Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

04.10.2011 | Татьяна Становая

Путин ни при чем

На фоне решения премьер-министра России Владимира Путина вернуться в Кремль, в СМИ началось обсуждение возможного поворота в российской внешней политике. Путин всегда отличался от Медведева своей более жесткой риторикой и большим недоверием к Западу. В этой связи резко выросли ожидания огрубления российской внешней политики, сворачивания «перезагрузки» с США, ухудшения атмосферы между Россией и НАТО, а также более агрессивного фокуса на продвижении интересов России на постсоветском пространстве. Одним из таких сигналов «новой старой» внешней политики стали заявления постпреда России при НАТО Дмитрия Рогозина.

Постоянный представитель России при Североатлантическом альянсе Дмитрий Рогозин объявил, что совет Россия - НАТО не работает, а будущий президент России может вовсе не поехать на следующий саммит Россия - НАТО в Чикаго. Формат взаимоотношений Москвы с западным военным блоком, которым является созданный в 2002 году Совет Россия - НАТО, больше не удовлетворяет российскую сторону из-за фактического неравноправия сторон. «В этом смысле я считаю, что Совет Россия - НАТО не выполняет своих функций», - заявил постпред. По его словам, Североатлантический альянс претендует на принятие решений в глобальном масштабе, подменяя существующие международные организации, стремясь «узурпировать прерогативу ООН, связанную с принятием решений в вопросах войны и мира», приравнять себя к ООН. Совет создавался для равноправного участия в нем обеих сторон, напомнил Рогозин, но договоренности не соблюдаются: «Сначала альянс принимает решение внутри себя, а потом с ехидными выражениями лиц натовские послы объявляют мне об уже принятом решении».

В действительности, Рогозин, при всей его часто жесткой публичной позиции, считается неплохим дипломатом, умеющим выстраивать весьма конструктивную работу в условиях, когда есть хотя бы намек на понимание, и выступающего весьма откровенно, когда понимания нет. Например, посол США в России Джон Байерли так отозвался о Рогозине в своем недавнем интервью «Коммерсанту»: «Посол Рогозин — мой коллега, мы с ним много общаемся [по проблемам отношений России и НАТО]. И мне кажется, что по этому вопросу он настроен очень конструктивно. Он хорошо защищает российскую позицию — точно так же, как наши эксперты защищают позиции США. И он разделяет идею, что Америка и Россия не обречены быть врагами. Я бы сказал, что мы обречены быть партнерами».

Особенность Рогозина состоит в том, что через его более откровенную риторику проще просматривается реальное положение дел в отношениях России и НАТО. По изменению в тональности его заявлений также можно судить и том, какие настроения царят в Кремле и здании на Смоленской площади. Однако увязывать ужесточение его риторики исключительно с возвращением Путина в кресло президента, было бы слишком просто.

Гораздо более определяющим в данном случае является реальное наличие перспектив сближения позиций России и НАТО по самым острым вопросам. В нынешней ситуации это проблема ПРО, которая во многом лежит в основе и очередного ухудшения в российско-натовских отношениях, и в основе пробуксовки «перезагрузки» в отношениях России и США. В июле, на фоне непростого заседания Совета Россия-НАТО Рогозин выступал не менее жестко, а «Коммерсант» со ссылкой на свои источники писал, что, по мнению Медведева, переговоры по ПРО зашли в тупик. Рогозин тогда признавал, что «у нас много накипело и есть что сказать партнерам». «Мы наблюдаем искусственное торможение переговоров по ПРО. Если устраивающего нас варианта не будет найдено, мы применим ответные меры», - заявил он, дав понять, что президент Медведев намерен выдвинуть альянсу ультиматум. Вслед за этим Рогозин совместно с замминистра иностранных дел Сергеем Рябковым побывали в Вашингтоне, признав отсутствие сближения позиций по вопросу о ПРО. Рогозин, по возвращении в Брюссель, заявил, что «демократическая администрация зажата в тисках внутриполитической борьбы и что силы, которые «наезжают» на президента Барака Обаму, вообще не считаются с необходимостью сотрудничества с Россией по противоракетной обороне и не скрывают своих планов ориентации этой ПРО для блокирования российского стратегического ядерного потенциала». «Желательно было бы вырвать ядовитые зубы у этой гидры именно сейчас, иначе яд прольется, прежде всего, на американский народ, поскольку мы не сможем оставаться безучастными в условиях, когда против нас разворачивается военный потенциал Запада», - заключил постпред России при НАТО. Медведев тогда, судя по всему, намеревался сохранить за собой пост президента на второй срок, что не мешало ему транслировать, в том числе и через Рогозина, разочарование и пессимизм.

А это значит, что возвращение Путина в Кремль может быть лишь одним из дополнительных факторов, которые усугубят и без того непростую на сегодня ситуацию вокруг проблемы ПРО – центрального вопроса, оказывающего влияние на характер отношений России и НАТО, России и США. Более того, именно эти проблемы могли стать одним из аргументов для Путина принять решение о фактическом третьем сроке, понимая, что стилистка Медведева и его мягкое восприятие на Западе только способствуют несерьезному отношению Запада к озабоченностям Кремля. Иными словами, возвращение Путина – это следствие конца «перезагрузки», а не ее будущая причина.

С высокой долей вероятности можно утверждать, что в ситуации, когда Москва ощущает бессилие и тупик в переговорах с НАТО, жесткие меры и заявления исходили бы от любого лидера, будь то Медведев или Путин. Позиции обоих тут весьма близки, если, конечно, не считать того, что Медведев около двух лет реально пытался переломить ситуацию некими новыми инициативами (например, подписание договора по европейской безопасности, проигнорированного на Западе). Вероятно, что разочарование Медведева в потенциале сближения между Россией и США, Россией и НАТО было вопросом времени, а Путин этот этап прошел. В этом плане возвращение на пост президента давно разочарованного в диалоге с Западом Путина, безусловно, приведет к более жесткой риторике и станет фактором похолодания, хотя бы исходя из изменения психологической обстановки и роста негативных ожиданий. Однако в основе нынешней проблемы, все-таки, не фигура Путина, а взаимное и глубокое непонимание и недоверие между Россией и США, переломить которые не удалось ни оптимистично-либеральному Медведеву, ни агрессивно-обиженному Путину.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net