Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

21.02.2012 | Сергей Слободчук

Подводные камни украинской оппозиции

Оппозиционеры наперебой грозятся победить на выборах в Верховную Раду осенью 2012 года, собрав минимум 226 депутатских мандатов. Отталкиваясь от Соглашения 22 января на Софиевской площади в Киеве, оппозиция пытается раскручивать месседж об «объединении», величая себя «объединенной». Хотя это чисто виртуальный образ, ведь каждый - будь то Яценюк, Гриценко, Турчинов, Кличко, Тягныбок - планирует бороться за свои интересы в одиночку. Что касается реальных барьеров в политике, то на сегодняшний день оппозиция взять их не готова.

Какие же риски нужно нивелировать украинской оппозиции, чтобы просто остаться на плаву, не говоря уже о победе на выборах?

Социология фиксирует, что поддержка «партий власти» падает, а оппозиции - застыла на месте. В таких условиях, по спискам оппозиция действительно может получить большинство, но по системе 50 / 50 вопрос большинства в Раде будут решать голоса победителей на мажоритарных округах. Мажоритарная система в Украине традиционно заточена на победу бизнесменов и кандидатов от власти (там, где власть контролирует округа). Или, как идеальный вариант, на победу бизнесменов, которых поддерживают Киев и местная власть вплоть до пожарных, милиции, налоговой и т.д. Что касается бизнесменов, они, как правило, готовы идти на выборы под любыми флагами, лозунгами и обещаниями, но вот попав в Верховную Раду, резко настраиваются на сотрудничество с властью. Здесь крайне к месту вспомнить опыт парламентских выборов 2002 года, когда по мажоритарным округам победили 100 бизнесменов, баллотировавшиеся как «независимые». А в первые же дни в Раде 99 из них подали заявление о приеме во фракцию «Единая Украина», которая выражала интересы президента Леонида Кучмы и его администрации. Продолжение истории не менее поучительно. Сразу же после избрания спикера и вице-спикеров «Единая Украина» разваливается на конгломерат групп и фракций. А депутаты-бизнесмены все 4 парламентских года IV созыва дрейфовали из фракции во фракцию. К примеру, сразу же после победы Виктора Ющенко коммерсанты резко поменяли курс, бросившись из провластных фракций и в сторону победителей - «Нашей Украины», Народной партии Владимира Литвина, БЮТ, Социалистической партии, группы «Центр».

Но, судя по тому, как идет подготовка к выборам, и власть, и оппозиция делают ставку именно на коммерсантов. То есть, по сути, поведение власти и оппозиции здесь ничем не отличаются друг от друга, если не брать во внимание лозунги, риторику и цвет партийных флагов. А в таком соревновании власть априори сильнее - и, как итог, привлекательнее для депутатов-коммерсантов. Поэтому если «объединенная оппозиция» не поменяет свои подходы к отбору кандидатов, то по спискам оппозиция, может, и станет «большевиками», но в Раде окажется в «меньшевиках».

И здесь надо исходить из того, что первый и главный враг украинской оппозиции - это не «антинародный режим», Администрация президента, административный ресурс, фальсификации, а она сама. Оппозиция вопит о «конце демократии» и наступлении «преступного режима». Но почему-то упорно не желает меняться, продолжая изобретать искусственные PR-поводы и бить на жалость. По большому счету, оппозиция не должна быть объединенная или разъединенная. Будет на выборах осенью 2012 года участвовать союз оппозиционных проектов или каждый будет участвовать самостоятельно - вопрос вторичный и не играющий никакой существенной роли.

