Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

06.09.2012 | Александр Ивахник

Атака на СПЧ

Процесс пополнения состава Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) вступил в завершающую стадию: на его сайте началось голосование по выдвинутым кандидатурам. При этом предпринимаются попытки поставить под сомнение прозрачность и чистоту этого процесса и лишить общественного доверия единственный в структуре президентской власти пусть совещательный, но официальный орган, стремившийся поднимать острые проблемы и отстаивать самостоятельную позицию. Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, чья кандидатура не была допущена рабочей группой СПЧ к процедуре интернет-голосования, сначала объявил голодовку, а затем сообщил о начале создания альтернативной организации.

Совет по правам человека стал одним из символов медведевской «оттепели». В период президентства Медведева в него были включены известные своей оппозиционностью или независимостью от власти представители гражданского общества, а в октябре 2010 года структуру возглавил авторитетный общественный деятель и правовед Михаил Федотов. В 2011-2012 годах Совет привлек всеобщее внимание публичным выражением своей критической позиции по вопросам коррупции в верхних эшелонах госаппарата, произвола в системе исполнения наказаний, по знаковым и вызывающим острое раздражение власти судебным делам. В частности, были проведены независимые юридические экспертизы по делу Магнитского, по второму делу Ходорковского и Лебедева. Поэтому когда в мае на президентский пост вернулся Владимир Путин, пошли разговоры о том, что СПЧ будет расформирован или во всяком случае радикально обновлен. Однако Путин не стал предпринимать решительных действий и в конце мая переутвердил Михаила Федотова в должности советника и главы Совета. Тем не менее, в это время значительная часть членов СПЧ, известных своими оппозиционными взглядами, заявили о выходе из его состава – всего в этой структуре, имеющей 40 мест, образовалось 13 вакансий. Некоторые из ушедших открыто мотивировали свой поступок уверенностью в том, что при Путине проблематике развития гражданского общества не будет уделяться внимания и работа Совета станет заведомо неэффективной.

В этой неопределенной ситуации Михаил Федотов и его оставшиеся соратники продолжали занимать самостоятельную позицию, стремясь активно противодействовать явно определившейся во внутренней политике линии на «закручивание гаек». Члены СПЧ подвергли резкой публичной критике законопроекты об ужесточении наказаний за нарушения на митингах, об иностранных агентах в рядах НКО, об уголовном наказании за клевету и призывали президента наложить на них вето. Самым последним демаршем стало заявление о неправосудности судебного приговора по делу Pussy Riot. Все эти действия не могли не вызывать резкого раздражения в Кремле. В конце июня администрация президента выступила с предложением изменить процедуру заполнения вакансий в Совете. По прежней процедуре кандидатуры новых членов предлагал председатель Совета, а утверждал их президент. Новый, внешне более демократичный и открытый, метод предполагал, что своего кандидата может выдвинуть любая общественная организация, а голосование по кандидатурам должно проходить в интернете. Это предложение вызвало острое неприятие правозащитников, указывавших на широкие возможности для власти «накрутить» голоса в интернете устраивающим ее кандидатам. Ветераны правозащитного движения Людмила Алексеева, Валентин Гефтер и Борис Пустынцев выступили с угрозой выхода из Совета.

В конце концов, был достигнут компромисс: кандидаты должны соответствовать определенным требованиям, в соответствии с которыми действующие члены Совета проводят предварительный отбор, затем список выставляется на интернет-голосование (общественные интернет-консультации), а по его итогам президент делает окончательный выбор. Согласно утвержденным правилам процедуры общественных консультаций, кандидаты должны иметь опыт работы по соответствующей номинации (направлению деятельности СПЧ) не менее трех лет, право выдвигать кандидатов получили зарегистрированные НКО, которые не менее пяти лет работают в сфере защиты прав человека и развития гражданского общества, уполномоченный по правам человека в РФ, омбудсмены в регионах, а также члены Совета. Для выдвижения кандидата НКО должна заполнить на сайте СПЧ анкету-заявку. После подведения итогов интернет-консультаций председатель Совета представляет президенту для включения в состав Совета не менее трех кандидатов по каждой номинации.

Сбор заявок на участие в интернет-голосовании начался 15 июля и завершился 15 августа. 27 августа рабочая группа СПЧ из 6 человек в присутствии 4 сотрудников администрации президента рассмотрела поступившие 190 анкет. До процедуры интернет-консультаций было допущено 83 заявки, затем после рассмотрения претензий добавилось еще три кандидата. Среди прошедших предварительный отбор немало известных фигур: врач Елизавета Глинка, глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова, журналисты Леонид Парфенов, Николай Сванидзе, Максим Шевченко, Александр Минкин и Елена Масюк, правозащитники Валерий Борщев, Андрей Бабушкин, Игорь Каляпин, политик Ирина Хакамада, адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. Но кандидатуры некоторых знакомых общественности соискателей были отвергнуты рабочей группой СПЧ. Так, не были допущены к участию в голосовании писательница Мария Арбатова, президент Федерации автовладельцев России Сергей Канаев, экс-заместителя главы Росприроднадзора и лидер партии «Альянс зеленых» Олег Митволь, бывший депутат Госдумы Владимир Коптев-Дворников. Заявки отклонялись из-за нарушений в анкетах или отсутствия у кандидатов опыта в заявленной номинации.

