Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.04.2012 | Сергей Слободчук

Всем сестрам по шахтам

Приватизация победной поступью шагает по Украине. Украинская энергетика рекордными темпами переходит в частные руки. Верховная Рада в один день выставила на торги с аукциона все государственные угольные шахты Украины, добавив к ним бонус в виде 13 тепловых электростанций. Энергетический рынок является одним из самых перспективных. Ожидается, что он удвоится к 2030 году с прогнозами роста в среднем на 4% ежегодно в период 2011-2015 гг. Чего ждать от продажи стратегических активов?

И если относительно теплоэлектроцентралей речь идет о возможности передачи их в аренду или концессию, то новый закон «Об особенностях приватизации угледобывающих предприятий Украины» - это полное разгосударствление украинского углепрома. Чиновники утверждают, что угольная отрасль убыточна, ведь государство ежегодно дотирует ее на миллиарды гривен. С другой стороны, где вы видели, чтобы частный собственник вкладывал в приобретение убыточных активов? Тем более, что перед глазами полярный пример - на сегодняшний день 50% украинских шахт находятся в частной собственности, регулярно принося прибыль новым владельцам. По данным эксперта Института энергетических исследований Юрия Корольчука, в 2011 году частные предприятия впервые добыли угля больше, чем государственные.

А вот государственная часть углепрома считается убыточной (хотя, справедливости ради, нужно признать, что есть ряд шахт, показывающих прибыль). И удивляться тут нечему. Если экономика строится на зарплатах в конвертах, уклонении от уплаты налогов и выведении прибыли через оффшоры, то любая отрасль будет убыточной.

Изучение принятых законов сразу же вызывает ряд вопросов. Во-первых, разработать процедуру приватизации депутаты поручили Кабинету Министров. А ведь мы помним, что украинский Кабмин «прославился» умением организовывать продажи «для своих». Не имея никаких рамок, никто не мешает выписать порядок продажи и условия конкурса таким образом, чтобы заявки на участие могли подать, к примеру, только фирмы A и B. А выиграть - только компания B. Что касается всех остальных претендентов, их заявки могут просто не приниматься, даже если претендент попытается подать документы 10 раз подряд. Например, из-за злостного несоответствия условиям приватизационного конкурса. Наглядный пример из сферы недавних реалий: «абсолютно случайно» правила продажи облэнерго (государственные акционерные энергоснабжающие компании) чиновники расписали таким образом, что победителем торгов практически каждый раз оказывались структуры Рината Ахметова, которому в приобретении активов подыгрывал олигарх Константин Григоришин.

Во-вторых, интересна сама процедура продажи с аукциона. Закон дает всего лишь 3 попытки продать шахту. Если в ходе первого конкурса заявки отсутствуют, для второго аукциона цена может быть снижена на 30%, а во время третьей попытки - на 50%. Три неудачные попытки - и аукцион признается несостоявшимся, а угольный актив передается на инвестиционный конкурс. Победителем же такого конкурса считается участник, который предложил наибольшую сумму инвестиций в объект приватизации в денежном эквиваленте. То есть, в переводе на язык жизненных реалий, чиновники определят в победители того, кто больше пообещает. Интересно, что сам начальник отдела проведения экономических реформ Минэнергоугля Максим Немчинов озвучил прогноз, что большинство угледобывающих предприятий будет приватизироваться за символическую сумму в 1 гривну, а главным критерием будет обещанный объем инвестиций. Правда, обещанного 3 года ждут…

Просматривается простая и элегантная схема: сначала от участия в аукционе отсекаются все ненужные инвесторы, а затем допущенные участники используют закон, чтобы сбросить стоимость до минимума. Украинский крупный бизнес научился имитировать соревнования за госпакеты акций, когда на самом деле один из участников подыгрывает другому, создавая видимость конкуренции. Понятно, что такие схемы возможны только при попустительстве чиновников из Кабинета Министров и Фонда государственного имущества. В интересах частного инвестора провалить первые, вторые и третьи торги, чтобы сбросить цену до минимума, а затем вынудить Фонд госимущества продать активы за символическую плату.

