Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.09.2011 | Алексей Макаркин

МВД: борьба с экономическими преступлениями

Одним из ключевых аппаратных аспектов реформы МВД стала реорганизация, пожалуй, самого влиятельного подразделения министерства – Департамента экономической безопасности (ДЭБ). Он преобразован в Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, что официально связано с общим переименованием структурных подразделений – ведущие департаменты стали главными управлениями. Однако реорганизация не свелась к переименованию – нынешним летом было смещено все руководство теперь уже бывшего ДЭБ.

Предшественником Департамента экономической безопасности МВД России был отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС), созданный 16 марта 1937 года в еще составе Главного управления милиции Народного комиссариата внутренних дел СССР. Структуры ОБХСС просуществовали до распада СССР. В феврале 1992 года в составе МВД России было создано Главное управление по экономическим преступлениям (ГУЭП), которое спустя пять лет было переименовано в ГУБЭП. В июне 2001 года оно вошло в состав Службы криминальной милиции МВД России, а через два года – в состав Федеральной службы по экономическим и налоговым преступлениям МВД. В результате административной реформы ГУБЭП в 2005 году было преобразовано в ДЭБ.

По утверждению «Новой газеты», ДЭБ «был фактически неподконтрольным подразделением» в структуре МВД. Он являлся одним из центров межведомственных групп влияния, в которые, по мнению издания, входили не только сотрудники ДЭБ МВД, но и сотрудники Следственного комитета при МВД, а также офицеры управления «К» (финансовый контроль) и управления «М» (курирующее деятельность МВД, прокуратуры и судов) ДЭБ ФСБ России. «Роль ДЭБ МВД в этих отношениях переоценить трудно - они главные исполнители» - резюмировала «Новая газета».

Ключевое подразделение

По состоянию на начало 2011 года руководящее звено ДЭБ МВД выглядело следующим образом. Начальником департамента был генерал Юрий Шалаков, сменивший на этом посту генерала Евгения Школова, который возглавлял ДЭБ в 2006-2007 годах. Заместителями начальника являлись генералы Андрей Хорев (первый заместитель), Александр Назаров, Юрий Попугаев и полковник Алексей Шишко.

В свою очередь, Школов сменил во главе ДЭБ генерала Сергея Мещерякова (руководил ДЭБ в 2005-2006 годах), который вступил в конфликт с другим влиятельным руководителем МВД, заместителем министра Андреем Новиковым. Мещеряков и Новиков считались участниками различных неформальных групп «питерских силовиков» (первый, по данным СМИ, ориентировался на Игоря Сечина, второй – на руководителя Службы безопасности президента Виктора Золотова). В результате конфликта в 2006 году оба генерала потеряли свои посты. Новиков возглавил Антитеррористический центр СНГ. Мещеряков стал начальником Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПТ) – формально он не проиграл, но уход из ДЭБ предшествовал завершению его карьеры в МВД.

В 2008 году ДБОПТ был расформирован, а Мещеряков не получил нового назначения. Более того, часть функций ДБОПТ (по борьбе с организованной экономической преступностью и коррупцией) была передана ДЭБ, причем, по данным агентства «Росбалт», сотрудников, ушедших вслед за Мещеряковым в ДБОПТ, обратно не принимали. Тогда в структуру ДЭБ вошли ОРБ № 3 (по борьбе с коррупцией) и ОРБ № 10 (по борьбе с оргпреступностью в сфере экономики). Отставке Мещерякова предшествовал громкий скандал - в июне 2008 года оперативники ФСБ задержали заместителя начальника 7-го отдела 10-го оперативно-розыскного бюро (ОРБ) ДБОПиТ Дмитрий Целяков и оперуполномоченного по особо важным делам 4-го отдела 8-го ОРБ ДЭБ Александр Носенко по обвинению получении взятки в особо крупном размере. По версии следствия, офицеры «за общее покровительство» вымогали у бизнесмена Петра Чувилина 1,5 млн евро. Впрочем, в окончательной редакции милиционерам инкриминировали только статью 159 УК РФ (мошенничество). По версии следствия, сотрудники МВД РФ вымогали деньги, не имея реальной возможности повлиять на ход расследования дела. В 2010 году Целяков и Носенко были признаны виновными и приговорены к шести и пяти с половиной годам лишения свободы.

