Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

18.04.2012 | Игорь Бунин

Франция: накануне первого тура

Судя по опросам, политическая кампания во Франции практически завершена. После 17 лет правления правых сил (12 лет Жака Ширака и 5 лет Николя Саркози) страну ждет левое правительство – такой вывод делают очень многие эксперты.

Еще в феврале правые выражали надежду, что гиперактивному Саркози удастся поменять тенденцию, как это сделал Жак Ширак в 1995 году, опередив в начале кампании тогдашнего премьера Эдуара Балладюра. Однако переломить негативное для Саркози развитие событий в ходе избирательной кампании не удалось.

Главная тема

Сейчас Саркози продолжает храбриться, заявляя, что не опросы, а сами французы решают судьбу президентских выборов. Однако его положение, по словам комментаторов, катастрофическое. Несмотря на тулузскую трагедию, все социологические институты зафиксировали рост популярности Франсуа Олланда – ему помогли последние конкретные предложения об улучшении материального положения французов уже в первый год нового президентского срока. Хотя французской электоральной политике свойственна неопределенность – около половины избирателей за последние полгода поменяли свои предпочтения, – но сейчас наступает время определенности.

Победителем выборов обычно является кандидат, который наиболее соответствует основному общественному запросу, существующему в данный момент. В 2007 году Саркози прекрасно использовал антииммигрантские настроения значительной части французов, усилившиеся после беспорядков на этнической почве. Сейчас актуальность этой темы существенно снизилась – и даже тулузская трагедия не смогла это изменить.

Зато жесткая социальная политика, которую проводит Саркози, вызвала ответную реакцию – французское общество хочет комфорта, который обещает Олланд. Оно желает как можно более спокойно пройти кризисный период, возлагая надежды на социалистов.

Есть и немаловажная субъективная особенность текущей кампании – неприязнь многих французов к личности Саркози. В 2007 году он выглядел новой яркой фигурой на фоне изрядно надоевших французских политиков. Сейчас количество претензий к его персоне существенно выросло. Его обвиняют в легкомысленной личной жизни (за время пребывания на посту президента он успел развестись и вновь жениться), в связях с миллиардерами, в пристрастии к роскоши. Его "покаяние" средний француз признал явно недостаточным для того, чтобы изменить свое отношение к президенту. Кроме того, и гиперактивность Саркози, необычная для французского президентства, также играет не в его пользу.

Шансы сторон

И хотя по ряду опросов и Олланд и Саркози приходят после первого тура ноздря в ноздрю, во втором туре Олланд побеждает, набрав от 54% до 57% голосов. По опросу CSA, опубликованному в конце прошлой недели, их разделяют 14 процентных пунктов – 57 на 43. Во втором туре за Олланда готово голосовать подавляющее большинство избирателей поддержанного коммунистами левого кандидата Жан-Люка Меланшона, блестяще проведшего избирательную кампанию и конкурирующего за третье место с лидером Национального фронта Марин Ле Пен, часть избирателей центриста Франсуа Байру и, из-за неприязни к Саркози, даже некоторые из избирателей Национального фронта.

Напротив, по опросам, во втором туре Саркози не удается соблазнить больше половины избирателей Марин Ле Пен и получить достаточную часть голосов центристов. Именно с борьбой за симпатии этих групп избирателей была связана меняющаяся логика избирательной кампании Саркози. Первоначально он сделал ставку на привлечение голосов Национального фронта (полагая после первого тура "сдвинуться" в сторону центра). Он пошел намного дальше вправо, чем официальная предвыборная программа "Союза за народное движение". Саркози предлагает оптимизировать контроль за границами в Шенгенской зоне и в случае отсутствия нового соглашения даже приостановить участие Франции в Шенгенском соглашении; сократить эмиграцию во Францию в два раза ("Национальный фронт" за нулевую эмиграцию), ужесточить процесс объединения семей мигрантов (Марин Ле Пен – запретить), потребовать у новых граждан Франции знания французского и приверженности республиканским ценностям, увеличить число мест в тюрьмах (Саркози – на 20 тысяч, Марин Ле Пен – на 60 тысяч).

