Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

27.03.2012 | Алексей Макаркин

Контуры нового правительства России

Новый кабинет министров будет официально сформирован в мае, но его концепция до сих пор не ясна. В любом случае понятно, что в него войдут как люди Владимира Путина, так и протеже Дмитрия Медведева, хотя неясно, в какой пропорции. В любом случае, влияние Медведева на состав правительства увеличивается (в нынешнем кабинете практически нет его протеже), тогда как его роль в политической системе после ухода с поста президента снижается.

Можно говорить, что есть два варианта концепции будущего кабинета. Первый – менее вероятный – команда, способна эффективно проводить реформаторскую политику. Однако сам порядок формирования кабинета изначально снижает шансы на сформирование сплоченной команды. Сразу же после победы Владимира Путина на президентских выборах начались консультации между ним и будущим премьером Дмитрием Медведевым о структуре и составе нового правительства. Так как речь идет о переговорах, в которых участвуют только два человека, то никаких точных данных об их характере нет и быть не может. Наблюдателям приходится довольствоваться многочисленными «утечками», содержащими сведения, которые официально не подтверждаются представителями президента и премьера, но даже они свидетельствуют о существенных разногласиях. Кроме того, возникает вопрос, насколько сам будущий премьер способен возглавить реализацию реформ, с учетом того, что часть из них (например, пенсионная) будут заведомо непопулярны. Медведев надеется на продолжение политической карьеры (именно поэтому он сейчас стремится как можно быстрее провести либеральное законодательство в политической сфере) и не заинтересован в проведении непопулярной политики, которая сможет нанести сильнейший удар по его электоральным перспективам.

Отсюда и второй – более вероятный – вариант. Компромиссное правительство, которое сможет действовать в инерционных условиях, но не способно на жесткие меры в социально-экономической сфере. При этом влияние Медведева на новый кабинет будет изначально ограничено.

Ограничители для Медведева

Уже сейчас ясно, что Медведев не получит контроля над большинством так называемых «президентских» министерств – вне зависимости от того, кто, например, будет руководить МИДом – Сергей Лавров или кто-либо другой из карьерных дипаломатов. Нет никаких признаков возможности отставки директора ФСБ Александра Бортникова. Если будет отправлен в отставку министр обороны Анатолий Сердюков, то фамилию его преемника явно назовет Путин. Медведев может твердо претендовать на сохранение влияния на министерство юстиции, которое возглавляет его протеже Александр Коновалов.

Кроме того, неясна ситуация с МВД. Именно Медведев инициировал реформу этого ведомства и лично проводил отбор генералов МВД, которые сохранили свои посты или получили повышение по службе. В то же время фигура Рашида Нургалиева вызывает все больше общественной критики – любой скандал, в которые вовлечены полицейские, наносит удар по позициям генерала, возглавляющего министерство уже в течение восьми лет. Последняя по времени такая история – преступления, в которых обвинены недавно прошедшие аттестацию в рамках реформы полицейские из Татарстана. Поэтому шансы Нургалиева сохранить свой пост сейчас невысоки. Другое дело, удастся ли Медведеву провести на должность главы МВД своего человека. Пока в прессе в качестве возможного кандидата назывался генерал Владимир Колокольцев, возглавляющий управление министерства по Москве – его назначил на этот пост Медведев, отклонив кандидатуру, первоначально предложенную Нургалиевым. В то же время недавняя история с обвинением в харассменте руководителя ФСИН Александра Реймера также может быть связана с борьбой за пост министра – до перехода в «тюремное» ведомство он был генералом МВД, возглавлявшим самарское управление. И хотя обвинения в отношении Реймера не подтвердились, но, возможно, ставка делалась на то, что «осадок останется» и это станет препятствием для его дальнейшего карьерного продвижения.

