Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

21.06.2012 | Борис Макаренко

Кому править Америкой?

Одно из простейших определений демократии – это страна, в которой на старте избирательной кампании невозможно назвать ее победителя. За последние месяцы республиканский кандидат Митт Ромни почти догнал по рейтингу президента Барака Обаму. Июньские опросы фиксируют сокращение разрыва до 1-3 пунктов – в пределах статистической погрешности. В другом традиционном измерении любой американской избирательной кампании – сравнении программных позиций кандидатов по наиболее значимым вопросам политической повестки дня ни один из них не имеет заведомого преимущества. Все решат будущие месяцы.Идущий на переизбрание президент в Америке чаще выигрывает, а если проигрывает – то на то есть веские причины: раскол партии (Тафт в 1912), Великая депрессия (Гувер в 1932 г.), Уотергейт и падение Сайгона (Форд, 1976), провал в Иране (Картер, 1980), но есть и исключение: Буш-старший проиграл «всего лишь» в условиях неблагоприятной экономической ситуации. Но сейчас мы имеем дело со случаем, когда твердой уверенности в переизбрании у хозяина Белого дома нет.

Кто лидирует?

Можно ли считать эту ситуацию неудачей Обамы? Такой вывод был бы слишком поспешным. Нельзя сравнивать сегодняшний день с «триумфальным шествием» молодого «кандидата за перемены» четырехлетней давности: тогда на пике страхов американцев перед только что разразившимся кризисом, наложившимся на негативное отношение к войнам в Ираке и Афганистане, мессидж «перемен, в которые можно поверить», позволил Обаме оседлать резко возросшие ожидания. Тогда он победил с перевесом 53% на 46%, а перевес в коллегии выборщиков был более чем двукратным (365:173). После четырех лет «выползания из кризиса» с колоссальными государственными расходами (вещь крайне непопулярная в Америке), не желающей снижаться безработицей, с расколовшей общество реформой здравоохранения Обама не мог не потерять неуязвимость.

На сегодняшний день, по оценкам аналитиков CNN, из 538 голосов выборщиков (для победы нужно 270), у Обамы на сегодняшний день 247, у Ромни – 206. Общая картина по штатам достаточно традиционна, но все семь ныне «неопределившихся» штатов (т.е. там, где преимущества не имеет ни один кандидат) в 2008 г. уверенно голосовали за Обаму (это Нью-Хэмпшир, Виргиния, Огайо, Флорида, Айова, Колорадо, Невада). Еще в четырех штатах отрыв Обамы от Ромни недостаточно велик, чтобы прогнозировать уверенную победу – и в трех из них – Пенсильвании, Мичигане, Висконсине кандидаты демократов побеждали на трех предшествовавших выборах, и лишь Нью-Мексико не был их «вотчиной». Из четырех штатов, где Ромни ведет с незначительным преимуществом, лишь один – Миссури – в 2008 г. отдал победу Маккейну, в трех оставшихся (Северная Каролина, Аризона, Индиана) победил Обама, но в практически равной борьбе. Так что потери у действующего президента весьма значительны. Этот анализ наглядно показывает, насколько острой будет конкуренция, но, повторим, такого «триумфального шествия» по штатам, как в 2008 г., быть заведомо не могло. Важно, что республиканцы все же в роли догоняющих. Дело в том, что партия оппонента действующего президента всегда вынуждена начинать кампанию раньше – через праймериз, через «раскрутку» своего кандидата.

Ромни победил достаточно уверенно, причем, судя по всему, все же «разогрел» республиканский электорат – об этом можно судить хотя бы активному притоку средств в его избирательный фонд, в том числе – от физических лиц (хотя догнать Обаму по доле мелких жертвователей все равно нереально). Противостояние умеренных консерваторов и радикальной партии чаепития не закончилось, но желание «выбить» из Белого дома не просто Демократа, а такого «опасного либерала» все же объединит большую часть республиканцев и подвигнет их к рациональному выбору – даже если Ромни и не самый консервативный консерватор. Кампания Обамы же фактически еще не вышла из-за кулис.Что будет определять динамику симпатий?