Что касается Школова, то он был личным выдвиженцем Владимира Путина – они вместе служили в КГБ и работали в ГДР. Таким образом, тогдашний президент решил взять ситуацию в ДЭБ под свой контроль. После ухода из разведки, Школов вернулся в Ивановскую область (где ранее получил высшее инженерное образование и работал до прихода в КГБ), возглавлял отдел внешнеэкономических связей администрации года Иванова, был директором-координатором Союза промышленников и предпринимателей Ивановской области. После избрания Путин президентом России Школов стал главным федеральным инспектором в Ивановской области, а в 2002 году был переведен в Москву на должность помощника руководителя администрации президента. После 2005 года его карьера развивалась стремительно: вице-президент «Транснефти», директор ДЭБ, с ноября 2007 года – заместитель министра внутренних дел, курировавшим, в частности, и ДЭБ.

В свою очередь, Шалаков в 2007-2008 годах был первым заместителем начальника ДЭБ, а в феврале 2008 года возглавил департамент. В СМИ была выдвинута версия, что он являлся выдвиженцем Виктора Черкесова, так как пришел в МВД из ФСНП, которую тогда возглавлял Черкесов. Однако не менее интересно, что Шалаков возглавлял управление ФСНП по Ивановской области и, следовательно, был неплохо знаком с главным федеральным инспектором Школовым. Поэтому более вероятна версия, что он был протеже именно замминистра.

Впрочем, влияние Шалакова в департаменте считалось ограниченным. Влияние двух его заместителей - генералов Хорева и Назарова - было не меньшим, чем начальника. По данным «Новой газеты», в ДЭБ, «по сообщениям оперативных справок, зоны влияния делили» именно эти два зама. Дела, связанные с незаконными банковскими операциями, курировал именно Хорев, а согласно оперативным справкам 2010 года, только в Москве ущерб от незаконных банковских операций составлял около 5 млрд рублей в день – таким образом, «цена вопроса» была крайне велика. «ДЭБ в последние годы штормило, непримиримая вражда между кланами Хорева и Назарова привела к отсутствию как таковой системной работы в департаменте, - прокомментировал ситуацию «РБК daily» руководитель центра «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко.

Поэтому когда в нынешнем году началась «перетряска» всего центрального аппарата МВД, то было ясно, что отставка Шалакова при сохранении на своих постах влиятельных заместителей лишь частично изменит реальную расстановку сил в ДЭБ. Похоже, что решение готовилось долго и непросто принималось на уровне Кремля. Тем более, что речь шла не только о решении кадровых вопросах, но и о новой организационной структуре. По данным «Коммерсанта», Школов и Шалаков до последнего пытались отстоять кадровый костяк ДЭБ при реформировании его в главное управление. До реорганизации департамент насчитывал 1061 сотрудников, поначалу его предполагалось сократить до 650 человек, но вскоре эта цифра прежде всего усилиями Школова и Шалакова была скорректирована до 720. Если учесть, что значительная часть должностей была вакантной – на момент реорганизации в ДЭБ фактически работали 822 сотрудника – то прежнее руководство хотело отделаться «малой кровью».

В конце апреля должности заместителя главы ДЭБ лишился Юрий Попугаев. Представляется, что особых претензий к нему не было – в августе ему присвоено звание генерал-майора полиции. Но отставка Попугаева стала первым – возможно, «пробным» - шагом по замене руководства ДЭБ.

В июне Дмитрий Медведев уволил Школова с поста заместителя министра (в числе трех других замов Рашида Нургалиева). Как только Школов лишился поста замминистра, штатное расписание нового главка опять было сокращено - до 645 сотрудников. Новым куратором структуры по борьбе с экономической преступностью стал Игорь Алешин, бывший до назначения заместителем министра главой башкирских органов внутренних дел (в этом качестве он занимался ограничением влияния тогдашнего башкирского президента Муртазы Рахимова на силовые органы). В 2006-2008 году Алешин был министром внутренних дел Карелии, также в непростой ситуации – после громкого конфликта в Кондопоге.