Саркози рационально использовал антиевропейскую тему – все основные кандидаты на нынешних выборах используют развивающийся во Франции евроскептицизм. Олланд выступает против европейского соглашения в банковской сфере, Ле Пен требует возврата к франку, Меланшон также критикует европейскую интеграцию.

Но к желаемому результату эта стратегия, успешно примененная пять лет назад, сейчас не привела. Значительная часть крайне правых воспринимают Саркози как угрозу собственной идентичности. Кроме того, он выдвинул столь радикальные инициативы через пять лет после прихода к власти, и многие "лепеновцы", поддерживавшие его в 2007 году, обвиняют сейчас президента в конъюнктурности.

Тогда Саркози начал менять стратегию, используя рост популярности Меланшона, который смог последовательно мобилизовать традиционный коммунистический электорат, затем привлечь на свою сторону троцкистов и других левых, а в заключение, и тех избирателей, которые голосованием за левого кандидата хотели побудить Олланда сдвинуться "влево" (историк Марк Лазар отметил, что хотя французская компартия умерла, но коммунистическая политическая культура жива – и пример Меланшона это подтверждает).

В свою очередь, Саркози уже перед первым туром апеллировал к центристскому электорату, утверждая, что именно он является его защитником от возможного прихода к власти крайне левых. Тем более что Олланд, хотя и заявил о том, что не вступит в союз с Меланшоном, в ходе кампании использовал левую риторику несколько чаще, чем хотела бы основная часть его избирателей, но с учетом пожеланий многих сторонников Меланшона, которые поддержат его во втором туре. Однако центристский электорат сейчас существенно уменьшился по сравнению с 2007 годом, когда Байру занял третье место – это стало следствием политической биполяризации, в рамках которой левые противостоят правым.

Кроме того, аналогичная тактика уже использовалась в 1981 году правоцентристом Валери Жискар д’Эстеном против социалиста Франсуа Миттерана – и неудачно, несмотря на то, что в период холодной войны антикоммунистическая тема выглядела куда более убедительно. С тех пор коммунисты неоднократно входили в состав французского правительства – и ничего страшного для общественных устоев не происходило. Поэтому сейчас многие центристы не готовы мобилизоваться на поддержку Саркози, чтобы не пустить во власть Меланшона.

Кризис новой тактики Саркози показали опросы – он не только не прибавил себе сторонников, но и снизил свою поддержку на пару пунктов. Поэтому в самое последнее время президент вновь вернулся к старой проверенной линии, апеллируя к электорату националистов. Лучшего выбора у него уже нет.

Социология и сюрпризы

Конечно, каждые выборы приносят свои сюрпризы. В 2002 году Жоспен, по опросам, должен был набрать в первом туре 24%, а получил 16% и не вышел во второй тур. 20 апреля 2007 года, по данным французских социологических институтов, ожидалось, что Саркози получит 26% голосов, а он получил 31,2%.

Более того, все опросы общественного мнения подтверждают, что мундир президента на Саркози сидит гораздо лучше, чем на Олланде. Отвечая на вопрос, кто лучше принимает трудные решения, 46% французов выбирают Саркози и 26% - Олланда. Президентом, лучше борющимся с нелегальной эмиграцией, 45% считают Саркози и 14 – лидера социалистов. Саркози, считают французы, гораздо лучше обеспечивает безопасность Франции – 42% против 20% Олланда. Оценивая способность руководить страной, французы вновь выбирают действующего президента – 41% против 33.

Но в социальной сфере – как уже отмечалось, ключевой для нынешней кампании - у Олланда отчетливое преимущество. Он лучше Саркози защищает общий интерес – 37% против 30, объединяет французов – 37% против 10, способен больше увеличить уровень жизни и покупательную способность - 36% против 16. Главное, что те проблемы, в которых Саркози имеет явное преимущество, намного меньше волнуют французов.

Впрочем, неожиданности возможны. Эксперты правильно говорят, что не стоит давать прогнозов относительно второго тура, пока неизвестны результаты первого. Но для того, чтобы победить, Саркози надо совершить чудо.

Игорь Бунин – Президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте "Голос России"

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net