Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

27.02.2012 | Татьяна Становая

Гособоронзаказ: между ОПК и Минобороны

Прошедшая неделя прошла под знаком оборонной тематики: 20 февраля премьер-министр России Владимир Путин провел совещание в Комсомольске-на-Амуре по вопросу развития оборонно-промышленного комплекса (ОПК) на фоне опубликованной в этот же день в «Российской газете» очередной предвыборной статьи, на этот раз посвященной «оборонке»: «Быть сильными: гарантия национальной безопасности для России». Судя по всему, в последнее время обостряются противоречия между политическими интересами власти, оборонным отраслевым лобби и Минобороны как заказчиком военной техники. И такие противоречия могут всерьез сказаться на эффективности выполнения гособоронзаказа на 2012 год.

На протяжении последних нескольких лет, особенно последних двух, серьезно обострились отношения между Минобороны, с одной стороны, и ВПК, с другой, о чем не раз уже писалось. Напомним, что оборонное ведомство как заказчик военной техники обвиняло ВПК, при политической и публичной поддержке президента Дмитрия Медведева, в выпуске неконкурентоспособной продукции, отсталости, неспособности модернизировать производства и значительном завышении цен. Представители ВПК, со своей стороны, обвиняли Минобороны в срыве графиков финансирования работ и саботаже контрактирования продукции. Из-за этого были сорваны сроки гособоронзаказа. Наибольшие проблемы возникали между Минобороны и МИТ, а также Минобороны и «Уралвагонзаводом», который выпускает, в частности, танки Т-90. Собственно в основе конфликта лежит новая стратегия, предложенная Медведевым и заключающаяся в том, что Россия должна закупать иностранную технику в условиях, когда она более конкурентоспособна, ради модернизации российских ВС. Это выразилось в закупке вертолётоносцев «Мистраль» во Франции, итальянской бронетехники, израильских беспилотников и т.д. Как раз 17 февраля стало известно о новой готовящейся иностранной закупке: 17 февраля Минобороны разместило информацию о конкурсе на покупке 45 многоцелевых вертолетов. По информации «Ведомостей» конкурс делается под закупку вертолетов AS350 и AS355 Ecureil производства европейской компании Eurocopter (подразделение EADS, сборочный завод расположен во Франции).

Военно-промышленное лобби считает, напротив, что для продвижения модернизации оборонных предприятий нужно расширять заказ именно на отечественных предприятиях, а не поддерживать иностранных конкурентов. При этом конфликт нашел отражение и на политическом уровне: Минобороны в большей степени опирается на поддержку Медведева, а ВПК апеллирует (и публично находит понимание) к Путину. Однако в этой схеме за последние месяцы стали происходить изменения, связанные с двумя главными факторами, один вытекающий из другого. Первый фактор – это решение Владимира Путина вернуться на пост президента, что в значительной степени усиливает амбиции ВПК и накладывается на более «патриотически» ориентированную идеологию вероятного будущего президента, который откровенно выступает за поддержку, в первую очередь, российского производителя. Показательно, например, что пока Минобороны отказывалось от новых, только-только разработанных танков Т-90, Владимир Путин (это был сентябрь прошлого года) хвалил продукцию «Уралвагонзавода», где этот танк выпускается. При этом, например, немаловажно отметить, что этот завод играет определенную политическую роль: его работник Игорь Холманских в свое время обещал приехать в Москву и разогнать акции оппозиции, обеспечив поддержку Путина (в результате Холманских оказался одним из немногочисленных ораторов на провластном митинге в Лужниках). Кроме того, Путин является своего рода личным гарантом обеспечения завода заказами. Как заявил на прошедшей неделе губернатор Свердловской области Александр Мишарин, оборонные предприятия региона получат увеличенный на треть оборонный заказ.

В обнародованной 20 февраля статье Путина проблеме оборонзаказа уделено достаточно большое место и премьер тут занял, по сути, компромиссную позицию. Он назвал нормальной мировой практикой закупку иностранных технологий крупнейшими производителями военной техники, но указал, что «есть принципиальная разница - закупать, чтобы иметь своё, или закупать, чтобы отказаться от своего. Убежден, никакая «точечная» закупка военной техники и оборудования не может заменить нам производство собственных видов вооружений, а может служить лишь основой для получения технологий и знаний», - сказал он. Путин отчетливо признает проблему отсталости предприятий ВПК, но добавляет, что в возвращении технологического лидерства ставка будет делаться «именно на российский ОПК и нашу научную базу». Но здесь же он говорит о недопустимости, чтобы «армия стала рынком сбыта для морально устаревших образцов вооружений, технологий и НИОКРов, причём оплаченных за государственный счёт». Тот факт, что Путин хорошо понимает проблему, стало ясно на совещании по оборонному комплексу в Комсомольске-на-Амуре, где он, по свидетельству корреспондента «Коммерсанта» Андрея Колесникова, был вынужден повысить голос на производителей военных самолетов: «У нас есть 20 трлн рублей. Их надо не просто осваивать. Нам оружие нужно!».

