Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

30.07.2012 | Алексей Макаркин

Ограничители для реакции

Целый ряд законопроектов, принятых в ходе работы первой сессии Государственной думы нового созыва являются свидетельством реакционной тенденции в современной российской политике. Это законы о митингах, об НКО, о «криминализации» клеветы и, в определенной степени, о «черных списках» в Интернете. Однако реакция имеет свои ограничители, которые проявились уже после окончания думской сессии.

Ярким примером этого явилась судьба инициативы депутата-«единоросса» Евгения Федорова. Он объявил, что в Думе создана группа депутатов с целью разработки ряда законопроектов об укреплении суверенитета России – в развитие закона об НКО. Первым – и пока единственным – проектом, который в рамках этого начинания внес в Думу Федоров, оказались поправки в закон о средствах массовой информации. Законопроект предполагает, что, как и в случае с некоммерческими организациями, таким СМИ должен быть присвоен статус «иностранный агент».

Однако судьба законопроекта оказалась совершенной иной, чем в случае с законом об НКО. Газета «Ведомости» цитирует высокопоставленного кремлевского чиновника, который заявил, что законопроект Федорова - «полная лажа», и заявил, что закон не будет принят. «Если мы сойдем с ума, вы узнаете об этом первые», - подчеркнул источник «Ведомостей» в Кремле. Вскоре стало известно, что закон временно отозван из Госдумы до его согласования с правительством. Таким образом, ответственность за дальнейшую судьбу документа возлагается на Дмитрия Медведева, который вряд ли заинтересован в имидже гонителя прессы.

Если законопроект Федорова был все же внесен (хотя бы и на непродолжительное время) в Думу, то две других инициативы (соответственно, депутата и сенатора) пока не получили оформления – и, вполне возможно, что не получат. Депутат Госдумы от «Справедливой России» Татьяна Москалькова предложила ввести уголовную ответственность за оскорбление нравственности. Как заявила депутат в эфире радиостанции «Эхо Москвы», в настоящее время в Уголовном кодексе есть понятие «преступление против общественной нравственности», но нет нормы, наказывающей за совершение такого деяния. Понятно, что задачей депутата было не заполнение одного из многочисленных пробелов в законодательстве, а желание усилить правовую базу для наказания «богохульников» типа Pussy Riot. Однако уже вскоре лидер «эсеров» Сергей Миронов заявил, что его фракция не поддерживает подобный законопроект, так как «с нравственностью в РФ плохо, но в наших реалиях принимать нельзя». «Единая Россия» не проявила интереса к этой инициативе.

Первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин предложил ввести уголовную ответственность за паникерство – наказанию должны подвергаться люди, распространяющие панические настроения в зонах чрезвычайных происшествий (понятно, что эта очень расплывчатая формулировка, позволяющая использовать закон в отношении не только паникеров, но и любых недовольных действиями властей). Однако эта идея пока что не получила «раскрутки», а шансы на его принятие сейчас так же сомнительны, как и другой нашумевшей инициативы Торшина – о легализации короткоствольного оружия.

Наконец, «подвис» еще не внесенный в Думу законопроект о волонтерстве, вызвавший недовольство ряда участников волонтерского движения, в том числе участвовавших в ликвидации последствий наводнения в Крымске. В результате переговоров между автором законопроекта, членом Общественной палаты Дарьей Милославской, и депутатом Думы Ильей Пономаревым было принято решение, что закон в Думу внесен не будет, а вместо него будут подготовлены и внесены поправки в действующее законодательство, которые позволят освободить НКО от налогообложения по вопросам, связанных со сбором средств и материального обеспечения работы волонтеров. Какие-либо дополнительные ограничения волонтерской деятельности не предусматриваются.

Таким образом, вторая серия «репрессивных» законов не состоялась. И это связано с несколькими обстоятельствами.