Судьба Шалакова также была решена – в конце июня главой ГУЭБиПК был назначен 34-летний генерал Денис Сугробов, которого ранее номинировали на должность заместителя начальника этой структуры. При этом первоначально основным кандидатом на должность руководителя ГУЭБиПК был Хорев. Однако вокруг его персоны (и, в существенно меньшей степени, вокруг фигуры Назарова) развернулись, пожалуй, самые жесткие «бои» за все время реформирования МВД.

Череда увольнений

По данным СМИ, Хорев даже не прошел аттестацию, что в СМИ связывали с целой серией скандалов. «Коммерсант» приводит целый ряд таких историй.

В 2009 году оперативники 7-го (так называемого банковского) оперативно-разыскного бюро (ОРБ), курировавшегося Хоревым, оказались участниками скандала, связанного с председателем правления ОАО «Москонверспром» Валерием Морозовым. Предприниматель, компания которого участвовала в реконструкции объектов Олимпиады в Сочи, обратился в правоохранительные органы после того, как чиновники управделами президента России (УДП) стали требовать у него многомиллионные откаты за участие в контрактах. Вымогателей решили взять с поличным. Морозов передал сотрудникам ОРБ 15 млн руб. «на проведение оперативного эксперимента», а именно для дачи контролируемой взятки замначальника главного управления капитального строительства УДП Владимиру Лещевскому. Деньги тот забрал, однако аудио- и видеозаписи передачи средств были уничтожены. Произошло это якобы потому, что правоохранители вовремя не обратились в ГУВД Москвы, где их хранили. В результате дело на Лещевского СКР возбудил только в прошлом году, когда о скандале с откатами рассказали российские и иностранные СМИ.

В феврале 2011 года сотрудники СКР задержали и обвинили в мошенничестве на $200 тыс., связанном с обещанием прекратить уголовное преследование за махинации с НДС, сотрудников 5-го отдела 7-го ОРБ - подполковника Алексея Ширшикова и майора Михаила Новикова. Вскоре после их ареста от должности был отстранен, а потом и уволен их непосредственный руководитель Дамир Фейзуллин. Он считался в ведомстве доверенным лицом Хорева.

Следующий скандал случился в апреле, когда руководство ФНС обжаловало в Генпрокуратуре обыски, проведенные в московском управлении ведомства и инспекции № 28 и совершенные в рамках эпизода дела, возбужденного СКР по факту покушения на мошенничество: одна из компаний пыталась получить возврат НДС почти на 2 млрд руб. Правда, уже на следующий день выяснилось, что соискатель НДС никак не мог получить деньги, поскольку ему было официально отказано еще в марте. Зато оказалось, что еще с осени прошлого года ФНС безуспешно обращалась в 5-й отдел 7-го ОРБ, добиваясь проверки и возбуждения дела на бывшего руководителя инспекции № 28 Ольгу Степанову, которая, как считают в ведомстве, за два года необоснованно возместила НДС восьми компаниям на 4,4 млрд руб. В итоге в апреле с должности был снят начальник 7-го ОРБ полковник Владимир Скворцов, давний соратник генерала Хорева.

Однако ближайшим поводом для увольнения Хорева стал второстепенный вопрос. Заместитель председателя комитета по обороне Госдумы Михаил Бабич обратился в Генпрокуратуру с требованием разобраться в порядке предоставления статусов ветеранов боевых действий генералу Андрею Хореву и руководителю управления МВД РФ по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите (УОГЗ), полковнику Виталию Белинскому. В письме депутата утверждалось, что 31 июля 2008 года эти офицеры всего один день находились в Чечне, куда были направлены в служебную командировку для участия в совещании по вопросам обеспечения целевого расходования бюджетных средств. Но затем, утверждал Бабич, «путем фальсификации служебных документов» срок командировки им на бумаге был увеличен до 45 суток, хотя в реальности офицеры Хорев и Белинский сразу после совещания вернулись в Москву. Между тем Хорев и Белинский после командировки были награждены нагрудными знаками «Участник боевых действий» и получили все соответствующие льготы.

