Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

22.05.2012 | Алексей Макаркин

Коалиция без правил игры

Правительство Дмитрия Медведева оказалось в трудном положении еще до его создания. После отказа Медведева от переизбрания на второй срок в его перспективах разочаровалась значительная часть элиты, пришедшая к выводу, что правящая диархия завершает свое существование, а на смену ей приходит иерархическая структура, в которой премьер может рассчитывать лишь на некоторую степень автономии.

Отсюда первая серьезная проблема нового кабинета – почтенный список тех, кто в нем мог быть, но отсутствует – от Кириенко до Кузьминова. Многие потенциальные вице-премьеры и министры сочли за благо воздержаться от участия в правительстве Медведева – либо не веря в его долговечность, либо считая, что новый премьер не будет обладать достаточным аппаратным ресурсом для реализации своих начинаний. Похоже, что серьезные игроки уже присматриваются к смутным очертаниям того кабинета, который может сменить правительство Медведева. Отсюда и немалое количество «технических» чиновников в составе нового кабинета.

Вторая проблема – компромиссный характер нового правительства. В экономическом блоке ключевые министерства – Минфин и МЭР – находятся под контролем людей Путина (подобная ситуация была в 2000-2004 годах, когда возможности премьера Касьянова были ограничены аналогичным способом). Роль Минфина в правительстве невозможно переоценить – это его «кошелек». Что касается МЭР, то его роль повышается именно сейчас, когда Медведев стремится ускорить приватизацию, к чему Путин относится, судя по всему, без особого энтузиазма. Кстати, под контролем Путина, насколько можно судить, остается и Федеральная антимонопольная служба, дающая санкцию на сделки с участием крупных компаний.

В то же время «медведевец» Дворкович стал куратором промышленности, включая и ТЭК. Однако во главе Минпромторга стоит Мантуров, пришедший в это ведомство еще с подачи Чемезова и являвшийся кандидатом на место долго уходившего в отставку Христенко, как минимум, в течение года (то есть задолго до того времени, как Дворкович начал думать о своей новой роли). А на пост главы Минэнерго не удалось найти ни одного «отраслевика» - в результате его занял протеже Хлопонина, замминистра финансов Новак, очень хороший финансист, но новичок в энергетике. И, самое главное, неясно, какая реальная роль в ТЭКе отводится покинувшему правительство Сечину, сохранившему решающее влияние на «Роснефть» и значительную часть энергетического сектора. А также прямой доступ к Путину.

МИД и Минобороны (и, видимо, ФСБ) остаются, разумеется, за Путиным. Сложнее ситуация с МВД, которое возглавил генерал Колокольцев, назначенный на пост главы столичного УВД именно при Медведеве. Однако важнее может быть другое – МВД, согласно Конституции, находится в ведении президента. При Медведеве это положение было спорным (всю половину своего президентства он стремился усилить свое влияние на это ведомство, инициировав его реформу), но при Путине вполне может вновь стать бесспорным.

Медведев смог добиться назначения Суркова на ключевой пост руководителя аппарата правительства (занятно, что вышедшим на прошлой неделе путинским указом этот орган лишился всех «мигалок»). Таким образом, он избежал участи технических премьеров Фрадкова и Зубкова, которым «аппаратчиков» подбирал Путин. Протеже Суркова Говорун стал министром регионального развития с расширенным штатом замминистров. В то же время Медведев не смог продвинуть на ключевой пост в кабинете своего советника Абызова – он получил лишь вновь учрежденную должность министра по связям с открытым правительством, перспективы которого выглядят весьма смутными. В то же время в кабинете немало близких к Путину фигур – это, в частности, Козак, Мутко, новый глава Минсельхоза Федоров, бывший одним из организаторов ОНФ.

Таким образом, правительство фактически носит коалиционный характер – но без определенных правил игры. В партийных коалициях, существующих в парламентских демократиях, такие правила определяются в ходе формирования кабинета, и их пересмотр может привести к отставке правительства. Российская коалиция неформальна (понятно, что партии, как обычно, были отстранены от участия в формировании кабинета), а в отсутствии правил регулировать внутреннюю конкуренцию будет существенно сложнее. И, похоже, что конкуренция будет проходить не только внутри правительства, но и между президентскими и правительственными структурами.

И в этом заключается третья проблема. Можно много восхищаться заслугами новоназначенного министра Никифорова по развитию «электронного правительства» в Татарстане или столь же активно сетовать на замену тонкого и тактичного Авдеева на пиарщика Мединского. Но возникает более важный вопрос – сохранится ли в правительстве центр принятия экономических решений или же он переместится в Администрацию президента, в которую может перейти ряд членов ушедшего в отставку кабинета. Если реализуется последний сценарий, то Медведев может оказаться в драматической ситуации. Не получив реальных прерогатив, он станет ответственным за все катаклизмы, даже не связанные с работой кабинета – например, за последствия колебаний мировых нефтяных цен в связи с событиями в Китае или Греции.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте «Ежедневного журнала» 22 мая 2012 года

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net