Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

25.10.2012 | Игорь Бунин

Выбор России

Сейчас Россия стоит перед выбором пути, причем выбор делается не между Западом и Востоком, как это обычно считают. Выбор заключается между интеграцией в современное глобальное мировое сообщество или в обособлении от него (при этом обособление надо отличать от «идеальной» авткаркии – никто в России, кажется, не собирается повторять опыт Энвера Ходжи или семейства Кимов) 1 .

«Восточная» ориентация невозможна хотя бы потому, что в отличие от Запада с его иудейско-христианскими корнями и постхристианской культурой единого Востока не существует. Почти полтора десятилетия назад российские политики мечтали об оси «Москва-Дели-Пекин». Однако Восток разнообразен и противоречив. Восток – это китайская авторитарная система, сочетающая способность заимствовать технические новшества при сохранении собственной идентичности. Это индийская модель, поддерживающая единство полиэтничной страны при сохранении многопартийной демократии, где оффшорные программисты соседствуют с кастовой деревней. Это современный Иран, сочетающий нефтяную экономику и теократическое государственное устройство. Интересы восточных стран противоречивы, но никто из них не рассматривает Россию в качестве своего приоритетного партнера.

Альтернативой Западу является не Восток, а обособление – начнем свой анализ именно с этого варианта. Примеров немало. Как обособился Китай, который может себе это позволить – в условиях, когда он фактически превратился в «мастерскую мира», средоточием индустриального уклада в мире, где Запад диктует постиндустриальную моду. При этом Китай связан огромным количеством «нитей» с Западом, что заставляет его поддерживать доллар, от стабильности которого во многом зависит экономика страны.

Обособление в современном мире – это добровольное согласие на то, чтобы оставаться на периферии. Причем в менее благоприятной ситуации, чем в Венесуэле, в которой имел место куда более «низкий старт» (достаточно сказать, что страна решала задачу ликвидации неграмотности). У нас же ситуация совершенно иная, хотя профессиональный уровень российских трудовых ресурсов переоценивать не стоит.

Недавно поступило сообщение о том, что Россия с нынешнего года прекращает участие в международном мониторинге образовательных достижений школьников (так называемая программа PISA). Тестирование навыков чтения и решения математических задач проводится раз в три года. В 2000 году мы были 25-ми из 32. По результатам 2009 года оказались на 41 месте из 65. Сейчас мы не узнаем, на каком месте находимся – но вряд ли приходится сомневаться в том, что показатели не улучшены, иначе не надо было выходить из программы.

Этот пример – один из признаков того, что в России предпринимаются шаги в рамках сценария обособления, причем не самый главный. Можно перечислять ряд законов, принятых в последние месяцы Государственной думой, которые вызвали серьезную критику со стороны представителей гражданского общества. Но основное не это, а то, что Россия живет на двух скоростях в информационной сфере, что способствует обособленческим тенденциям. На первой скорости находится меньшинство населения, которое уже живет в условиях постиндустриальном обществе, выезжают за границу, активно пользуются Интернетом и, соответственно, являются потребителями мировых информационных потоков. На второй скорости – большинство, которое редко покидает собственные квартиры (разве что для поездки на маленькую загородную дачу) и ориентировано на внутреннюю информацию, в первую очередь, из электронных СМИ. Таким образом, большинство населения объективно обособлено от глобального мира.

Соответственно, для первых «арабская весна» - это, как правило, народное восстание против диктаторов, для вторых – заговор против независимых государств. Первые в большей степени считает, что роль православной церкви в стране слишком велика. Вторые полагают, что чувства верующих надо защищать с помощью уголовного кодекса. Для одних мнение крупнейших международных правозащитных организаций заслуживает, как минимум, заинтересованного внимания – в том числе когда речь идет о России. Вторые считают правозащитников агентами Запада и доверяют докладам нашего МИДа, в которых про Америку говорится в, казалось бы, давно забытой советской стилистике (разве что без традиционного «там негров бьют» - все же президентом США является афро-американец). И так далее.

«Соотношение сил» может примерно проиллюстрировать исследование Левада-центра, согласно которому более двух третей россиян – 70% – никогда не бывали за пределами бывшего СССР, а загранпаспорт есть всего у 17% граждан России. При этом по делам за границу выезжает около 8% россиян (из них 3% - один раз в 2-3 года или даже реже). На отдыхе или в частных поездках за границей бывают около 16%, но из них 9% раз в 2-3 года или реже. Таким образом, через два десятилетия после распада СССР лишь явное меньшинство россиян может позволить себе выехать в так называемое «дальнее зарубежье» - вместо железного занавеса действует финансовый.