Генпрокуратура внесла в адрес Нургалиева представление о выявленных фактах необоснованного присвоения сотрудникам центрального аппарата министерства подобных статусов. На фоне скандала с Хоревым фигура Белинского оказалась на заднем плане, хотя он также являлся весьма влиятельной персоной, имевшей прямое отношение к ДЭБ. Он работал начальником отдела ДЭБ, начальником центра обеспечения оперативно-служебной деятельности подразделений экономической безопасности МВД, начальником управления межведомственного взаимодействия и по связям с общественностью ДЭБ. В УОГЗ он перешел в 2010 году.

Также пост заместителя начальника ДЭБ покинул Назаров, курировавший ОРБ-3, занимавшееся антикоррупционной проблематикой (он возглавлял его в 2008-2010 годах до назначения замом). Вопрос с последним заместителем руководителя ДЭБ – отвечавшим за аналитику Алексеем Шишко – решался дольше; в СМИ появилась информация, что он может сохранить свой пост. Однако в конце августа и он был освобожден от занимаемой должности.

Новое руководство

Денис Сугробов до назначения главой ГУЭБиПК возглавлял 10-е оперативно-разыскное бюро (ОРБ) министерства, занимающееся борьбой с экономическими основами организованной преступности. Это ОРБ, по некоторым данным, не входило в сферу влияния ни Хорева, ни Назарова. Кандидат юридических наук (тема диссертации: «Суд как субъект уголовно-процессуальных правоотношений»). К своим 34 годам он успел поработать в РООП по Северному округу Москвы, Центральном РУБОП, главном управлении МВД по ЦФО (которое в 2008-2011 годах возглавлял однокурсник Медведева Валерий Кожокарь, в прошлом месяце ставший заместителем министра внутренних дел, отвечающим за следствие).

В прошлом году Сугробов руководил операцией «Южный поток», в результате которой была раскрыта крупнейшая за последние годы организованная преступная группировка фальшивомонетчиков. Каждый месяц участники банды изготавливали поддельные купюры более чем на 50 миллионов рублей. На назначении Сугробова сказалось, в том числе, и личное участие генерала в расследовании целого ряда других громких уголовных дел, привлекших внимание руководства страны. Среди них - дела о коррупционных сделках при закупках РФ дорогостоящего медицинского оборудования, в частности томографов. Сугробов лично участвовал в разработке и задержаниях начальника департамента контрольного управления президента РФ Андрея Воронина, начальника главного медицинского управления Минобороны генерал-майора Александра Белевитина и директора ФГУП «Дирекция единого заказчика-застройщика Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» Вадима Можаева. Кроме того, по данным источников «Коммерсанта» в ведомстве, подчиненные генерала Сугробова поучаствовали и в расследовании нескольких коррупционных дел, в которых фигурировали сотрудники МВД.

В новой структуре ГУЭБиПК вместо пронумерованных оперативно-разыскных бюро, входивших в состав ДЭБ, появятся семь специализированных буквенных управлений. Борьбой с коррупцией займется управление «К», экономическими преступлениями в сферах машиностроения и металлургии - «М», оргпреступностью экономической направленности - «О», с бюджетной сферой разберется управление «Б», в сфере финансовой деятельности и банкротства будет работать управление «Ф», преступность в ТЭК и «химии» - сфера компетенции сотрудников оперуправления «Е», сферы сельского хозяйства, водных биоресурсов, торговли, пищевой, лесной, легкой промышленности, строительства и ЖКХ станут прерогативой управления «П». Еще два управления - организационное и информационно-сопроводительное.

Управление «К» поделено на шесть оперативных отделов, самый большой из которых станет бороться со взятками в федеральных органах исполнительной власти. Остальные будут специализироваться на органах муниципальной власти, госкорпорациях, бюджетных фондах, общественных организациях и сфере антимонопольного законодательства.

Всего у Сугробова будет шесть заместителей – на двух больше, чем у Шалакова. Первым заместителем Сугробова был назначен полковник Виталий Скворцов (не путать с сотрудником Хорева Владимиром Скворцовым). Он ранее не служил в ДЭБ, но имеет большой опыт работы в МВД, был начальником ОРБ по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в составе Главного управления по борьбе с организованной преступностью (еще до прихода туда Мещерякова). В последнее время работал в администрации президента, которая становится источником комплектования руководящего состава МВД – выходцами из нее являются два заместителя министра, Сергей Булавин и Сергей Герасимов, назначенные в 2010 году, еще в начале реформы.

