Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

12.05.2012 | Эмиль Дабагян

Волна национализации у берегов Нового света

В то время, как одни латиноамериканские страны, например, Чили, Перу, Колумбия, Мексика стремятся интенсивно привлекать зарубежные инвестиции для последующего использования на социальные нужды, другие придерживаются иных вариантов, предпочитают путь изъятия под различными предлогами иностранной собственности. Самый свежий пример национализация в Аргентине компании Yacimientos petroliferos fiscales, филиала испанской транснациональной корпорации Repsol. Соответствующий указ в конце апреля подписала президент Кристина Фернандес де Киршнер, вторично избранная на этот пост в октябре 2011 года. Парламент, в котором правящая партия обладает абсолютным большинством, без проволочек одобрил инициативу главы государства.

Реакция мирового сообщества не заставила себя долго ждать. Отношения с Испанией опустились до критической отметки. В качестве ответной меры власти этой страны решили ограничить импорт аргентинского дизельного топлива. Начались трудные переговоры. Боливарийские страны, строящие «социализм XXI века», безоговорочно поддержали этот шаг. Мексика категорически осудила. Так же поступили и некоторые другие. Гибкую позицию заняло политическое руководство Бразилии, заявившее, что воздерживается от вмешательства во внутренние дела. Правда, латиноамериканский гигант на этом не остановился. В начале мая оштрафовали на сумму в 1,5 миллиарда долларов компанию мобильных телефонов Movistar, филиала испанской корпорацией Telefonica. Кроме того ее обязали выплатить пользователям компенсацию в размере 41 миллиона долларов за ущерб, причиненный в предыдущем месяце.

Не успели утихнуть аргентинские страсти, как сходным путем двинулись боливийцы, поставившие под контроль государства местную электроэнергетическую кампанию, тесно связанную с испанской корпорацией Red electrica espanol. Весьма примечательно, что эта акция совпала по времени с 6-летием национализации нефтяной отрасли, в настоящий момент испытывающей значительные трудности. Пример соседей оказался заразителен.

В авангарде нынешнего процесса идет Венесуэла, которую на протяжении свыше 13 лет возглавляет харизматический лидер Уго Чавес. Там этот процесс в последние годы развивался стремительными темпами. Изложим вкратце хронологию событий. Только за первые месяцы 2009 года было поставлено под контроль государства 76 частных компаний, обслуживавших потребности нефтяного сектора. 3 апреля президент объявил о национализации всей цементной промышленности с целью превращения ее в «общественную собственность». Три самых крупных предприятия по производству цемента и бетона, на которых занято около 3 тысяч работников, принадлежат мексиканской группе Cemex. Резоны этого шага аргументировались тем, что правительство не может позволить частным компаниям экспортировать цемент, столь необходимый для возведения домов в условиях острейшего жилищного кризиса Не прошло и недели, как 9 апреля был обнародован декрет о национализации крупнейшей в стране сталелитейной компании Sidor, которая контролировалась итальянско-аргентинским конгломератом Techint Group. Упреждая, негативную реакцию зарубежных собственников, президент заявил о готовности выплатить надлежащую компенсацию, хотя опрос о конкретных сумах денежного возмещения пока не обсуждается. Весьма любопытная деталь. Поскольку с властями Аргентины налажены довольно-таки доверительные деловые контакты, то эта мера может рассматриваться как недружественный шаг по отношению к ним. В свою очередь, правительство Мексики весьма болезненно отреагировало на эту меру, пригласило посла Венесуэлы в министерство иностранных дел и потребовало от него соответствующих разъяснений. Еще раньше, в 2007 году подверглась конфискации собственность, принадлежащую филиалу колумбийской «Cementos Andinos». Еще раньше правительство выкупило у американской корпорации AES 82% акций энергетической компании Electricidad de Caracas, а у корпорации Verizon – 28,5% акций телекоммуникационной кампании CANTV. В мае 2007 года довело свою долю до 82,6%. В этом же месяце до 93,61% увеличилась доля государства в акциях электроэнергетической компании.