На первый взгляд кажется, что эти данные противоречат другим – о быстром росте Интернет-аудитории. Действительно, по данным Фонда «Общественное мнение», пользователями Интернета является 51% жителей России. По данным TNS, в Москве проникновение Интернета уже составляет 71%. Но посещение Интернета далеко не всегда означает расширение кругозора. Огромное количество россиян используют Сеть либо для решения сугубо прикладных задач (от покупок до скачивания рефератов), либо для продолжения общения в кругу своих знакомых «в реале». Интернет является для большинства россиян «инструментом», дополняющим привычные им форматы, а не частью стиля жизни. Политизированный Интернет составляет лишь сравнительно небольшую часть Рунета.

Однако и в России «обособленческий» курс представляется тупиковым по трем причинам. Первая – настроения большинства, которое его поддерживает, нестабильно и подвержено раздражению. Оно одновременно хочет и стабильности, и изменений – поэтому востребованными оказываются жесткие призывы наказать и «навести порядок», направленный против всех, кто не соответствует социальной норме. В качестве объекта наказания могут выступить и чиновники, и другие представители элит, и оппозиционеры и столичные «тусовщики» - то есть практически все, отличные от «среднего россиянина». Пока недовольство не достигло предела, который привел бы большинство населения к занятию нонконформистской позиции, но нельзя исключать такого развития событий в перспективе.

Вторая причина – настроения элит, которые тоже не хотят мобилизации. Они востребуют безопасность и комфорт, и негативно относятся к планам собственной «национализации», видя в нем вариант дамоклова меча. Анонсированное возвращение Геннадия Тимченко в Россию вряд ли будет для них образцом – у абсолютного большинства представителей элит нет столь мощной системы связей, они чувствуют себя куда более уязвимо. Другое дело, что консолидация элит на основе этого «негативизма» весьма маловероятна – ее представители будут, как и ранее, выбирать индивидуальные стратегии адаптации к существующим реалиям.

Третья причина – нехватка сфер, в которых Россия имеет конкурентное преимущество. К таковым можно отнести, кроме сырьевой сферы, атомную энергетику и некоторые отрасли ВПК, в основном, относящиеся к армии ХХ века (в частности, военное авиастроение). Но уже бронемашины и «Мистрали» приходится закупать за границей. 75% ВПК находится в архаичном состоянии. «Новая индустриализация» невозможна, причем не только из-за пресловутой коррупции - к мобилизационному обществу, даже слегка напоминающему сталинское, не готово ни большинство, ни меньшинство. А в других условиях дело может ограничиться лишь паллиативными мерами. В этих условиях обособление будет означать деградацию – вопрос только в том, с какой скоростью.

Неудивительно, что даже поглощая ТНК-ВР (мера, явно направленная на дальнейшее огосударствление «нефтянки»), «Роснефть» не может обойтись без стратегического альянса с ВР. Это дает ей новые технологии, а также такой нематериальный, но немаловажный в современном мире ресурс как респектабельность.

Теперь о варианте интеграции в глобальный мир. Он менее понятен населению, потому что предусматривает очень серьезное изменение сознания людей на всех уровнях. Отказ от ощущения собственной правоты во всем, и понимание того, что нам предстоит ускоренное «догоняющее развитие». Ценностную революцию, которая может носить психологически болезненный характер для традиционалистского общества. Интеграция невозможна без своего 68-го года (вместо высвобождения энергии молодежи в этом году СССР раздавил «Пражскую весну»), восприятия современных плюралистических ценностей, хотя бы частичного отказа от принятых в стране жестких иерархических моделей. Перехода к «экономике интеллекта», где ставка делается на инициативных людей, способных не только генерировать идеи, но и коммерциализировать их. Необходимо создавать новые конкурентоспособные продукты и предлагать их не только внутреннему, но и мировому рынку.

Такие изменения в условиях инерции, которому подвержено большинство общество, могут быть проведены только при наличии политической воли и союза между государством и наиболее динамичными общественными группами с постепенным вовлечением в проект других социальных групп, которые могут стать «получателями выгод» от позитивных изменений. По сути дела, речь может идти о наиболее амбициозном нереволюционном проекте, начиная с петровских времен – с той разницей, что сейчас результата можно достичь не столь жестокими методами. Однако против этого варианта играет все больший стилистический диссонанс между его потенциальными участниками, а также вполне понятное нежелание большинства элит идти на изменения (они вполне удовлетворены статус-кво) и страх общества перед рисками.

Однако этим рациональным – и весьма печальным – аргументам можно противопоставить то, что в истории России были случаи, когда запрограммированные «тупиковые» варианты сменялись на открывающие новые возможности сценарии. После неудачных Азовских походов к власти пришел Петр, прорубивший окно в Европу. После тупика николаевской России, трагически проявившегося в Крымской войне, состоялись Великие реформы Александра II. Хотелось бы только, чтобы свой новый шанс Россия использовала в более благоприятной ситуации – а не после поражения.

Игорь Бунин - президент Центра политических технологий



1. Точка зрения о том, что выбор уже сделан (в пользу условного Востока), принадлежит Евгению Гонтмахеру (Ведомости, 19.10.2012). Представляется все же, что остаются возможности и для альтернативного развития событий.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net