Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

10.09.2012 | Марина Войтенко

Трудные будни «национального достояния»

Объявление Еврокомиссией о начале антимонопольного расследования в отношении российского Газпрома не стало явной неожиданностью для аналитиков и участников рынка. По сути, претензии просто перешли в официальную стадию, что учитывая произошедшие за последние годы значительные изменения на глобальных открытых рынках, следовало ожидать. Рано или поздно приводить отношения между поставщиком голубого топлива и его потребителями в соответствие с новыми реалиями все равно придется.

В либерализовавшем свой рынок электроэнергетики Европейском союзе, «третий энергетический пакет» законодательно приравнивает энергоносители к другим товарам и услугам, которые должны свободно перемещаться в пределах единого рынка. Теоретически газ, проданный Германии, можно без дополнительного разрешения использовать и в Польше, и в Литве – ведь в ЕС единая таможня. Правда, на практике это сделать пока почти невозможно, поскольку отсутствует соответствующая инфраструктура. Однако закон принят и действует. «Газпром» же по-прежнему видит Европу совокупностью государств, с которыми нужно договариваться отдельно, а не общим открытым рынком.

Сильным раздражителем как для потребителей, так и для других поставщиков газа остаются долгосрочные контракты Газпрома, предусматривающие привязку к ценам на нефть и принцип «бери или плати», когда покупатель дополнительно платит за «недобор товара» по сравнению с законтрактованной квотой, а не только за фактические поставки. Перспектива пересмотра условий контрактов, включая формулу цены и базу для ее расчета, может стать серьезной проблемой для компании, 75% общей выручки которой формируют именно поставки газа на экспорт, а главный зарубежный рынок – Европа.

Между тем, все больше клиентов холдинга заявляют о планах снизить зависимость от импорта дорогого российского газа и занимаются поиском альтернативных источников поставок. Вслед за Литвой и Эстонией о строительстве СПГ-терминала заявила Финляндия: терминал стоимостью $200-400 млн. может быть запущен в 2018 году. По подсчетам финской Gasum, это позволит сократить поставки российского газа наполовину. О намерении на 15% уменьшить закупки в текущем году еще в мае сообщила и польская PGNiG (страна покупает у «Газпрома» 10,25 млрд. куб. м3). Кроме того, европейцы вложили значительные средства в создание линии трубопроводов, которые могли бы доставлять газ из Азии через Турцию в обход России. Если доля экспорта в общем объеме добычи газа российскими производителями на конец 2010 года составляла 33,8%, то в июле-2012 она сократилась до 26,8%. Понятно, что все это бьет по прибыли именно Газпрома, получившего монополию на экспорт голубого топлива еще в 2006 году. Сокращается и сама добыча (в июле – на 7,9% год к году), причем в основном за счет уменьшения выпуска предприятиями Газпрома (на 11,7%). У остальных же производителей наблюдалась положительная динамика – прирост на 3,4 процента. Доля монополиста на внутреннем рынке продолжает снижаться. Так, в середине августа стало известно, что «Э.Он Россия» – оператор шести ГРЭС в стране – отказался от услуг холдинга и его дочерних предприятий в пользу «Новатэка», договор с которым будет действовать с 2013 года и рассчитан на срок до 2027 года. Согласно его условиям, у «Новатэка» «Э.Он Россия» будет покупать топливо для Смоленской, Шатурской и Яйвинской ГРЭС, а также Сургутской ГРЭС-2. Остальные отделения «Э.Он Россия» и до этого закупали топливо у независимых производителей. За десять лет Газпром потерял более 10% внутреннего рынка добычи: в 2002 году его доля составляла 88%, в июле-2012 – уже 71,5%.

Растет давление и со стороны конкурентов на внешних рынках, а многие российские крупные проекты балансируют на грани рентабельности. В правительстве не скрывают обеспокоенности увеличением доли спотовых контрактов (права собственности здесь возникают мгновенно, в тот же момент, когда была заключена сделка) и «сланцевой революцией» в США, что уже в ближайшем будущем (переломным может стать 2016 год) негативно скажется на конкурентоспособности «Газпрома» с его высокими ценами по долгосрочным контрактам.

В конце августа в СМИ появилась информация о том, что Минэкономразвития полагают: дабы повысить эффективность госкомпании целесообразно создание при совете директоров комитетов по стратегии и инвестициям с участием чиновников (Если это произойдет, то инициатива бывшего президента Дмитрия Медведева по выводу чиновников из советов директоров госкомпаний будет фактически свернута), а МЭР с Минэнерго должны согласовывать инвестпрограммы «Газпрома» пообъектно (Сейчас свои инвестиционные программы с ведомствами согласовывают лишь электроэнергетические компании), а затем утверждать отчет об их исполнении. На минувшей неделе эти намерения стали приобретать реальные очертания. Председатель правительственной комиссии по топливно-энергетическому комплексу вице-премьер Аркадий Дворкович пятого сентября направил в адрес Минэкономразвития и Минэнерго поручение с просьбой проработать вопросы прозрачности инновационной и инвестиционной деятельности компаний ТЭК.

Однако большинство экспертов сомневаются в эффективности предлагаемого усиления роли государства в деятельности монополии. Ситуацию на внешних рынках можно исправить лишь рыночными методами. Если у потребителей есть альтернативные поставщики, они, естественно, будут выбирать тех, чьи условия контрактов и поставок выгоднее. Это же касается и внутреннего рынка. Но здесь чрезмерное присутствие государства в управлении холдингом не добавляет гибкости его торговым стратегиям. Регулируемые цены и тарифы, на первый взгляд – благо для российского потребителя. Но Газпром не может не только повышать их, но и предлагать покупателям скидки без проведения соответствующих согласований с правительством.