С другой стороны, покупать по сильно заниженным ценам перспективные предприятия - давняя украинская капиталистическая традиция. К примеру, шахту имени Засядько, которая имеет массу непрофильных активов в виде сельскохозяйственных предприятий, предприятий розничной торговли, строительной компании и многого другого, приватизировали за без малого два миллиарда «деревянных» украинских гривен. Так и теперь, накануне принятия закона, в Украине стартовала волна махинаций. Не успели 246 депутатов нажать кнопки «за», как с донбасских шахт стали приходить странные известия. Ссылаясь на требование инвесторов, руководство анонсирует увольнение до 60 % шахтеров, отказ от разработки новых пластов и перевод шахт в режим консервации. Ларчик открывается просто - неработающая шахта, которая находится в режиме водоотлива, на аукционе будет стоить на несколько порядков дешевле, чем прибыльный актив, разрабатывающий новый пласты. Впрочем, данная схема далеко не единственная. К примеру, есть вариант, когда с помощью административных рычагов во главе прибыльного предприятия ставится свой менеджер, который разваливает его на несколько составных - так новым владельцам не придется платить полную цену за целостный имущественный комплекс. И список можно продолжать и продолжать.

В-третьих, закон устанавливает предприватизационную подготовку, когда будут проводить инвентаризация, упорядочение документации и выделение земельного участка и оформление на него документов. Непонятно только, почему такая подготовка будет проводиться за счет самих шахт, а не за средства будущего собственника. И уж совсем не вяжется такой подарок будущим шахтовладельцам с генеральной линией власти, согласно которой угольная отрасль безнадежно убыточная и деградирующая.

И, в конце концов, цена каждой шахты будет рассчитываться без учета запасов угля, которые принадлежат к ее разработкам. К примеру, стоимость шахты (управления, оборудования, разреза) составляет 100 рублей, а разведанных запасов угля 100 миллионов. Сколько стоят запасы, если нет шахты, оборудования и рабочих рук? Даже если в теории запасы угля стоят миллиард, то на практике - ни копейки. Аналогично каждого будущего собственника будет интересовать не только финансовые показатели и состояние оборудования на шахте, но и запасы. Соответственно и бизнес-план каждый частный владелец будет рассчитывать исходя из количества запасов и возможности увеличить добычу вдвое-втрое-впятеро, чтобы повысить прибыльность.

Между тем, список вопросов можно продолжать и продолжать. Действительно, заложенная в новом законе схема позволяет скупить прибыльные или прошедшие модернизацию шахты если не за копейки, то с большой скидкой. Хорошо, прибыльные и перспективные шахты раскупят, а что будет с убыточными, которых большинство? Скорее всего, судя по рассказам самих шахтеров и профсоюзных активистов, убыточные шахты оставят в госсобственности.

Аналитики инвестиционных компаний любят утверждать, что частные шахты добиваются снижения себестоимости угля, где на 30, а где на 40%, по сравнению с государственными. Вот только спикеры угольной приватизации стремятся оставить за кадром, что снижение себестоимости происходит за счет ликвидации частным владельцем непрофильных активов - детских садиков, клубов, фельдшерских пунктов, агрофирм - всего, что украинские капиталисты в первом поколении считают не приносящим прибыль. Еще один механизм снижения стоимости добываемого угля - сокращение штата горняков и увеличение нормы выработки.

Можно смело прогнозировать, что переход в частные руки вызовет цепь протестов шахтеров на Востоке Украины, когда новые владельцы сначала начнут увольнять всех непрофильных работников, а затем примутся за самих горняков. Приватизация угледобывающих активов и ТЭЦ как часть плана по переходу в частные руки украинской энергетики - это еще и неизбежная волна повышения тарифов на электроэнергию и ЖКХ, к которой следует уже сегодня готовиться 46 миллионам украинских потребителей и тысячам предприятий.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net