В ситуации, близкой к 50:50 в Америке традиционно большое значение приобретает личность кандидата. Ромни по этому параметру всегда выглядел «не фаворитом», и хотя с февраля по июнь его рейтинг личных симпатий сильно вырос (с 34% до 48%, при том, что не симпатизируют ему 42% американцев), Обаме он все же уступает: действующий президент «нравится» 56% соотечественников, «не нравится» - 42%. Еще выше преимущество первой леди над супругой Ромни: Мишель Обама нравится 65%, не нравится – 27% респондентов, Энн Ромни – соответственно – 40% на 22%. В апреле 64% против 26% находили Обаму «более доброжелательным и симпатичным». К тому же стойкие демократические избиратели выше оценивают своего фаворита, чем республиканцы – своего, правда, у Ромни эти показатели чуть лучше среди независимых избирателей.

Это не просто эмоция: «личность и лидерские качества» Обаме приписывают 60% американцев, Ромни – только 51%. То есть Обама безусловно состоялся как президент, Ромни же еще предстоит доказывать, что он готов занять высший пост в стране. Добавим, что Обама уверенно ведет в «женском» и молодежном электорате, но предсказуемо отстает (с большим отрывом) среди американцев, для которых важным фактором электорального выбора является религиозность.

Итак, по совокупности «личных факторов» хозяин Белого Дома сохраняет преимущество, но активная фаза кампании, когда кандидат предстает на «всенародное обозрение», все же впереди.

Кроме личностного фактора важно также «экономическое самоощущение» избирателей. Редко кому из кандидатов от правящей партии удавалось добиться успеха при понижающемся тренде экономического оптимизма – поражение Маккейна в 2008 г. – лучший тому пример. Сегодняшняя ситуация для Обамы крайне неоднозначна, американцы явно устали от посткризисной депрессии (даже при том, что их прежние надежды на «экономическое чудо» были явно завышены); в стране по-прежнему высокая безработица и весьма вялый рост. Но кривая «экономического оптимизма» уже не идет вниз: в середине апреля 24% американцев считали, что «экономика начинает выздоравливать», 42% - что экономическая ситуация стабильна, «хуже не становится», и 33% - что она продолжает ухудшаться. Если эта тенденция сохранится в ближайшие месяцы, «экономическое самочувствие» не даст Ромни неоспоримого преимущества.

При всей важности экономики, это не единственный программный фактор, который будет определять интригу противостояния на выборах. Неудивительно, что одной из центральных тем станет реформа медицинского страхования. Позволим себе небольшое отступление: о введении системы, дающей практически каждому американцу медицинскую страховку, мечтали все президенты-демократы, начиная с Л.Джонсона почти полвека назад; ее попытался ввести Б.Клинтон – ничего не получилось. Дело в том, что такая реформа неизбежно раскалывала общество. Каждый американец одновременно жаловался на дороговизну медицинских услуг, мечтал, чтобы медицина стала «застрахованной» - и вместе с тем не хотел «принудиловки» и резкого (по американским меркам) увеличения государственного вмешательства и государственного финансирования в сфере, которая традиционно считается частной. Обама добился того, чего не смогли сделать его предшественники. Реформа «тяжело проходила» через Конгресс и получилась куда более компромиссной, чем изначально планировали ее разработчики. Она действительно расколола нацию, хотя практически еще не заработала: именно на противодействии ей возникла «партия чаепития» - консервативное крыло республиканцев (хотя, это был скорее удобный повод, чем реальная причина радикального усиления идеологического противостояния в американском обществе).

В обнародованной Ромни на днях «программе на первые 100 дней» своего президентства отмена Obamacare, то есть этой реформы, занимает одно из первых мест. Тема эта для него неизбежна – слишком велико ее символическое значение не только для устойчивых республиканских избирателей, но и для всех американцев, которые священный принцип невмешательства в частное предпринимательство ставят выше, чем благо гарантированного доступа к медицинской помощи. На сегодняшний день 51% респондентов отрицательно относятся к этой реформе, тогда как поддерживает ее всего лишь 43%. Однако цифры могут быть обманчивы для прогноза голосования на выборах: лишь треть противников реформы возражают против нее как «слишком либеральной», тогда как 16% - по прямо противоположной причине – что она недостаточно радикальна. Последние, очевидно, не будут в массе своей поддерживать республиканского кандидата, так что ситуация опять близка к 50:50. Следующий поворот в этой интриге ожидается в ближайшее время, когда Верховный Суд США рассмотрит по существу иск о признании реформы медстрахования неконституционной. Не за горами и решение Верховного Суда еще по еще одному знаковому для будущих выборов вопросу – о судьбе закона штата Аризона, резко расширяющему полномочия правоохранительных органов в контроле над нелегальной иммиграцией: федеральное правительство оспаривает его конституционность, но закон пользуется широкой поддержкой в общественном мнении.