Целесообразность создания дополнительных комитетов и комиссий с участием чиновников тоже неочевидна. Государство и ранее контролировало деятельность компании через присутствие чиновников в совете директоров, а сейчас и через «Роснефтегаз», которому принадлежит 10,74 % акций Газпрома. Как увеличение количества бюрократических процедур может повлиять на скорость и эффективность принятия инвестиционных решений, пока остается загадкой.

С точки же зрения миноритарных акционеров инвестиционная программа концерна (сейчас она составляет 843 млрд. рублей) слишком раздута, а управление издержками неэффективно. Такие резкие оценки вполне понятны – как следует из отчетности компании, в первом квартале 2012 года Газпром снизил чистую прибыль до 357,8 млрд. рублей против 468 млрд. рублей за аналогичный период 2011-го. В первом полугодии показатель по российским стандартам бухучета потерял 22%.

Еще один повод озаботиться эффективностью управления в газовой монополии - приостановка на неопределенное время реализации Штокмановского проекта. Эксперты, естественно, по-разному объясняют основные причины такого решения (высокая сметная стоимость, неясные перспективы сбыта такого относительно дорогого газа, значительная вероятность конкуренции с американским сланцевым газом и т.п.). Практически все, однако, сходятся в том, что проект еще несколько лет назад «разминулся» с логикой развития рынка. Делать ставку на экспорт СПГ в США и Канаду и не видеть при этом стремительного роста добычи в этих странах, в том числе вследствие очевидного прогресса технологий – серьезный стратегический просчет.

Но, и отказ от проекта при, по сути дела, безальтернативности шельфовой добычи – тоже не выход. Отсюда обилие предположений и предложений – от констатации, что время Штокмана придет через несколько лет, когда общемировой спрос выйдет на новый уровень и одновременно будут найдены новые технологические решения в подводной газодобыче в высоких широтах, до противоположного вывода о необходимости более агрессивных действий по разработке этого крупнейшего месторождения, но уже другими «действующими лицами», то есть лицензию у Газпрома забрать, и отдать консорциуму из Роснефти и мировых добычных грандов.

Каким бы ни было окончательное решение, случай со Штокманом заставляет признать, что стратегия развития отрасли требует существенной коррекции. Как отмечает в интервью «Газете.Ru» глава исследовательской группы Еast European Gas Analysis Михаил Корчемкин, «ситуация на газовых рынках складывается совсем не так, как виделось из офиса Газпрома еще четыре года назад». Потребление газа в Европе падает, а мировые запасы растут высокими темпами. При этом в отличие от конкурентов у Газпрома есть и важное преимущество – огромные резервы для снижения затрат. «однако руководство компании, – продолжает Михаил Корчемкин, – явно считает своей основной задачей не максимизацию прибыли, а максимизацию строительства газопроводов. В качестве примера нерациональных решений приводят сверхдорогой газопровод Сахалин-Хабаровск-Владивосток, доставка газа по которому требует субсидий из госбюджета. Cейчас еще не поздно остановиться, но через три-четыре года «национальное достояние» пройдет «точку невозврата», и банкротство станет неизбежным».

Такая оценка может показаться сверхпессимистичной. Однако и общая тенденция к снижению качества управления в компании тоже налицо. Пока ее удается компенсировать беспрецедентными налоговыми льготами при добыче на шельфе и на месторождениях Ямала и более низким НДПИ по сравнению с нефтяниками.

Похоже, что планам Минфина по нарастающему росту газового НДПИ не суждено сбыться . Позиция вице-премьера Аркадия Дворковича на сей счет вполне определенная: параметры повышения налога на 2013 год должны быть уменьшены, а на 2014-й и последующие годы введена формула, предусматривающая дифференциацию ставок. Если это действительно произойдет, то, по оценкам экспертов, новая формула расчета НДПИ снизит ставки для Газпрома примерно на треть, а для независимых производителей – вдвое от уровня майских проектировок, планировавшихся как своего рода налоговое принуждение к эффективности управления и, прежде всего, инвестиций и прочих затрат.

Последовательной такую госполитику в газовой сфере назвать трудно. Впрочем, здесь есть хоть какие-то решения. Во многих же случаях все ограничивается благими намерениями и планами. Наглядный пример – восточный газовый вектор. С одной стороны имеется АТЭС, где производится 57% глобального ВВП и вкладывается 40% всех прямых иностранных инвестиций, и только на долю Китая, Японии, Южной Кореи и Индии приходится 35% мировых сбережений. С другой – отсутствие четких решений по освоению газовых месторождений Ковыкты и Чаянды, строительству действительно нужных газопроводов, состыкованных с уже проложенной трубой с Сахалина, и самое главное – созданию в Приморье и Хабаровском крае одного-двух газохимических кластеров, ориентированных на принципиально новые экспортные рынки метанола, аммиака, минеральных удобрений, этилена и т.п. Хочется надеяться, что саммит АТЭС придаст реализации этой повестки необходимое ускорение. Что, впрочем, лишь актуализирует вопрос о корректировке стратегий развития как газовой отрасли в целом, так и ведущих компаний, определяющих ее лицо.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net