В то же время до сих пор неясно, согласно какому критерию будет осуществлен подбор министра. С одной стороны, «силовики» в путинское время назначаются обычно по профессиональному признаку, с другой, именно МВД является исключением. Оба путинских назначенца на этот пост, политик Борис Грызлов и генерал ФСБ Нургалиев, ранее не служили в милиции и при этом являлись протеже теперь уже бывшего директора ФСБ Николая Патрушева (Грызлов учился с ним в одном классе, Нургалиев долго работал под его началом). Однако Медведев склонен продвигать на ключевые должности в МВД выходцев из этого ведомства – так, когда в прошлом году за один день были назначены три заместителя министра, все они были сотрудниками МВД с большим стажем.

Не менее политически важным, чем «силовые» ведомства, является Минфин. В настоящее время его возглавляет Антон Силуанов, протеже Алексея Кудрина и сторонник продолжения жесткой финансовой политики. Сохранение Силуанова в министерстве станет сигналом продолжения кудринского финансового курса, хотя его реальное аппаратное влияние, разумеется, меньше, чем у Кудрина. В пользу Силуанова свидетельствует тот факт, что он был утвержден на посту министра, тогда как Денис Мантуров, сменивший Виктора Христенко во главе Минпромторга, остается в ранге исполняющего обязанности. Известно, что Путин без особых на то причин не любит увольнять недавно назначенных чиновников.

В случае, если Силуанов все же будет уволен, реальными претендентами на его пост являются Татьяна Голикова и Анатолий Сердюков, если они лишатся своих нынешних постов. Оба министра не утратили доверия Путина, но оказались в конфликтных отношениях с влиятельными корпорациями – соответственно, медицинской и военной – и непопулярны в обществе. При этом оба ранее имели прямое отношение к финансовым вопросам в качестве заместителя главы Минфина и руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС). Голикова долгое время была непосредственной подчиненной Кудрина, но в последние годы отношения между ними, похоже, носили непростой характер. Сердюков же никогда не входил в состав кудринской команды, зато известен активным продвижением собственных подчиненных по ФНС на ключевые посты в военном ведомстве. Таким образом, если в случае прихода в Минфин Голиковой влияние Кудрина на его деятельность может резко сократиться, то если министром станет Сердюков, министерство ждут и масштабные кадровые изменения.

В любом случае, никто из возможных кандидатов на пост министра финансов не входит в окружение Медведева. И в этом случае кадровое решение будет находиться в реальной компетенции Путина.

Игорь Сечин и ТЭК

Пожалуй, главная интрига формирования нового правительства – судьба Игоря Сечина, курирующего ТЭК. В кабинете Путина было два могущественных министра, с которыми у Медведева не сложились отношения – это Сечин и Алексей Кудрин. Последний прошлой осенью открыто заявил, что не намерен работать в правительстве под началом Медведева – и тут же потерял свой пост. Сечин не делал публичных резких заявлений, но его отношения с уходящим президентом от этого не улучшились. Достаточно сказать, что именно Сечин выступает главным оппонентом широких приватизационных планов, инициированных Медведевым. В декабре он написал письмо Путину, предложив приватизировать «Роснефть» не дешевле $10,2-10,8 за акцию (что на практике переносит приватизацию этой кампании на неопределенный срок). Также он предложил отложить приватизацию «Транснефти» и Федеральной сетевой компании, а «Зарубежнефть» вообще не продавать, так как она работает на основе межгосударственных договоренностей, которые со сменой собственника могут быть нарушены. В свою очередь, по инициативе администрации президента из советов директоров «Транснефти» и «Зарубежнефти» в нынешнем году выводится целый ряд людей Сечина.

Если Сечин останется в правительстве, то влияние нового премьера будет изначально подорвано. Поэтому в прессе активно обсуждается вопрос о том, куда может уйти Сечин. Вряд ли он вернется в администрацию президента под начало Сергея Иванова, который, как уже объявлено, сохранит свой пост и после инаугурации Путина. Более вероятен переход в президентские структуры с непосредственным выходом на Путина – например, занятие поста секретаря Совета безопасности. В последнее десятилетие этот орган превратился в место сосредоточения почетных отставников, но не место красит человека, а человек – место. Вспомним начало 90-х годов, когда Совбез, имевший репутацию «теневого кабинета», возглавляли кандидаты на роль сменщиков Виктора Черномырдина – Юрий Скоков и Олег Лобов. Правда, они так и не стали премьерами.