И все же на самом первом месте в программе Ромни – атака на «большое государство»: сокращение государственных программ и федеральных чиновников, привязка зарплат на госслужбе к зарплатам в частном секторе, подавление инфляции. Там же – отмена моратория на строительство мощного (3 500 км) трубопровода из Канады на американские НПЗ – Обама затормозил этот проект под давлением экологического лобби.

Все эти шаги ожидаемы от республиканского кандидата и попадают в настроения его электората, только поверят ли американцы в такие планы, когда рецессия еще не кончилась?

Наконец, упомянем о не столько программном, сколько идеологическом противостоянии. Уже упоминалось, что деятельность (да, несомненно, и яркая личность Обамы) обострила идейные разногласия в американском обществе до давно не слыханных масштабов. Что личность президента играла в этом немаловажную роль, подтверждается хотя бы затяжной (хотя абсолютно бесплодной) кампанией, пытавшейся доказать, что Обама родился не на Гавайях (а значит, не может быть президентом США): в правительстве штата пришлось нанять дополнительных сотрудников, которые рассылали по запросам «добрых американцев» копии свидетельства о рождении мальчика Барака в городе Гонолулу. В межвыборный период более отчетливо была видна идейная мобилизация консерваторов; она не сводилась только к появлении «партии чаепития» - заметно радикализировался весь консервативный сегмент. Как вздыхает мой добрый американский друг, «а ведь были времена, когда и среди республиканцев были порядочные люди…» Два вопроса – проявится ли в ходе кампании аналогичная мобилизация либеральной части американского общества и тех его сегментов (молодежь, афро и латино американцы) в защиту действующего президента, и как на это противостояние отреагируют колеблющиеся избиратели?Итак, в конкуренции программ и идеологий – всегда не менее важной, чем конкуренция личностей, однозначного лидера тоже нет.

Кто второй?

Выбор кандидата в вице-президенты в предвыборной гонке - в США всегда особая тема. В идеале такой кандидат должен «достраивать» образ своего старшего партнера, иметь достоинства, последнему не присущие. Он должен приносить голоса того штата (или группы штатов) и/или нравиться той аудитории, в которых кандидату в президенты победа не гарантирована, при этом быть достаточно «весомым», чтобы рассматриваться в качестве «запасного президента», но не слишком ярким, чтобы не затенять своего партнера.

В Демократической партии выбор формально не сделан, но у нее есть действующий вице-президент. Против того, чтобы вновь предложить на этот пост Джо Байдена есть несколько аргументов: он немолод (69 лет), мало что добавляет в базу поддержки Обамы (в т.ч. – представляет и без того лояльный и маленький штат), а главное, в чем он «достраивал» Обаму четыре года назад – опыт работы в Конгрессе и в сфере внешней политики - куда менее актуально для президента, уже заканчивающего первый срок. К тому же «благоприятно» к Байдену относится лишь 41% американцев – на 15 пунктов ниже показателя Обамы. Однако и достоинств у Байдена немало: это его ключевая роль в достижении компромиссов в Конгрессе и высокий авторитет у партийного истеблишмента Демократической партии. Сам Байден (устами супруги) намекает, что может выдвинуться в президенты в 2016г. – косвенный признак, что вопрос с 2012-ым годом даже не обсуждается.

