Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.08.2011 | Валерий Выжутович

Двадцать лет после Августа

С того дня, 19 августа 1991года, когда весь мир облетело известие: «В России - государственный переворот», прошло 20 лет… В это трудно поверить, но, если вдуматься, все перемены в России, отсчет которым был начат в 2000 году, когда к власти пришел Владимир Путин, поддавались прогнозу еще тогда, когда Ельцин стоял на танке, а Горбачев был загнан не в Форос, а в последний тупик коммунистического правления. В те дни империя в очередной раз рухнула. Дальнейший путь - путь по кругу - был предначертан стране ее историческим опытом. Сколь бы смелыми надеждами ни был пропитан воздух Августа (тогда этот август удостаивался прописной буквы), следовало ожидать, что пройдет какое-то время, и жизнь, по Бродскому, «качнется вправо, качнувшись влево». Так и случилось. Маятник российской истории совершил привычный попятный ход. От пьянящих реформ - к пореформенному похмелью. От тотального сокрушения основ - к их частичному восстановлению и модернизации.

После Августа-91 кому-то в России, в том числе и на верхних этажах власти, казалось, что достаточно извести под корень зримые знаки советской эпохи - серп и молот, краснозвездные флаги, портреты Ленина - и страна в одночасье преобразится. Кто-то и сегодня склонен думать, что причина возврата к способам правления, чем-то напоминающим советские, только в том, что двадцать лет назад страна не до конца свела счеты со своим тоталитарным прошлым. В частности, не были поражены в правах те, кто работал в советских спецслужбах, занимал руководящие посты в компартии и комсомоле, - им не было запрещено работать в представительских и исполнительных органах, правительстве, администрации президента и аппарате парламента.

Хотя разговоры о необходимости люстрации в ту пору возникали, до такого расчета с историей дело не дошло. И слава Богу. Потому что подобное самоочищение привело бы к грандиозному расколу общества. Но и решительной, недвусмысленной черты под своим тоталитарным прошлым страна после Августа не подвела. Например, был проигнорирован указ президента от 6 ноября 1991 года «О деятельности КПСС и КП РСФСР», предписывавший роспуск всех коммунистических комитетов. И уже в 92-м году запрещенная КПСС начала возрождать обкомы, горкомы, райкомы… Головные подразделения «обновленной» компартии вернулись на места, со страниц красной печати потянуло родным и знакомым: «Пленум ЦК рассмотрел... Бюро обкома, заслушав и обсудив...» Отнюдь не тайное - открытое, широкое, повсеместное и совершенно при этом антизаконное воссоздание коммунистических комитетов проворонили все. Президент, гарант Конституции. Законодатели, упоенные нескончаемой тяжбой с правительством и главой государства. Генеральная прокуратура и Минюст, не замечавшие, как далеко от закона об общественных объединениях откатились коммунистические эшелоны. Отечественная пресса, все это время жадно ловившая каждое оброненное в столице слово вождя КПРФ, но так и не давшая себе труд поинтересоваться вслед за «Правдой»: как живешь, первичка?

Тогда же, сразу после путча, началось неуклонное размежевание в рядах демократов первой волны. Такие, как Бурбулис, Полторанин, Станкевич, Старовойтова, ушли во власть, получили государственные посты и сделались статусными политиками. А такие, как Пономарев и Якунин, вольно или невольно оказались у них на подхвате. «Массовики-затейники». Постановщики шествий и демонстраций, потребность в которых новая власть испытывала в ту пору постоянно. Вывести толпу на Васильевский спуск под плакатами в защиту президента от хасбулатовского Съезда народных депутатов... Организовать манифестацию в поддержку проекта Конституции, «проработать» с трудящимися вопросы референдума, выкрикнув в мегафоны ответ-подсказку: «Да, да, нет, да!»... В сотворении подобных представлений усердные, не жалевшие голосовых связок деятели «ДемРоссии» были просто незаменимы. Тогда-то и прилепилось к ним, и уже навсегда, брезгливо-презрительное прозвище - «демшиза». Пришедшие к власти новоселы больших кабинетов смотрели на своих политических прародителей, как советская партноменклатура - на старых большевиков: снисходительно, с тайной усмешкой.