Однако в этом и попытка найти компромисс, как это было сделано, например, с вертолетоносцами Mistral. Два корабля закупаются, а два строятся на российских верфях. Напомним, что при заключении контрактов самые большие споры касались именно передачи технологий. То же самое и с французскими вертолетами AS350 и AS355: источник «Ведомостей» рассказал, что обсуждается вопрос о сборочном производстве на территории России. Такие компромиссы не снимают проблемы. Отверточная сборка вертолетов вряд ли понравится руководству ОАО «Вертолеты России» (входит в «Оборонпром» «Ростехнологий» Сергея Чемезова). Пока Россия пытается продать на конкурсе свои вертолеты Ка-226 Индии, конкурируя как раз с французскими AS350 и AS355, Москва закупает продукцию конкурентов. Позиция Путина сбалансирована, но, по сути, сохраняет возможность «ручного управления» в каждом конкретном случае. Иными словами, Путин попытался одновременно солидаризироваться с позицией Медведева, поддержав и его реформу армии, и ее переоснащение, и значительное увеличение расходов на модернизацию (из-за чего был главный конфликт между президентом и уволенным министром финансов Алексеем Кудриным). Но одновременно глава правительства встает и на позицию поддержки ВПК.

В итоге основная борьба будет разворачиваться внутри правительства, где как раз важно отметить второй ключевой фактор – это назначение вице-премьером по ВПК Дмитрия Рогозина. Напомним, что почти сразу после назначения Рогозин вступил с дискуссию с Минобороны относительно оборонзаказа, пригрозив вывести функции заказа из-под оборонного ведомства и подчинив это непосредственно правительству. Владимир Путин в своей статье предложил подумать о целесообразности создания единого органа, отвечающего за размещение и контроль исполнения «оборонных» контрактов. «Такой орган отвечал бы за выполнение государственного оборонного заказа в интересах всех ведомств», - написал премьер.

Тем временем, ВПК, чьи интересы в конфликте с Минобороны защищает Рогозин, весьма настороженно восприняло саму фигуру нового вице-премьера, который также противопоставил себя и отрасли, пообещав навести тут порядок. Неслучайно, как удалось узнать «Коммерсанту», оборонное лобби актуализировало двухлетний проект федерального закона «О гособоронзаказе», который был разработан два года назад и «похоронен» так и не пройдя обсуждения даже на уровне правительства. По словам источником газеты, срочно проталкивая этот законопроект, предприятия ВПК хотят защититься от реформ Рогозина, который выглядит непредсказуемым и радикальным. «На сегодняшний день есть негласное указание активизировать работу комиссии [военно-промышленной комиссии], в частности по вопросам взаимодействия предприятий промышленности и Минобороны,— заявил источник «Коммерсанта», близкий к ВПК. — Однако в проекте закона при этом ни о реорганизации, ни о расширении полномочий в сфере гособоронзаказа речи практически не идет». Один из правительственных чиновников пояснил «газете», что столь срочное внесение документа на рассмотрение в правительство связано с тем, что сейчас «высказываются опасения» о потере статуса ВПК в период активного формирования гособоронзаказа и работы с Минобороны. «В правительстве есть точка зрения, что в данный момент ВПК должна работать в том виде, в котором она есть, а не подвергаться сиюминутному коренному реформированию. Это может привести к осложнению в работе с гособоронзаказом», - поясняет собеседник. Сейчас, по его словам, контрактация на 2012 год идет с определенными позитивными подвижками, а любой неосторожный шаг может привести к «неожиданным и ненужным проблемам» как для Минобороны, так и для предприятий промышленности.

В итоге проект закона о гособоронзакупках был одобрен. Сам Путин, вероятно, делает ставку на усиление военно-промышленной комиссии и роль Рогозина персонально. Признавая 19 февраля проблемы «уровня взаимодействия» Минобороны и ВПК, Путин предложил повысить роль ВПК с подключением к проблемам взаимодействия вице-премьера Рогозина. А 20 февраля Рогозин потребовал, чтобы все предприятия оборонно-промышленного комплекса до 1 марта передали в ВПК информацию обо всех банках, с которыми они работают в рамках гособоронзаказа. Рогозина поддержал и Путин, который заявил, что надо разобраться с многочисленными поставщиками оборонных предприятий, схемы которых не позволяют Минобороны разобраться в конечной цене продукции. При этом сам Рогозин в своем твиттере дал понять, что отношения с министром обороны Сердюковым налаживаются: оба приняли участие в презентации нового коммуникатора компании «Ангстрем» (глава совета директоров – бывший министр связи Леонид Рейман).

Тем временем, пока Рогозин ищет оптимальные пути взаимодействия в треугольнике Минобороны-ОПК-ВПК, он одновременно активно укрепляет и свою политическую составляющую. Так, 26 февраля в Москве прошла учредительная конференция общественного движения в поддержку Вооруженных сил и оборонной промышленности, которая, со слов Рогозина, будет представлять интересы около 2 млн человек, занятых в отрасли. Движение создано в рамках Общероссийского народного фронта, на которое опирается Владимир Путин в своей избирательной кампании. Таким образом, Рогозин как представитель «патриотического лагеря» встраивается и в избирательную кампанию премьера.

Создается ощущение, что Владимир Путин пытается решить одновременно две задачи: и согласиться на закупку инновационной иностранной техники, и сделать ставку на поддержку отечественного производителя. Эти задачи вполне совместимы, но одновременно и неизбежно способны стать источниками конфликтов между оборонным ведомством и предприятиями «оборонки». Путин оставляет за собой возможность всякий раз маневрировать в разрешении таких конфликтов, используя проверенную тактику «ручного управления»: в одних случаях будет напрямую закупаться готовая иностранная техника, в других – создаваться СП или отверточное производство в России, в третьих – выбор будет по-старинке делаться в пользу продукции российских предприятий. Такой подход на практике формирует высокую степень неопределенности, что провоцирует напряженность. А с учетом прихода в правительство Дмитрия Рогозина, который слишком политизирован и зачастую резок в своей риторике, число внутренних разногласий и конфликтных точек внутри кабинета министров по поводу оборонного заказа может вырасти.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net