В числе отклоненных кандидатов оказался и директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, который подавал заявку по номинации «Миграционная политика и защита прав мигрантов»; его опыт в этой области был признан недостаточным. Александр Брод, который одновременно является членом президиума Российского еврейского конгресса, известен своей активностью в сфере противодействия национал-шовинизму, ксенофобии и антисемитизму. В то же время он был заметен в общественно-политических проектах, курируемых Кремлем. Так, несколько лет он являлся членом Общественной палаты РФ, после вытеснения Михаила Прохорова в сентябре прошлого года из партии «Правое дело» он вошел в первую десятку избирательного списка партии. 6 мая, в день разгона «Марша миллионов», Александр Брод в интервью «Интерфаксу» высказал точку зрения, полностью созвучную версии властей: «Я убежден, что оппозиционные акции должны проходить в рамках закона. Насколько я понимаю, Удальцов и Навальный спровоцировали прорыв оцепления. Я считаю, что именно эти два человека спровоцировали беспорядки и принудили полицейских применить силу и начать задерживать людей».

В субботу, 1 сентября, на сайте СПЧ началось интернет-голосование по кандидатурам на вакантные 13 мест в Совете. А 2 сентября Александр Брод объявил голодовку в знак несогласия с тем, как прошел отбор кандидатов. «Я решил привлечь внимание к этой проблеме и начать голодовку, – пояснил он. – Мы хотим видеть сильный Совет, который будет защищать интересы людей с привлечением опытных общественников. Среди кандидатов, бесспорно, есть очень авторитетные фигуры. Но есть и те, кого рабочая группа протащила "за красивые глаза". Такая клановость недопустима. Я считаю, что немало профессионалов осталось за бортом». На следующее утро Брод пришел в Общественную палату с раскладушкой и плакатом с призывом к перевыборам. «Требую незамедлительно отменить результаты решения рабочей группы, провести отбор кандидатур заново, открыто, объективно, с участием всех действующих членов Совета и независимых экспертов», – огласил он свои требования. Используя популистскую риторику, Брод заявил, что члены рабочей группы СПЧ «нанесли удар гражданскому обществу», что Совет «закостенел и превратился в придаток власти, в бюрократическую структуру, где не хотят слышать общество». Продолжая свою критику, он добавил, что хочет привлечь внимание к «эффективности Совета»: по его словам, СПЧ часто не реагировал на обращения из регионов. «Совет не показал себя защитником простых людей, не стал опорой для общественников и граждан в стране», – заявил директор Московского бюро по правам человека. Таким образом, начав с осуждения процедуры допуска к участию в интернет-голосовании, Брод перешел к полномасштабной дискредитации работы Совета. При этом выдвигавшиеся аргументы оказались весьма похожи на доводы, ранее высказывавшиеся представителями администрации президента и провластными экспертами: элитарность и закрытость давно попавших в Совет правозащитников, их политически мотивированная избирательность в выборе поднимаемых проблем, невнимание к нуждам «простых людей». Избегая прямых упреков в адрес Брода, глава СПЧ Михаил Федотов расценил его демарш как «скандал, играющий на руку тем, кто стремится скомпрометировать СПЧ, представив его как источник перманентных склок».

Однако только голодовкой и заявлениями действия директора Московского бюро по правам человека не ограничились. Он занялся организационной работой среди других кандидатов-неудачников, активно недовольных решением рабочей группы СПЧ. 4 сентября Александр Брод созвал пресс-конференцию в «Интерфаксе», где объявил, что отвергнутые кандидаты создадут альтернативную структуру. «Мы решили создать общественный совет, даже думали о названии – Всероссийский общественный совет по развитию гражданского общества и правам человека, чтобы объединить всех, кто хочет работать», – сообщил голодающий. По его словам, инициативная группа намерена собрать подписи общественных деятелей, чьи кандидатуры были отклонены СПЧ, а также подписи представителей науки и культуры. При этом Брод отметил: «Совет по правам человека не является для нас самоцелью. Мы не гонимся за корочками, каким-то особым статусом. Мы рассматривали эту площадку как возможность диалога с властью». Брод также сообщил, что он и его единомышленники начинают сбор подписей для открытого письма президенту Владимиру Путину. В письме они попросят президента разобраться с ситуацией вокруг СПЧ, который «дискредитирует себя».

Понятно, что вся затея с созданием альтернативной организации с почти идентичным названием имеет исключительно пиаровские цели. Новая структура, даже если она будет сформирована, не сможет конкурировать с СПЧ в силу разницы статуса. Зато эта ситуация позволяет создать нужный власти информационный фон в процессе интернет-голосования и принятия президентом Путиным окончательных решений по составу СПЧ. Видимо, будет осуществлена попытка изменить баланс сил в Совете и таким образом избавить его от непозволительной строптивости характера.

Алексендр Ивахник - руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net