Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.11.2011 | Сергей Слободчук

The dark side of майдан

Седьмая годовщина «оранжевой революции» в Украине прошла в жанре антиутопии. На площади Майдана Независимости милицейские кордоны и платные провокаторы, которые вытесняют в сторону Крещатика три тысячи вышедших отметить памятную дату начала мирных протестов 2004 года. Блиставшая на сцене того Майдана Юлия Тимошенко поздравляет украинцев из камеры СИЗО. К вечеру становится окончательно понятно, что «без рук» дело не обошлось – милиция не позволила ни поставить палатки народным депутатам от «Нашей Украины», ни собраться в одном месте простым смертным в количестве «больше трех человек», упрятав нескольких активистов в воронок.

Массовые уличные протесты, ставшие всемирно известными под названием «оранжевая революция», сегодня, как и 7 лет назад, вызывают противоречивые чувства и оценки у миллионов людей. Что же это было? Победа демократии или «оранжевый шабаш»? «Помаранчевая революция» или политтехнологический прием, терзающий тех, кто попался на его крючок, душевным скрежетом и осадком, что его обманули и использовали? Ответы на эти вопросы каждый желающий для себя уже сделал и еще не раз сделает опять и опять. А вот выводы в плане оценок прошлого и с прицелом на будущее сделать стоит, раз уж есть такой повод.

Начать с того, что можно сколько угодно кричать про прорыв демократии и «оранжевую революцию», но начиная именно с Майдана выкристаллизовалась тенденция превращения Украины в кастовое общество. Казалось бы, именно на Майдане миллионы простых украинцев смогли не просто включиться в политический процесс, а повлиять на его результаты, поставив во главе государства одного человека вместо другого. А вот, поди ж ты, но с тех пор политика фактически превратилась в закрытую сферу, где мандаты депутата дрейфуют внутри одной или нескольких близких семей. Кастовость касается не только политики – в отдельную касту превратились судьи, чиновники, милиция, председатели районных администраций и так далее. Именно после Майдана кумовство стало правилом, возведенным в принцип – сегодня ситуация, когда вчерашний двадцатипятилетний студент назначается главой государственного предприятия или замминистра, уже никого не удивляет, до того она превратилась в повседневность. Но старт был дан именно после Майдана, так как новую моду задал никто иной, как «народный» президент Виктор Ющенко.

Майдан стал возможен, когда на площади украинских миллионников и городков вышли протестовать миллионы украинцев – а сегодня мы видим, что на деле «революция» оказалась победой олигархии, которая к тому времени несколько лет как требовала от президента Кучмы перераспределения полномочий в пользу Верховной Рады. И в отличие от миллионов украинцев, отправившихся домой ни с чем, олигархия зафиксировала свою победу, дожав ситуацию до изменений в Конституцию 8 декабря 2004 года, превративших Украину в парламентско-президентскую республику. Четко в соответствии с афоризмом, когда «плодами революции пользуются негодяи», выигравшими сами себя назначили номенклатура и олигархия, которые добились смещения центра политической жизни в Кабинет Министров и Верховную Раду. Хотя с приобретением новых полномочий и влияния украинский парламент почему-то с каждым годом все больше и больше стал напоминать польский сейм.

Стоявшие на Майдане протестовали против коррупции, беззакония и неравенства. Стоявшие на трибуне громогласно клялись и божились немедленно воплотить в жизнь народный наказ. Немедленно, как только Ющенко, Тимошенко, Луценко, Мороза и других допустят к власти. На деле же первое, что обухом по голове ударило автора в первые дни – это стоящие на трибуне люди. Персонажи, по гроб жизни обязанные «бандитской власти» карьерой и бизнесом, почуяв, в какую сторону дует ветер, очень вовремя повязали оранжевые шарфы и вмиг стали «честными» и «демократичными».

Протестовать против «антинародного режима» президента Кучмы и результатов президентских выборов вышли миллионы украинцев. Казалось бы вот она – полная и безоговорочная победа народа. Но что ж такое, ведь после Майдана назначение олигархов на посты министров, вице-премьеров, секретарей Совета национальной безопасности и обороны превратилось из исключения в четкое правило, которое никто из «демократических» политиков даже не позволил подвергнуть сомнению и считал само собой разумеющимся.

Майдан стал торжеством народных масс или даже точнее, победой прямой демократии – когда народ непосредственно выразил свою волю, передав скипетр (булаву или что еще там) тому, кого посчитал достойным стоять во главе государства. Как же так получилось, что за прошедшие с того времени годы Украина окончательно оформилась в полицейское государство? Где от правоохранительных органов осталось только название, да и нужны они не затем, чтобы бороться с преступностью, а чтобы охранять высшие касты от низших.

Сегодня соратники Ющенко и Тимошенко вспоминают об «идеалах Майдана», разворачивая список из демократии, прав человека, честных выборов и многого другого. Но это не более чем легенда – Майдан собрался как протест, и на деле протестующие сами толком не знали, чего хотели. Ахиллесовой пятой оказалось даже не предательство вождей и не свары между ними, а то, что Майдан изначально строился на противоречиях. Народ хотел поставить над собой «доброго царя», который поведет Украину «в Европу», подарит «европейские ценности», «наведет порядок», а «бандитам» устроит «тюрьмы». Народ возжелал «доброго царя», не желая понимать, что «добрых царей» не бывает. Не бывает просто потому, что они не встречаются в природе. А главное, что нельзя требовать «демократии» и «европейских ценностей» от царя, ведь царь – это централизация власти и «железная рука», что никак не соотносится с демократией в ее самом популярном, американском экспортном варианте. Нельзя требовать, даже если вознес этого царя на трон своими руками.

Майдан стал и точкой отсчета в процессе отторжения Украины от России. Отправной пунктом стало то, что руководство РФ поддержало кандидата, против которого выступили протестующие. А в итоге, смехотворный в цивилизационном плане повод стал причиной междоусобиц и отдаления между двумя славянскими государствами.

Если сводить все минусы и просчеты Майдана к общему знаменателю, получаются неутешительные выводы. Как получилось так, что демократический взрыв низверг Украину в разряд стран, живущих по смеси родоплеменных и феодальных понятий? Хотя, справедливости ради, нужно признать, что Майдан имел и свои светлые стороны, а многими его находками украинцы пользуются до сих пор. А главное, как выбраться на дорогу, ведущую к тем идеалам, которых желали миллионы на площадях 7 лет назад?

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net