Во-первых, власть уже имеет большое количество рычагов для противодействия оппозиции. Уже принятые законы позволяют затруднять деятельность «неблагонадежных» НКО, получающих зарубежные гранты, а также дискредитировать их путем присвоения им ярлыка «иностранный агент» (не случайно, что были отклонены предложения, направленные на частичное смягчение этой формулировки). Законодательство о митингах создает широкие возможности для жесткого наказания участников оппозиционных акций, так как даже пониженные по сравнению с первоначально объявленными штрафы выглядят весьма внушительными. «Криминализация» клеветы позволяет привлекать к уголовной ответственности критиков режима, в первую очередь, разумеется, оппозиционных активистов. В этих условиях новые законы выглядели избыточными.

Во-вторых, слишком жесткое «закручивание гаек» может привести к диссонансу с общественным мнением в наиболее активных референтных группах. К уже принятым законам общество отнеслось, в целом, спокойно. По данным Левада-центра, возвращение клеветы в УК РФ приветствуют в общей сложности 58% респондентов (отрицательно относятся к этому 20%). Дополнительное регулирование Интернета и создание списка запрещенных сайтов приветствуют 62% опрошенных (против - 16%). А обязанность финансируемых из-за рубежа НКО регистрироваться «иностранными агентами» поддержали 45% граждан (отрицательно к этому отнеслись 18%). Население, в целом, готово принять аргументацию власти, обосновывающую принятие этих законов. Так, 36% респондентов Левада-центра считают, что статья о клевете возвращена в УК РФ, «чтобы в более полной мере защитить права оклеветанных граждан», еще 22% говорят о намерении «оградить представителей власти от необоснованных обвинений». И только 27% видят в этом желание «оградить представителей власти от критики со стороны общества». А черный список сайтов, как считают 52% опрошенных, создан, «чтобы поставить заслон детской порнографии и пропаганде самоубийств».

На первый взгляд кажется, что ситуация для власти исключительно благоприятна (в том числе для новых ужесточений), но это не совсем так. Среди россиян, не принимающих официальные мотивировки и не одобряющих недавно принятые законы, немало социально активных людей, готовых отстаивать свои взгляды, в том числе посредством участия в протестных акциях. Сторонники власти существенно более пассивны и по собственной инициативе выходить на улицы не собираются. Кроме того, слишком сильное «закручивание гаек» в конкретных вопросах может вызвать недовольство части нынешних лоялистов. Например, в ликвидации последствий наводнения в Крымске вместе с оппозиционерами участвовали и активисты прокремлевских молодежных организаций (а новый проект поправок о волонтерстве Пономарев собирается вносить в Думу вместе с Робертом Шлегелем, в прошлом входившим в руководство «Наших»). А под письмом против уголовного преследования участниц Pussy Riot подписались не только сторонники оппозиции, но и вполне лояльные деятели – в том числе Чулпан Хаматова и Евгений Миронов. Преследуя «чужих», власти не хочется лишний раз раздражать «своих», причем как законами, так и правоприменительной практикой, которая может носить весьма одиозный характер.

Наконец, в-третьих (и это, наверное, главное), инициативы, появившиеся после окончания думской сессии, имеют принципиальное отличие от предыдущих. Законы о митингах, НКО и клевете были инициированы Кремлем – в их скорейшем принятии был заинтересован лично Владимир Путин, который, по сути дела, и определял меру возможных отклонений от их первоначального варианта. Закон о «черном списке» Интернет-сайтов стал инициативой не только «единороссов», но и одного из видных деятелей «Справедливой России» Елены Мизулиной, но документ также был одобрен Кремлем. Последующие же предложения были выдвинуты, по меньшей мере, в отсутствии консолидированной позиции власти. В условиях роста реакционных тенденций в политике власти целый ряд политиков хотел бы встроиться в эту тенденцию, при этом оказавшись в положении людей, бегущих впереди паровоза.

