Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

23.09.2011 | Николай Пахомов

Турецкие амбиции

После завершения холодной войны в мире осталась одна супердержава – США. Да и та испытывает сейчас серьёзные проблемы из-за сокращения своих ресурсов для осуществления эффективной внешней политики. Видя трудности Америки и опасную нестабильность международных отношений, политики, журналисты и эксперты всё время стараются найти хотя бы региональных лидеров, способных помочь наведению глобального порядка. Последнее время стало модно вспоминать в этой связи Турцию, демонстрирующую соответствующие амбиции.

История и современные экономические успехи Турции эти амбиции подкрепляют, однако насколько Турция сегодня действительно способна эффективно выполнять роль стабилизирующей силы хотя бы в рамках своего региона – вопрос открытый. Прежде всего, необходимо разобраться, где же проходят границы этого региона. Можно ли вообще говорить о существовании зоны доминирования Турции? Понятно, что на запад турецкое влияние распространяться не может – несмотря на все свои трудности, Европейский Союз продолжает оставаться центром притяжение для стран Юго-Восточной Европы. Хорошие отношения Анкара имеет со своими восточными соседями. Но и Иран, и Саудовская Аравия, в свою очередь борющиеся за влияния в регионе Персидского залива, прекрасно представляют, в чём состоят их национальные интересы, и следовать неким турецким инструкциям будут едва ли…

На юге у турецкой внешней политики проблем ещё больше. Если с официальным Багдадом ещё можно договориться, то власти расположенного непосредственно вдоль границы с Турцией иракского Курдистана на север смотрят, как минимум, с озабоченностью – в последнее время отношения между Анкарой и турецкими курдами опять ухудшились. Израиль, хотя и не расположенный в непосредственной близости к Турции, играет в регионе значительную роль, а турецко-израильские отношения продолжают ухудшаться. Не ясно, какую позицию займёт Турция по отношению к ситуации в Сирии. Представляется, что даже если Анкара поддержит Вашингтон и Брюссель в их призыве к сирийским властям прекратить применение насилия в адрес собственных граждан, желающих большего народовластия, то это не изменит ситуации – Асад понимает, что опасаться ему нечего.

Если говорить о северном направлении турецкой внешней политики, то здесь всё развивается благополучно: правительства государств Юго-Восточной Европы засомневались, нужны ли трубопроводы с российским газом, следовательно, возросло значение Турции как альтернативного маршрута, да и в целом российско-турецкие отношения развиваются и имеют хорошие перспективы. Однако ожидать, что Турция будет принята в черноморском регионе или, тем более, в Средней Азии в качестве регионального лидера, совершенно не приходится.

И, тем не менее, от своих амбиций Турция не отказывается. Вместо искомой стабилизации взрывоопасного региона такое развитие событий чревато обратным – полагаясь на некоторые внешнеполитические ресурсы, Анкара может испортить свои отношения с традиционными центрами силы, ещё больше запутав ситуацию на Ближнем Востоке.

Пока не очень понятно, блефуют ли турецкие руководители, заявляя о своей жёсткой позиции в отношении Израиля: Анкара объявила, что направляющиеся в Газу суда с гуманитарной помощью будут сопровождаться кораблями турецкого ВМФ. Израильские официальные лица не менее решительно напомнили, что намерены сделать всё, чтобы поддерживать блокаду. Если учесть, что Турция – член НАТО, и среди европейских лидеров не все безоговорочно поддерживают действия Израиля, положение складывается взрывоопасное.

Но и этим дело не исчерпывается. Правительство Израиля подтвердило, что хочет активизировать разведку возможных запасов природного газа на дне Средиземного моря. Показательно, что об этом же объявили кипрские власти, давно являющиеся признанными врагами Турции. Заметим, что речь идёт не просто об абстрактных вопросах, - в случае успеха добычи Кипр может значительно обогатиться, что станет серьёзным ударом по турецкому государству на севере острова.

Новые раздоры с Кипром, страной-членом ЕС, сделают ещё более сомнительными перспективы присоединения Турции к интеграционному объединению. Ещё пару лет назад руководители Турции могли отвергать все обвинения в стремлении построить в Турции исламское государство, указывая, что многое в их политике прописано рецептами из Брюсселя, и что Турции, уже выполнив все критерии для членства в ЕС, может вот-вот стать членом интеграционного объединения – какой же тут исламский фундаментализм?!

Однако теперь европейцы уже даже перестали делать вид, что Турцию в ЕС берут. При этом у турецких правителей появился стимул использовать исламизм во внешней политике – «арабская весна» серьёзно пошатнула позиции светских диктаторов Ближнего Востока и Северной Африки и предоставила все возможности исламским политическим группам разной степени умеренности прийти к власти во многих государствах региона.

Запад во главе с США так и не выработал единой позиции, как реагировать на успех «весенних» исламистов, - с одной стороны, против демократии выступать неприлично, с другой, не всегда можно различить, чем исламисты отличаются от террористов, против которых провозглашена «глобальная война». Турция же напротив получила повод для развития связей со странами Ближнего Востока и Северной Африки – в конце концов, у власти в Анкаре сейчас находится партия, руководствующаяся в политике исламскими нормами.

Получается, что у Турции сегодня есть все стимулы для активизации своей внешней политики, однако не ясно, к чему может привести такой курс – вместо стабилизации положения в нескольких проблемных странах, Анкара рискует столкнуться с крупными, глобальными игроками, интересы которых могут оказаться прямо противоположны турецким. В любом случае, нынешняя активность турецкой дипломатии становится ещё одним примером нестабильной природы современных международных отношений – минули времена, когда исход мировых событий зависел от решений, принимаемых в двух-трёх столицах, сейчас пространство для манёвра получают если не все, то очень многие государства.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net