Другой вариант – создание нового ведомства, например, антикоррупционного – отметим, что именно Сечин занимался в начале нынешнего года вопросом о конфликте интересов энергетических менеджеров. Примечательно, что в марте Медведев на встрече с экспертами негативно отнесся к идее создание федерального антикоррупционного органа, заявив, что борьбой с такими преступлениями мог бы заниматься специальный комитет при Генпрокуратуре – подобный орган заведомо может возглавить менее влиятельный чиновник, чем Сечин. Впрочем, медведевское замечание не обязательно связано с сечинскими планами – представитель любого властного клана, занявший такой пост, получает огромные полномочия, что не понравится остальным влиятельным игрокам.

Есть и третий вариант – переход в экономическую структуру, контролируемую государством. Например, в «Роснефть», на политику которой Сечин продолжает оказывать серьезное влияние, несмотря на вынужденный уход с поста председателя ее совета директоров в прошлом году. Считается, что именно Сечин сыграл ключевую роль в прошлогодней отставке вице-президента Игоря Ромашова, который сейчас возглавляет совет директоров подконтрольной Геннадию Тимченко компании «Трансойл». Однако должность президента «Роснефти» может быть слишком незначительной компенсацией для вице-премьера – поэтому источник «Газеты.ру» предположил, что Сечин мог бы возглавить большой энергетический холдинг, созданный на базе бизнес-структур, находящихся в сфере его влияния: «Роснефть», «ИнтерРАО» и т. д. Однако непонятно, как объединить столь разнородные активы. Кроме того, уход с государственной службы лишает Сечина его главного политического ресурса – прямого выхода на Путина.

«Ведомости» полагают, что в случае ухода Сечина из правительства его может сменить Сергей Кириенко – именно поэтому Шматко прочат на его место в Росатом. Недавно Кириенко заслужил похвалу Путина, назвавшего его работу «блестящей». Сам возможный кандидат, как это принято в государственных структурах, не подтвердил информацию о его возможном возвращении в правительство, из которого он был вынужден уйти в августе 1998 года, сразу после дефолта. По его словам, разговоры о том, кого и куда назначат, пока «носят бессмысленный характер». Другим кандидатом на место Сечина называют Алексея Миллера, который до прихода в «Газпром» недолго работал в правительстве в качестве замминистра энергетики. Понятно, что «вариант Кириенко» и «вариант Миллера» концептуально противоположны. В случае назначения Миллера можно говорить о почетной отставке председателя правления «Газпрома», которая прогнозируется уже в течение многих лет, но так пока и не состоялась. Если же в кабинет придет Кириенко, то речь может идти о поиске новых, более рыночных, подходов к управлению отраслью, в том числе об ускорении ее приватизации. Тем более, что Медведев в марте на встрече с экспертами позитивно воспринял предложение ректора Российской школы экономики Сергея Гуриева по поводу масштабной приватизации.

На фоне обсуждения дальнейшей судьбы Сечина перспективы других членов правительства, занимающихся ТЭК, обсуждаются куда менее активно. Наблюдатели сходятся на том, что в случае отставки Сечина кабинет покинет и министр энергетики Сергей Шматко, которого именно нынешний вице-премьер привел в правительство в 2008 году. «Ведомости» прочат ему пост главы Росатома. Другой вариант – «Транснефть», но против него, якобы, возражает сам министр, желающий в случае отставки вернуться в атомную отрасль. Что касается министра природных ресурсов Юрия Трутнева, то рассматриваются разные варианты его дальнейшей карьеры – от должности в администрации президента до возвращения на пост пермского губернатора, так как у него давно испортились отношения со своим преемником Олегом Чиркуновым. Впрочем, для реализации последнего варианта нужна досрочная отставка Чиркунова, срок полномочий которого истекает в 2015 году.