Перемены в России не могли не оставить свой отпечаток на жизни ее ближайших соседей. Бывшие братские республики, провозгласившие независимость и суверенитет, стали строить свою государственность. Почти всюду была она шаткой, а где-то такой и остается. После грузинской «революции роз» никто не спрашивал, в какой еще из постсоветских стран вскоре произойдет смена режима. Казалось, происшедшее в Грузии имело особую политическую природу. Кому-то верилось, что «розы» или иные цветы, если они высажены не властью, не приживутся на почве бывших республик СССР. «Оранжевая революция» на Украине сильно поколебала эту веру. А смена власти в Киргизии, мятеж в Андижане развеяли последние иллюзии относительно долговечности режимов, установившихся в странах СНГ после распада СССР.

Чем же ответила политическая элита России на этот вызов? В большинстве своем - толками о заговоре внешних сил, стремящихся взорвать стабильность на постсоветском пространстве. О том, что режимы в бывших республиках СССР подвергаются угрозе со стороны Запада, не жалеющего средств для свержения этих режимов.

Главным экспортером революций были назначены США. Но невозможно поверить, что, скажем, запал андижанского бунта создавался и поджигался именно оттуда. Как никому на Западе особенно не требовалось накалять обстановку в Киргизии: она накалялась и без вмешательства извне. Природа массовых волнений в Узбекистане, смены власти в Грузии, на Украине, Киргизии при всей непохожести этих стран была все-таки универсальна. И экспортом революций из США ее едва ли можно было объяснить. Она объяснялась массовой бедностью, серьезными экономическими проблемами, отсутствием реформ и еще тем, что протестные настроения не имели свободного выхода.

Для кого-то перемены в России оказались вдохновляющими, для кого-то - не очень. В свою очередь, опыт стран, переживших бурную смену власти и до сих пор подверженных вулканическим колебаниям, оказал корректирующее воздействие на ход российских дел. Самый яркий тому пример - создание молодежных заградотрядов («Наши», «Местные» и т.п.) на пути проникновения в Россию «оранжевых» настроений.

Август-91 положил начало эпохе Ельцина. Теперь эту эпоху называют не иначе как «лихие 90-е». На смену ей пришла эпоха Путина. Если кратко - эпоха стабильности. Вехи этой эпохи - вот они. Расставание общества с надеждами и иллюзиями первых послесоветских лет. Кризис идеологии и упорные, до сих пор не оставляемые попытки найти национальную идею. Укрепление государства и всех его институтов путем строительства властной вертикали. «Суверенная демократия» в разнообразных ее проявлениях. Мода на патриотизм и прогрессирующая ксенофобия. Утверждение новых стандартов свободы слова.

Высокий рейтинг Путина и рекордные мировые цены на нефть - под таким «наркозом» можно было решительно приступать к либеральным реформам, но запас «обезболивающего», как нам кажется, не нашел применения. Ни пенсионная система, ни жилищно-коммунальное хозяйство, ни административное управление, ни армия, ни все прочее, требующее неотложного оздоровительного вмешательства, так и не подверглось хирургии.

Как долго продлится теперешний этап? Самый простой ответ: он завершится ровно в тот момент, когда резко пойдут на убыль нефтяные и газовые деньги. Дескать, тогда-то хозяйственная и общественная сферы снова освободятся от чрезмерного государственного внимания, все двинется по прерванному после «лихих 90-х» пути, и «лихими», глядишь, будут уже объявлены нынешние времена. Так - кто-то в радужных мечтаниях, а кто-то в страшных снах - представляет себе последующие перемены. Но подобные представления слишком одномерны, слишком похожи на схему, чтобы в полном объеме воплотиться во что-то определенное. В конце концов, вовсе не факт, что нефтегазовая «засуха», если она когда-нибудь случится (а когда-то случится, конечно), спалит дотла все взращенное на ниве государственного капитализма, «суверенной демократии», «социальной ответственности бизнеса» и т.п. и непременно вновь вызовет к жизни либерализм гайдаро-чубайсовского образца. Реформирование страны, так или иначе, все равно продолжится, но - с ответом на новые вызовы, новый политический, экономический, общественный запрос.

Начнется ли движение в сторону реальной модернизации после того, как в 2012 году состоятся президентские выборы и Россия вступит в новый политический цикл? Должно начаться. Иначе стабильность, в жертву которой принесены назревшие преобразования, окажется самоцельной. Тогда как отсутствие потрясений - лишь необходимое условие для реформаторской работы.

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net