Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

14.09.2012 | Алексей Макаркин

Нидерланды: эмоции и разум

Предвыборная кампания в Нидерландах напоминала «русские горки». Стремительный рост популярности левой Социалистической партии сменился столь же быстрым падением. В результате больших неожиданностей не произошло – победителями стали либералы во главе с нынешним премьером Марком Рютте, немного опередившие левоцентристскую Партию труда.

Конец неустойчивого компромисса

Выборы в Нидерландах стали внеочередными. Они прошли после развала неустойчивой правительственной коалиции, сформировавшейся после выборов 2010 года. В кабинет министров входили либералы из Народной партии за свободу и демократию и консерваторы из Христианско-демократического призыва. Однако в сумме они имели лишь 60 мест из 150, поэтому правительство могло существовать, лишь опираясь на поддержку правой Партии свободы, возглавляемой Гертом Вилдерсом. Хотя ее представители и не вошли в состав кабинета из-за сильного неприятия их жесткой антиммигрантской риторики частью христианских демократов. Да и либералы не были в восторге от перспективы оказаться в одном правительстве с политиком, чьи взгляды вызывают резкую критику в Евросоюзе.

В результате был достигнут компромисс: Партия свободы пообещала поддерживать «правительство меньшинства» при наиболее важных голосованиях, взамен на принятие законов, запрещающих ношение бурки (вид закрытой женской мусульманской одежды) и ужесточающих иммиграционные требования. Однако в таком виде коалиция просуществовала лишь около полутора лет. Первые же серьезные меры правительства в рамках сокращения бюджетного дефицита с 4,7% до 3% привели к отказу Вилдерса от поддержки кабинета. Правые не захотели ассоциироваться с такими непопулярными мероприятиями как уменьшение расходов на здравоохранение и повышение пенсионного возраста.

Северный выбор

Впрочем, главным критиком мер «жесткой экономии» выступила Социалистическая партия, предложившая в качестве альтернативы увеличить инвестиции в экономику и налог на богатых (с 52 до 65%). Также социалисты выступили против поддержки стран Южной Европы, в первую очередь, Греции. В условиях экономического кризиса эти инициативы стали получать более высокую поддержку населения. В августе рейтинг социалистов доходил почти до 20%, что обеспечивало им около 30 мест в парламенте. А, следовательно, почти гарантированное вхождение в правительственную коалицию с Партией труда и другими левыми политическими силами.Формирование такого кабинета означало бы не только изменение экономической политики, но и удар по солидарности стран Северной Европы, которые ориентированы на Германию и выступают против роста расходов. Возможное левое правительство Нидерландов сблизилось бы с Францией Франсуа Олланда, что ослабило бы позиции Ангелы Меркель в рамках Евросоюза. Кроме того, отказ Нидерландов от жесткой финансовой дисциплины мог стать прецедентом для других европейских стран – если это можно голландцам, почему нельзя остальным? Именно этот фактор резко повысил значимость нидерландских выборов.

Но ничего подобного не произошло. За несколько недель рейтинг социалистов с «запредельного» уровня спустился до своей обычной отметки, упав почти в два раза. В результате в новом парламенте они будут иметь всего 15 мест – как и в предыдущем. Свою роль в этом сыграло неудачное участия в дебатах лидера партии Эмиля Румера, которому социалисты во многом были обязаны своим недолговременным взлетом. Новичок в большой политике, он выглядел для многих привлекательной альтернативой традиционным лидерам. Но одно дело – выдвигать яркие идеи в режиме монолога. И совсем другое – отстаивать их в жестком споре с куда более опытными политиками.

Но дело не только в конкретных дебатах. Похоже, что голландцы не решились на слишком большой риск, связанный со сменой курса и ухудшением отношений с Германией. Перспектива «затягивания поясов» выглядит не слишком привлекательно, но неопределенность оказалась более опасной перспективой. Это побудило большинство населения отдать голоса традиционным умеренным партиям, от которых никто не ожидает ни больших благодеяний, ни опасных потрясений.

Поражение Вилдерса

В этих условиях победителями выборов стали либералы. Несмотря на рост евроскептицизма, эта, пожалуй, самая проевропейская голландская партия получила 41 мандат, что на 10 больше, чем на предыдущих выборах. На втором месте с небольшим отрывом оказалась Партия труда с 39 мандатами (на 9 больше, чем в 2010 году).

Неудачниками выборов оказались младшие партнеры либералов в правительстве – христианские демократы, возглавлявшие кабинет министров в 2002-2010 годах. Вторые выборы подряд их результат резко снижается – на этот раз с 21 до 13 мандатов. Многие их сторонники перешли к либералам. Теперь христианские демократы впервые за долгие годы могут оказаться за пределами кабинета министров.

Но большее внимание наблюдателей привлекла неудача Партии свободы, получившей на этот раз 15 мест вместо 24. Если на прошлых выборах сторонники Вилдерса добились масштабного успеха в связи с тем, что в центре кампании оказалась антииммигрантская тема, то сейчас на первый план вышла экономика. А в ней правые чувствуют себя далеко не так уверенно, как в привычном для них вопросе противодействия иммигрантам и росту влияния ислама. Отказ Вилдерса поддерживать правоцентристское правительство также был воспринят его сторонниками неоднозначно. Стремясь уклониться от ответственности за непопулярные экономические решения, Вилдерс сделал вероятным сформирование совершенно неприемлемого для правого электората левоцентристского правительства с участием социалистов. Добавим к этому и рост внутренних конфликтов в Партии свободы, которую незадолго до выборов покинули некоторые видные деятели.

Поражение Вилдерса с оптимизмом воспринято в Евросоюзе, однако торопиться с выводами относительно «заката» правых не стоит. Партия свободы сохранила одну из крупнейших фракций в голландском парламенте. Будущему правительству придется проводить непопулярную политику, а тема иммиграции никуда не исчезла. Поэтому не исключено, что Вилдерс в будущем еще возьмет реванш.

Очертания коалиции

Теперь победившие партии должны вступить в переговоры о создании новой правительственной коалиции. В Нидерландах это обычно непростой процесс, который может затянуться на месяцы. Понятно, что будущая коалиция не будет более опираться на ненадежную поддержку Партии свободы. Но с учетом того, что в парламент, как и в прошлый раз, прошли 10 партий, можно рассматривать различные варианты конструкции кабинета министров.

Все же сейчас наиболее вероятной выглядит «большая коалиция» из либералов и Партии труда. В сумме они имеют 80 мест, чего хватает для формирования правительства без опоры на малые партии, у которых – как показал опыт с Вилдерсом – могут быть высокие амбиции. В этом случае правительство, скорее всего, вновь возглавит либерал, что обеспечит определенную преемственность курса – хотя и с некоторыми уступками в вопросах социальной политики, традиционно являющейся приоритетом для Партии труда.

Однако такой вариант не является гарантированным. Либералы и Партия труда были основными соперниками на выборах, и в ходе кампании подвергали друг друга резкой критике. Например, незадолго до голосования Марк Рютте заявил, что в случае победы Партии труда стране грозит потеря 76 тысяч рабочих мест и кризис системы здравоохранения. Однако кризис и связанная с ним необходимость принятия ответственных решений в экономике могут побудить голландских политиков к скорейшим договоренностям.

Статья опубликована на сайте "Голос России" 14 сентября 2012 года

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net