крупному, неопределившиеся к перспективному.

Поход на выборы под одним брендом – это попытка застрелить двух зайцев. Во-первых, минимизируется риск распыления электората, когда у избирателя разбегаются руки, за кого ставить галочку – ПР или родственные проекты вроде «Сильной Украины». Во-вторых, снижается риск затяжного торга за должности после прохождения в парламент – в варианте с предвыборным блоком правилом хорошего тона считается забыть все предыдущие договоренности и требовать своей политической силе как можно большую квоту, мотивируя вкладом в победу.

Если же говорить о политической стороне дела, то Партия регионов одержала тактическую победу, поглотив пусть и небольшого, но конкурента, работавшего на одном с нею электоральном поле (тем более, что данное поле в последнее время сужается). Пусть даже это будет называться «слиянием», чтобы не было обидно. А вот ответ на другой вопрос – насколько оправданной в нынешней политической системе окажется ставка на единственную «партию власти» - является далеко не таким радужным и однозначным.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net