Так, инициатива Москальковой является частным мнением депутата оппозиционной фракции, которое было дезавуировано главой ее же собственной партии. Законопроект Мизулиной и так был противоречиво воспринят в обществе и не принес лавров «Справедливой России» - поэтому «эсеры» дистанцируются от предложения, которое может быть использовано для гонений на несогласных. Торшин еще в прошлом году, в период недолговременного исполнения обязанностей председателя Совета Федерации, предлагал позволить Конституционному суду блокировать решения Европейского суда – но эта инициатива не получила дальнейшего развития.

Что касается законопроекта Федорова, то в Кремле он вызвал сильное раздражение не только из-за его содержания, но и – в первую очередь, в связи с несоблюдением субординации. Оказалось, что он не согласовывал его с партийным руководством и, насколько можно судить, с администрацией президента. По данным одного из источников «Известий», оказалось, что за Федоровым стоит Юрий Шувалов, член высшего совета ЕР и глава думской пресс-службы. В бытность Грызлова спикером Госдумы Шувалов считался одним из наиболее близких ему людей. После ухода Грызлова из парламента и прихода туда Сергея Нарышкина Юрий Шувалов сохранил пост руководителя пресс-службы нижней палаты. По партийной линии он координирует Центр социально-консервативной политики (ЦСКП), но не принадлежит к «первому ряду» партийных функционеров.

Источники «Известий» утверждают, что Шувалов лоббировал назначение Федорова на пост председателя вновь создаваемого комитета по информационной политике - «Поскольку тема об НКО и иностранном финансировании сейчас горячая, Шувалов рассчитывал, что законопроект попадет в струю. Но они с Федоровым просчитались». А теперь в отношении Шувалова и его родственников (жена является гендиректором ЦСКП, брат – главой отделения ЦСКП в Северо-Западном федеральном округе) могут последовать организационные выводы. Более того, в Кремле потребовали, чтобы лидеры «Единой России» усилили контроль над фракцией, в том числе над законопроектной деятельностью отдельных депутатов. Впрочем, желающих забегать вперед не так много – большинство представителей элиты склонны не проявлять излишней инициативы в проведении реакционного курса, они рассматривают оппозицию как противника, но не как заслуживающего уничтожения «врага». Если они и выступают в поддержку законов, ограничивающих политические свободы, то нередко лишь желая продемонстрировать свою лояльность власти.

Таким образом, реакция имеет свои ограничители, однако они лишь замедляют ее процесс, делают менее радикальным и однозначным. Ряд реакционных действий – как в развитие уже принятых законов, так и принципиально новых – все равно реализуются или имеют серьезные шансы на реализацию. Это, в частности, ограничение количества мест для массовых акций в Петербурге на основании нового варианта закона о митингах – согласно этому проекту, запрещается проведение митингов и демонстраций в центре «Северной столицы». В то же время в центре разрешаются «культурно-массовые, спортивные и иные мероприятия, проводимые по решению органов государственной власти или органов местного самоуправления в связи с празднованием дней воинской славы и памятных дат России, нерабочих праздничных дней». Таким образом, оппозиционные акции подпадают под запрет, тогда как провластные политические мероприятия могут проводиться, будучи приуроченными к какому-либо памятному событию.

Новой является инициатива, выдвинутая после касимовских выборов - о предварительной регистрации наблюдателей, которая резко ограничивает возможности для участия в наблюдении за голосованием представителей других регионов, в первую очередь, столицы. В случае принятия такого закона (а это вполне вероятно) им придется дважды приезжать на место голосования, что создает существенные затруднения, как организационные, так и финансовые.

Кроме того, речь идет не об уравновешивании реакционных мер либеральными, а лишь об отказе от тех инициатив, которые не согласованы с высшим руководством страны, нарушают иерархический механизм принятия решений, выглядят в настоящий момент излишними или даже вредными для самой же власти. В случае же, если подобные предложения будут инициированы или одобрены президентом, они сразу же получат консолидированную поддержку властной элиты, вне зависимости от персонального отношения конкретных ее представителей к этим проектам. И подобное положение дел лишь ограничивает реакцию, но вовсе не гарантирует от ее дальнейшего развития.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net