На пост министра энергетики рассматривается кандидатура Михаила Абызова, в январе нынешнего года ставшего советником Медведева. Когда Анатолий Чубайс в 1998 году пришел в РАО ЕЭС, он включил Абызова в свою команду – вскоре тот стал зампредом правления компании. Но еще до завершения реформирования РАО ЕЭС он покинул эту структуру, возглавлял советы директоров бизнес-группы RU-COM и ОАО «Группа Е4», крупнейшей российской инжиниринговой компании. В 2011 году он стал координатором Общественного комитета сторонников Медведева, сформированного во время думской избирательной кампании. С этого времени Абызов входит в команду действующего президента, отвечая за реализацию проекта «большого правительства». Понятно, что Медведеву в кабинете министров нужны будут свои люди – и одним из них может стать Абызов.

Что касается возможного преемника Трутнева, то в прессе называлась фамилия нынешнего статс-секретаря - заместителя министра Николая Попова, который возглавлял департамент правового обеспечения в Минэкономразвития, когда этим ведомством руководил Герман Греф. В Минприроды он работает с 2008 года.

Медведевцы в правительстве

Кроме Абызова, Медведев рассчитывает провести в состав нового кабинета еще несколько своих людей. Однако с каждым из них могут быть проблемы.

Главным союзником Медведева в правительстве сейчас является Владислав Сурков, который был сторонником его переизбрания на второй срок. Сейчас политическое влияние Суркова снизилось – он утратил пост куратора политической сферы, целый ряд его сотрудников были вынуждены покинуть свои должности в администрации президента. В правительстве он занимается сферой модернизации, аппаратное значение которой существенно меньше его прежних функций. В то же время Сурков может быть полезен Медведеву как политический менеджер – особенно с учетом планов нынешнего президента продолжить карьеру в сфере политики. Характерно, что и Сурков не утратил амбиций, косвенным свидетельством которых является целый ряд статей в различных СМИ, посвященных его нереализованным реформаторским планам, направленным на учет интересов среднего класса.

Сейчас Сурков может претендовать на пост руководителя аппарата правительства, что даст ему возможность расставить преданные ему кадры на ключевых постах в этой структуре. Медведеву же политически важен контроль за аппаратом, без которого ему трудно будет эффективно руководить кабинетом. Отметим, что два технических путинских премьера – Михаил Фрадков и Виктор Зубков – так и не смогли назначить своего руководителя аппарата, тогда как все остальные премьеры (включая, разумеется, и Путина) смогли сделать это. В то же время, осложнившиеся, по данным СМИ, отношения между Путиным и Сурковым могут стать препятствием для реализации данного плана. Характерно, что нынешний премьер, инициировав перевод близкого к нему Вячеслава Володина на пост, ранее занимавшийся Сурковым, одновременно обеспечил назначение на должность руководителя аппарата правительства своего бывшего начальника протокола Антона Вайно, который работал с ним с 2003 года. Таким образом Путин демонстрировал, что хотел бы контролировать аппарат и после своего возвращения на президентский пост.

Еще два возможных протеже Медведева – его помощник Аркадий Дворкович и советник Евгений Юрьев. Первый ранее работал с Путиным, но в последние годы вошел в «ближний круг» нынешнего президента и был явно разочарован его отказом пойти на второй срок. Второй ранее занимался бизнесом (основатель инвестиционной компании АТОН), в команде Медведева с 2010 года. Юрьев активно интересуется демографическими проблемами (примечательно, что в его семье шестеро детей). При его участии в 2007 году впервые проведен анализ российского законодательства в сфере государственной поддержки многодетных семей и разработан проект Федеральной программы государственной поддержки многодетных семей в Российской Федерации на 2008-2015 годы.

Проблема Дворковича и Юрьева – «качество» портфелей, которые они могли бы получить. По некоторым данным, Дворкович мог бы претендовать на пост вице-премьера и министра образования и науки (нынешний министр Андрей Фурсенко – один из основных кандидатов на отставку), а Юрьев – на нынешнее министерство Голиковой. Однако получение Дворковичем вице-премьерского статуса вызывает сомнения; кроме того, министерства Фурсенко и Голиковой могут быть разукрупнены. Получение «уменьшенных» министерств (например, в случае Дворковичем – «условного» министерства науки и инноваций) может не устроить каждого из возможных кандидатов. Поэтому вопрос о судьбе двух влиятельных членов медведевского окружения представляется напрямую связанной со структурной реформой правительства. Если «большие» министерства все же будут разделены, то их руководителями, скорее, могут стать технические фигуры. Такие как руководитель правительственного департамента науки, высоких технологий и образования Александр Хлунов, статс-секретарь министерства науки и образования Игорь Реморенко, глава Федерального медико-биологического агентства Владимир Уйба, заместитель министра здравоохранения и социального развития Вероника Скворцова (ее назначение может стать позитивным сигналом для врачебной корпорации – до прихода в министерство она была директором НИИ инсульта), ректор Первого Московского государственного медицинского университета Петр Глыбочко, хороший знакомый Володина по Саратову.

