Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

11.07.2012 | Алексей Макаркин

Ливия: выборы и надежды

На выборах во Всеобщий народный конгресс Ливии либеральный блок Альянс национальных сил, возглавляемый Махмудом Джибрилем, опередил исламистов. Это противоречит тенденции, имеющей место в целом ряде арабских стран – Египте, Тунисе, Марокко. Впрочем, Ливия – не первая арабская страна, в которой исламисты терпят поражение на парламентских выборах. До этого они в мае проиграли в Алжире, где власть осталась у светской правящей партии (а исламистский "Зеленый альянс" остался на третьем месте).

Но в Алжире сторонники политического ислама два десятилетия назад уже побеждали на выборах, но тогда их приход к власти был предотвращен путем военного переворота. Затем в стране фактически шла гражданская война, стоившая жизни 200 тысячам человек. И алжирское общество до сих пор крайнее настороженно относится к перспективе победы исламистов, опасаясь повторения смутных времен. Не случайно, что даже сами исламисты, заявившие о фальсификациях, утверждали, что заняли на выборах второе место, а не третье, – но никак не первое. Кроме того, алжирское правительство в самом начале "арабской весны" предусмотрительно провело умеренную либерализацию, чем охладило страсти, которые начали "закипать" и в этой стране.

В Ливии же исламисты никогда не были у власти, а в прошлогодней гражданской войне против Муаммара Каддафи сторонники политического ислама и либералы-западники находились в одной коалиции. Бывшие сторонники Каддафи были лишены возможности участвовать в выборах – события в Ливии в этом отношении ближе к иракскому варианту.

Можно выделить три причины успеха ливийских либералов. Первая связана с тем, что исламисты в Ливии в течение всего времени правления Каддафи находились на нелегальном положении и подвергались куда более жестким преследованиям, чем в Египте, где они даже были представлены в парламенте (хотя и в качестве независимых кандидатов).

В Ливии не сложилось альтернативной государству исламистской "сети" со своими духовными лидерами, политическими функционерами и состоятельными спонсорами. Каддафи еще в 1970-е годы сам взял на себя функции единственного исламского идеолога в стране, хотя само учение он трактовал весьма оригинально, соединяя религиозные принципы (например, Конституцию в Ливии заменил Коран) с революционной идеологией.

Так что к нынешним выборам исламисты пришли без "укорененной" организации, зато в состоянии раскола на две политические силы. Это Партия справедливости и строительства, созданная "Братьями-мусульманами" (и, соответственно, ориентированная на Египет), и Партия нации, по некоторым данным, поддерживаемая Катаром.

Вторая причина – племенной характер ливийского общества, существенно отличающийся от египетского или тунисского. Махмуд Джибриль известен как один из двух политических руководителей повстанческого движения против Каддафи (наряду с Мустафой Абдель Джалилем, до сих пор являющимся фактическим главой государства), он возглавлял фактическое временное правительство, располагавшееся в Бенгази, и ушел в отставку вскоре после победы повстанцев.

В условиях военных действий Джибриль показал себя достаточно эффективным управленцем, против которого не выдвигалось к тому же сколько-нибудь обоснованных обвинений в коррупции. В то же время он принадлежит к племенному союзу варфалла, как и покойный Каддафи, возглавлял экономическое ведомство в его правительстве.

Представители варфалла опасаются утраты влияния и голосовали за Джибриля как, быть может, не самого оптимального, но все же "своего" кандидата. Поэтому произошла, на первый взгляд, парадоксальная история – альянс Джибриля поддержали в обоих соперничающих центрах страны: в Триполи, который в период гражданской войны долгое время был лоялен Каддафи, и в "революционном" Бенгази.Кстати, в племенном обществе хуже осуществляется "импорт" политиков извне. Слишком очевидные связи исламистов с заграницей стали серьезным фактором, снизившим их популярность не только среди варфалла, но и в ряде других племен.

Третья причина успеха Джибриля связана с привлекательностью его программы. Он обещает максимальное развитие частной инициативы для построения современной экономики, повышение инвестиционной привлекательности страны. Ливийцы шли на выборы с надеждой на лучшее будущее – вопрос в том, удастся ли его достичь.

Самые большие опасения, связанные с развитием политической ситуации в Ливии, пока не оправдались. Страна не развалилась на Триполитанию и Киренаику. Выборы удалось провести на всей территории страны и при весьма высокой явке (63%). Несмотря на непростую обстановку, сложившуюся в день голосования, лишь 24 из 1554 избирательных участков так и не смогли начать работу.

Около ста участков, по данным главы ливийского избиркома, не смогли открыться вовремя "по соображениям безопасности", но на них время голосования было продлено. В Киренаике имели место попытки срыва выборов сторонниками федеративной Ливии (что означается максимальное обособление от Триполи с перспективой отделения), но они не увенчались успехом.

Но, пожалуй, на этом оптимистические оценки и заканчиваются. Возможности будущей ливийской власти изначально будут ограничены. В стране действует большое количество полувоенных формирований, фактически не подчиняющихся центральной власти и контролирующих отдельные населенные пункты или районы Ливии. Время от времени они вступают в конфликты друг с другом, деля сферы влияния. Со времени гражданской войны на руках у населения находится большое количество оружия, что никак не способствует стабилизации. В этих условиях трудно обеспечить безопасность потенциальным инвесторам в экономику страны.

Проблема различия интересов Триполитании и Киренаики никуда не исчезла. В первой больше населения (и, соответственно, она направляет большее количество депутатов в новый парламент), вторая богата нефтью и требует перераспределения доходов в свою пользу. Сможет ли Джибриль выступить успешным арбитром в споре ливийских регионов – большой вопрос. Если нет, то сепаратистские настроения в Бенгази будут нарастать.

Надежды, которые привели к успеху альянса Джибриля, имеют свою оборотную сторону. Если они не реализуются, разочарование будет более сильным, чем после обычных "рутинных" выборов (напомним, что ливийцы впервые в своей истории избирали парламент на конкурентных многопартийных выборах). И тогда разочарованием могут воспользоваться исламисты, для которых прошедшая избирательная кампания может стать ценным опытом, из которого можно извлечь уроки на будущее - в первую очередь, связанные с "укоренением" в ливийском обществе.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте «Голос России» 10.07.2012

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net