Нынешняя волна национализации побуждает обратиться к недавней истории. Справедливости ради следует сказать, что национализация нефтяной и газовой индустрии была осуществлена еще в 1976 году при социал-демократическом президенте Карлосе Андресе Пересе, а годом раньше и железорудная промышленность. Тогда эти меры вызвали огромный позитивный резонанс в мире, поскольку крупные американские корпорации были вынуждены признать изменившиеся правила игры. Постепенно Венесуэльская нефтяная компания PDVSA превратилась в одного из ведущих в мире производителей углеводородного сырья, набирая вес и обороты, стала во многом самодостаточной структурой, своеобразным государством в государстве. Во главе ее находились высококвалифицированные и высокооплачиваемые менеджеры управленцы международного класса, которые умудрялись утаивать прибыль. Рабочие, занятые на промыслах, являлись элитой, белой костью на фоне остальных категорий трудящихся. По мере ухудшения конъюнктуры на мировых рынках, а также дефицита передовых технологий в 1996 году власти вновь привлекли зарубежных инвесторов. В результате, восемь иностранных консорциумов, в их числе такие гиганты, как Бритиш Петролеум (Великобритания), Мобил Ойл, Коноко и Амоко (США), Тоталь (Франция) и ряд других приступили к разработке и разведке месторождений легкой и средней нефти на условиях раздела прибыли. С иностранными кампаниями заключались контракты стратегической ассоциации, продолжительностью в 35 лет. Они предполагали создание смешанных предприятий с долей государства от 30 до 50%. Было заключено 4 таких контракта.

Придя к управлению страной в феврале 1999 года, Уго Чавес в кратчайшие сроки перестроил институциональные основы политического устройства и взялся за экономику, прежде всего за PDVSA, пытаясь сломить сложившийся порядок вещей. Закон о нефти, принятый в ноябре 2001 года, предполагал усиление роли государства и увеличения налогообложения в этой сфере. В предприятиях по разведке и разработке доля была установлена на уровне не ниже 51%. Значительно увеличивалась и плата за недра (роялти) – с 16 до 30%, что заметно превышало аналогичный показатель во многих других нефтедобывающих странах. К концу июля 2006 года на базе 32 сервизных соглашений, действовавших с 1996 года, было образовано 21 совместное предприятие с иностранными партнерами. В рамках этих СП зарубежные фирмы должны были выплачивать налог на добычу в 50% вместо 34%, которые у них снимались в условиях сервисных контрактов. Аналогичное повышение налога было произведено и в отношении фирм, действовавших на условиях раздела прибыли и стратегических ассоциаций.

Продолжая намеченный курс, в феврале 2007 года президент подписал, имеющий силу закона, декрет с витиеватым названием: «О преобразовании в совместные предприятия соглашений об ассоциациях в нефтяном поясе Ориноко», а также Соглашения о разведке на условиях повышенного риска и разделе прибыли. Выражаясь понятным языком, декрет устанавливал, что доля Венесуэльской нефтяной корпорации (CVP), являющейся подразделением PDVSA, а также вновь образуемых СП должна быть не менее 60%. Передача контроля над ассоциациями PDVSA, как и устанавливалось в документе, была завершена к 30 апреля 2007 года. Тем самым, в народном сознании и мировом общественном мнении 1 мая зафиксировался, как день национализации. Иностранным корпорациям – участникам соглашения предоставлялось дополнительно 4 месяца для согласования условий их деятельности в СП и еще 2 месяца – для утверждения этих условий Национальной ассамблеей. На середину 2007 года 6 компаний, инвестировавших в рамках стратегических ассоциаций более 20 млрд. долларов, Коноко Филипс, Шеврон, Эксон Мобил, Бритиш Петролеум. Тотал и Статойл провели переговоры относительно размеров компенсации (за переданные акции) и условий дальнейшей работы. Принимая во внимание высокий уровень цен на углеводородное сырье и значительный объем нефтяных резервов, инвесторы сохранили свое участие в проектах.

22 мая 2009 года был национализирован Banco de Venezuela - филиал испанской банковской группы Santander. В июле прошлого года президент уже объявлял о намерении выкупить этот банк, оценивавшийся на тот момент в сумму от 1,2 до 1,9 миллиардов долларов. Однако из-за резкого падения цен на нефть власти в последующие месяцы приостановили переговоры о покупке банка. Santander приобрел венесуэльский банк в 1996 году на публичных торгах за 351,5 миллионов долларов, а в 2007 году он принес испанскому банку 179 миллионов евро.