Митту Ромни предстоит куда более сложный выбор; недаром, пресса «примеряет» на эту роль полтора десятка кандидатов. Оговоримся, что большинство из них категорически «отнекивается», и лишь Рик Санторум – недавний главный соперник Ромни на праймериз – не скрывает своих амбиций. Кроме Санторума в этом списке есть и другие любимчики консерваторов из «партии чаепития», например сын «духовного отца» этой партии, сенатор от Кентукки Рауль Пол, сенатор от Флориды Марко Рубио (к тому же он латиноамериканец, потомок кубинских эмигрантов) или сенатор от Пенсильвании (крупный колеблющийся штат) Пэт Туми. Однако, как уже указывалось, Ромни все же удается постепенно «разогреть» традиционно республиканский электорат, сомневавшийся, достаточно ли он консервативен. А потому слабеют аргументы в пользу того, чтобы усилить его более радикальным консерватором – политик, связанный с «чаепитием», не годится для «crossover» - завоевания независимых избирателей или колеблющихся демократов. Ромни менее популярен у женщин, латино и афроамериканцев. Из последних претендентом может быть только Кондолиза Райс – она недавно заняла первое место в рейтинговом опросе республиканских избирателей, но скорее в силу своей высокой известности (в сравнении с большинством соперников), да, кажется, и не восприняла это достаточно серьезно.

Женщин среди возможных кандидатов еще четверо (один сенатор и три губернатора). Более внимательно следует отнестись к молодой и популярной у консерваторов Никки Хейли (губернатор Южной Каролины) и Сюзанне Мартинез –латиноамериканка, губернатор важного колеблющегося штата Нью-Мексико. Однако у последней – серьезный самоотвод «по семейным обстоятельствам» - она категорически отказывается перевозить в Вашингтон престарелую мать и больную сестру, над которой является опекуном. Наиболее серьезно из кандидатов выглядят сенатор от Огайо Роб Портман – крепкий политик, представляющий вечно колеблющийся штат, губернатор Виргинии (еще одного колеблющегося штата) Боб Макдоннелл – один из самых «тяжеловесных» республиканцев (впрочем, считается, что он непопулярен у женщин); к этому списку можно добавить успешного сенатора от Южной Дакоты Джона Туна и губернатора Нью-Джерси Криса Кристи (правда, злые языки утверждают, что столь яркий политик может затмить скучноватого Ромни). Как объединить все плюсы? Решение Ромни будет принимать в последний момент, и узнаем мы его, скорее всего, только в дни республиканского партийного съезда.

На что обращать внимание?

Из сказанного выше следует, что для исхода кампании важны все ее составляющие. Поэтому вместо резюме напомним основные развилки:

- Сможет ли Ромни стать в глазах избирателей достаточно яркой и сильной личностью, чтобы на равных конкурировать с Обамой, который, при всех неизбежных издержках «президента тяжелых лет», сохраняет достаточно высокую привлекательность и состоялся как политический лидер?

- В чью сторону качнется стрелка «экономического барометра» - усилится ли желание «наказать» действующего президента за неблестящие показатели экономики? Пока ситуация для Обамы не выглядит заведомо безнадежной.

- Как «сыграют» в кампании острые политические темы? Какова будет интрига идеологического противостояния? Насколько сильной будет электоральная мобилизация в противостоящих лагерях?В ближайшее время воздействие на настроения истеблишмента могут оказать два решения Верховного Суда по значимым для общества темам – реформы медицинского страхования и жесткой миграционной политики. Поражение администрации Обамы по любому из этих вопрос серьезно ослабит его, победы – укрепят, но, несомненно, только обострят борьбу.

Дальше надо ждать съездов обеих партий. Демократы могут себе позволить провести его позже – буквально накануне считающегося стартом активной кампании Дня Труда в начале сентября – когда во Владивостоке недосчитаются Обамы на саммите АТЭС.А дальше начнется самое интересное.

И в заключение зададимся вопросом: а кого хотела бы видеть в Белом Доме Россия? Редкий случай – сочувствующих республиканцам не так много, как обычно. Наша так называемая элита привыкла предпочитать их демократам (которые к тому же еще и большие либералы) – оба эти слова издают неприятный для нашей элитной фигуры запах – не то, что республиканцы – крутые конкретные парни… Но слабый и ограниченный Буш-младший, полный заложник «неоконов», ветеран Вьетнама Маккейн, читавший в глазах Путина три знакомые буквы, Ромни, назвавший и сегодняшнюю Россию главным врагом Америки – эта плеяда республиканцев слишком сильно разочаровала российскую элиту – как меньшее зло оно готово скорее принять Обаму на второй срок. Есть, впрочем, и исключение: самые последовательные «охранители» - за Ромни (желательно с вице- президентом из «чаепития») – с такой командой Путин точно не сможет не испортить отношения – а лобовая конфронтация с Америкой для таких людей – хрустальная мечта.

Борис Макаренко - Председатель правления Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net