Еще одним членом команды Медведева является его пресс-секретарь Наталья Тимакова. Мало кто сомневается, что она перейдет в правительство вслед за своим шефом, но существуют различные предположения относительно поста, который она может занять – от пресс-секретаря премьера до министра, курирующего медийную сферу.

Трудные переговоры

Похоже, что переговоры между Путиным и Медведевым о составе нового кабинета идут непросто. Можно предположить, что Медведев заинтересован в максимальных изменениях в составе правительства, тогда как Путин – в преемственности. Кроме того, Медведев хотел бы сохранить хотя бы часть своего влияния (то есть стать сильным политическим премьером), тогда как для Путина, похоже, выгоднее восстановление более привычного для России президентского доминирования, существовавшего до 2008 года. Не исключено, что одной из основных проблем является судьба Сечина как давнего соратника Путина и одной из «опорных» фигур нынешнего кабинета, курирующей ключевую отрасль экономики. Возможны и другие конфликтные ситуации – например, в связи с судьбой Дмитрия Козака, являющегося куратором подготовки Олимпиады-2014 (ответственный за Северный Кавказ Александр Хлопонин остается на своем посту). По данным СМИ, у Козака непростые отношения с Медведевым – в то же время Путин может быть не склонен менять куратора политически важного для него проекта за пару лет до его завершения.

21 марта со слов пресс-секретаря премьера Дмитрия Пескова стало известно, что «новая структура правительства с персоналиями будет представлена Владимиром Путиным до его инаугурации. Каким образом это будет сделано, пока не решено, но жесткого формата такая презентация и не предусматривает». Также Песков не исключил, что отчет действующего главы правительства 11 апреля не ограничится только подведением итогов 2011 года. Однако практически сразу с опровержением выступила Наталья Тимакова, которая заявила, что состав нового кабинета станет известен только после назначения нового премьер-министра (что соответствует российской Конституции, согласно которой премьер предлагает президенту кандидатуры министров). Затем газета «МК» опубликовала антимедведевский текст Константина Затулина с призывом ликвидировать пост премьера и сконцентрировать всю власть в руках Путина. Политическая карьера Затулина пошла на спад после его прошлогодней критики в адрес Медведева по ливийскому вопросу – в результате он потерял думский мандат и может сейчас более откровенно транслировать идеи, популярные среди части путинского окружения.

Похоже, что идея о ликвидации поста премьера носит «долгоиграющий» характер и рассчитана на то, что кабинет Медведева будет недолговременным. Другой вариант, более активно обсуждаемый в прессе и экспертном сообществе – возможность смены правительства Медведева кабинетом, способным проводить непопулярные реформы (в качестве возможного премьера называют Алексея Кудрина). Оба варианта объединяет одно – прогнозируемый временный характер правительства Медведева. Представляется, что судьба кабинета будет в значительной степени зависеть от цен на нефть – если они упадут и начнется вторая волна кризиса, то ответственным за все проблемы станет премьер. Если нет, то правительство Медведева может просуществовать дольше, чем считают критики.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Продолжая цикл о способах передачи власти в латиноамериканских странах, остановимся на Чили. Длительное время в стране доминировал авторитарный режим генерала Аугусто Пиночета, пришедшего к власти посредством военного переворота в сентябре 1973 года. Сразу же начались репрессии против активистов политических партий. Их подвергали пыткам, держали на стадионе в Сантьяго, превращенном в концентрационный лагерь. Людей пачками высылали за границу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net