В середине ноября 2009 года вышел указ о национализации крупных кофейных компаний. Под контроль государства перешли фабрики по обработке, расфасовке и переработке кофейных зерен, элеваторы, склады, центры оптовой продажи этих компаний и их филиалы. Они переходят в ведение министерства сельского хозяйства и земель, как говорится в документе, в целях развития кофейной отрасли и создания новых рабочих мест. Сообщается, что размер компенсаций собственности компаний будет определен в ходе переговоров с владельцами. Ясно, что это отнюдь не последняя акция подобного рода. Национализация будет продолжаться.

Сегодня положение печально. PDVSA испытывает отнюдь не лучшие времена. Падает добыча, многие квалифицированные специалисты покидают компанию, предоставляют свои услуги за границей, в частности, в соседней Колумбии, возвращаются домой по субботам и воскресеньям, а затем отбывают к месту службы. В целом экономическая ситуация ухудшается. Темпы прироста ВВП сократились с 8,4% в 2007 году до 4,8 % в 2008 году и до 0,3%- в первом полугодии 2009 года. Инфляция в 2008 году достигла 31,9%. Растущее вмешательство правительства в экономику, отход от рыночных принципов хозяйствования, административное регулирование цен оборачивается дефицитом продуктов первой необходимости.

Огосударствление, вопреки утверждениям записных пропагандистов, отнюдь не преследует цель оптимального и эффективного управления экономикой, она по преимуществу имеет чисто демонстрационный эффект, показать низам, что это диктуется их жизненными интересами. Поначалу многие работники национализированных предприятий воспринимали указанные меры достаточно позитивно, полагая, что они приведут к улучшению материального благосостояния. Однако настроения стали меняться в противоположную сторону по мере того, как под самыми различными предлогами началась задержка с заключением коллективных договоров. И тогда рабочие поняли, что оказались в ловушке, поскольку официальные профсоюзы встали на сторону властей, а президент угрожал инициаторам потенциальных забастовок репрессиями и увольнениями.

Фактическая ликвидация автономии Центрального банка, позволяет главе государства контролировать огромные денежные потоки и валютные ресурсы, которые приходуются и расходуются по его личному усмотрению, в том числе на подпитку движения антиглобалистов, солидаризирующихся с социалистическими проектами, и на финансирование электоральных процессов за рубежом. В итоге, как точно и образно выразился известный американский исследователь Ариэль Коэн, нефтяная корпорация «по сути, превратилась в президентский кошелек».

Сегодня PDVSA испытывает отнюдь не лучшие времена. Падает добыча, многие квалифицированные специалисты покидают компанию, предоставляют свои услуги за границей, в частности, в соседней Колумбии, возвращаются домой по субботам и воскресеньям, а затем отбывают к месту службы. В целом экономическое положение ухудшается. Темпы прироста ВВП снизились до минусовой отметки. Инфляция в 2011 году достигла 26,8%. Самый высокий показатель в регионе. Растущее вмешательство в экономику, отход от рыночных принципов хозяйствования, административное регулирование цен оборачивается дефицитом продуктов первой необходимости.

Между тем под шумок лозунгов и деклараций о справедливости и равенстве появилась и крепнет так называемая боливарианская буржуазия, занявшая командные высоты в прежних государственных структурах и во вновь созданных: банках, медицинских страховых обществах, торговой сети. Новая элита приобретает недвижимость, роскошные автомобили и яхты, одежду в дорогих бутиках, отправляет детей на учебу в престижные учебные заведения за рубежом. Это явление тесно связано с коррупцией, достигшей запредельных размеров. Венесуэла по этому показателю в 2009 году, согласно данным авторитетной организации Transparency International, занимала 162 место среди 180 стран, став своеобразным лидером в Латинской Америке. Эту позицию она занимает по сегодняшний день.

По данным Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и стран Карибского бассейна, свыше 80% иностранных инвестиций в регионе пришлось на долю Бразилии, Мексики, Чили, Колумбии, Перу. Эти цифры не нуждаются в особых комментариях. Зарубежный капитал идет туда, где чувствует себя в безопасности.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net