Два заместителя Сугробова, полковники Андрей Здор и Олег Говрас – ранее работали в Омской области, как и целый ряд генералов МВД. Среди «омичей» - заместители министра Игорь Алешин и Александр Смирный, помощник министра Виктор Камерцель (в течение многих лет возглавлявший Омское УВД и переведенный в Москву в прошлом году), ряд руководителей регионального уровня. Однако говорить о единой омской команде не представляется возможным – интересы полицейских, ранее работавших в этом регионе, могут быть различными.

Обращает на себя внимание, что Олег Говрас входит в «ближний круг» Алешина, курирующего ГУЭБиПК. До 2000 года служил в Казахстане, затем в течение шести лет занимал руководящие должности в подразделениях по борьбе с экономическими преступлениями УВД Омской области под началом Алешина, являвшегося начальником управления по борьбе с экономическими преступлениями УВД, а затем первым заместителем начальника УВД. Когда в декабре 2006 года Алешин был назначен министром внутренних дел Карелии, то Говрас уже в январе следующего года возглавил там управление по борьбе с экономическими преступлениями республиканского МВД. В 2008 году Говрас был повышен в должности до карельского замминистра. В том же году Алешин был переведен на министерскую должность в Башкирию, и Говрас вновь последовал за ним – в качестве заместителя начальника криминальной милиции.

Характерно, что «алешинские» кадры активно продвигаются на ключевые посты в ГУЭБиПК. Так, по данным газеты «Коммерсант-Уфа», начальник управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД Башкирии Юрий Черницев возглавил управление «К», а руководитель башкирского управления по налоговым преступлениям Олег Коровицкий - управления «П» ГУЭБиПК. Еще раньше они работали под началом Алешина в Карелии – как и Говрас.

Андрей Здор начинал свою работу с должности милиционера группы обеспечения ОВД Куйбышевского райисполкома Омска, потом служил на различных должностях в подразделениях по борьбе с экономической преступностью УВД по Омской области. По данным омского издания «Коммерческие вести», он не сработался с генералом Камерцелем и в 2007 году переехал в Смоленск, вслед за первым заместителем начальника омского УВД Юрием Стерликовым, назначенным начальником УВД Смоленской области – Здор стал заместителем начальника криминальной милиции в этом регионе. Через некоторое время он был повышен в должности, заняв пост заместителя Стерликова по вопросам экономической безопасности. В 2010 году Стерликов возглавил УВД Самарской области – и Здор вскоре был вновь назначен его заместителем (на этот раз начальником штаба УВД). Таким образом, у Говраса и Здора в последние годы были разные патроны – соответственно, Алешин и Стерликов. Но обращает на себя внимание тот факт, что в Омске они одновременно работали в одном подразделении, профильном для их нынешней сферы деятельности, причем под началом Алешина.

Еще одним заместителем Сугробова стал полковник Юрий Губин, работавший в системе БХСС еще с 1988 года. С 2003 года он был начальником ОРБ по экономическим и налоговым преступлениям в Главном управлении МВД России по Сибирскому федеральному округу, а затем стал начальником управления по борьбе с экономическими преступлениями в ГУВД Новосибирской области.

Таким образом, основой команды Сугробова стали офицеры, назначенные на свои посты с подачи заместителя министра Алешина. Видимо, это связано как со статусом куратора ГУЭБиПК, так и с тем, что Сугробов, только недавно произведенный в генералы, не обладает собственной клиентелой, участники которой могли бы занять руководящие должности. В то же время «омичи» независимы от прежнего начальства ДЭБ, что устраивает политическое руководство страны, которое, насколько можно судить, и принимало принципиальное решение о полной замене руководства структуры МВД, противостоящей экономической преступности.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Продолжая цикл о способах передачи власти в латиноамериканских странах, остановимся на Чили. Длительное время в стране доминировал авторитарный режим генерала Аугусто Пиночета, пришедшего к власти посредством военного переворота в сентябре 1973 года. Сразу же начались репрессии против активистов политических партий. Их подвергали пыткам, держали на стадионе в Сантьяго, превращенном в концентрационный лагерь. Людей пачками высылали за границу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net