Задача оппозиции - продуцировать альтернативу политике власти. К примеру, если нынешние Кабинет Министров и Верховная Рада продвигают пенсионную реформу made in МВФ - то оппозиция, по идее, должна выдвигать альтернативный проект с цифрами и расчетами. И не просто выдвигать, а стараться донести свою позицию до избирателя, доказывая, что ее проект более выгодный. И здесь мы сразу спотыкаемся. Два года назад нынешняя оппозиция сотрудничала с главным двигателем пенсионной реформы Международным валютным фондом гораздо более активно, чем нынешняя власть. Более того, 2009 год - вообще рекордный по количеству взятых международных кредитов - к завершению президентских выборов-2012 сумма полученных траншей МВФ составила 11 миллиардов долларов. К месту вспомнить известную фразу президента Ющенко «Набралась кредитов, как сучка блох», с помощью которой он в прямом эфире во время телевизионного ток-шоу охарактеризовал долговую политику правительства Тимошенко. Поэтому у «пуганого» избирателя есть четкая убежденность, что если бы оппозиция была у власти, то пенсионную реформу продвигала бы она. Тогда действительно, откуда ж ей взять альтернативные проекты?

И так во всем. Власть предлагает свой вариант Конституции и выносит его на всенародное обсуждение? Хорошо, оппозиция в ответ не просто безоглядно критикует, а предлагает собственные проекты. Что касается украинской оппозиции, то за 2 прошедших после прихода Януковича к власти года складывается впечатление, что никакой альтернативы она предлагать не собирается. А избирателя нужно чем-то заинтересовать. Тем более, что запрос украинского избирателя сильно изменился, а планка требований - не у всех, но у самой активной и думающей части - повысилась. Вместо этого, начинается сериал «Как закалялась оппозиция» об объединении оппозиционных политиков. Но здесь нужно учесть мнение избирателя. Который уже осознал, что умножение или сложение нуля с нулем в результате тоже дает ноль.

Если говорить о более детальных рисках, то они следующие. Во-первых, оппозиция не имеет общей платформы - провозглашенная объединенная оппозиция свела воедино слишком разнородные силы. Во-вторых, оппозиция и не может иметь никакой общей платформы. Если мы внимательно изучим состав подписантов, то увидим, что это исключительно лидерские проекты. За исключением, может быть, ВО «Свобода», которая пытается позиционировать себя в качестве националистов. Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что к национализму в его современной европейском прочтении Тягныбок и компания не имеют никакого отношения. А мы уже знаем, что лидерские проекты всецело зависят от интересов и амбиций своих первых лиц - Тягныбока, Кличко, Гриценко, Яценюка, Турчинова и Кожемякина, оставшихся на хозяйстве вместо Тимошенко, и прочих. И, конечно же, спонсоров, которые за ними стоят. То есть, в украинском варианте такой фактор как мнение партийного актива, говоря математическим языком, стремится к нулю. Причем, стремится активно.

Сравним с ситуацией на президентских выборах-2007 во Франции, где мнение партийного актива оказалось фактором, повлиявшим на результаты кампании. В 2007 году представитель конфедерации правоцентристов «Союз за французскую демократию» Франсуа Байру занял по итогам первого тура 3-е место после Николя Саркози и Сеголен Руаяль. Перед вторым туром Байру не заявлял открыто о своей поддержке, но недвусмысленно подталкивал своих избирателей в сторону Сеголен Руаяль. И здесь прозвучало мнение СФД - несколько руководителей и 24 из 29 депутатов французского парламента заявили о поддержке Николя Саркози, как близкого по идеологии и видению будущего Франции. Такой поворот сыграл важную роль во втором туре, потому что результаты Руаяль и Саркози качались - и до последнего было трудно сказать, кто выиграет.

В-третьих, каждое из оппозиционных лиц имеет свою историю сотрудничества с администрацией Януковича - БЮТ, Яценюк, Кличко. Многие депутаты фракции Тимошенко голосовали за президентский закон о выборах, а фракция Кличко в Киевском городском совете не просто поддержала выгодную для власти отмену районных советов в столице, а потом даже не смогла внятно объяснить такое свое поведение.

Если любому оппозиционеру и его депутатам уже в Верховной Раде предложат обмен «голоса или вхождение в коалицию - должности министров / «хлебных» госкомпаний», такое предложение сработает. И это будет конец «объединенной оппозиции». Если только о таком варианте с рядом отдельных оппозиционеров власть уже не договорилась заранее.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net