Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Эксперты Центра политических технологий подготовили третий выпуск аналитического мониторинга «Выборы - 2018», посвященный итогам для кандидатов. В докладе предлагается анализ составляющих легитимности победы и голосования в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

17 мая официальный представитель МИД Китая Лу Кан, отвечая на вопрос, может ли вьетнамская «дочка» «Роснефти» – Rosneft Vietnam BV вести бурение в той части Южно-Китайского моря, которую Китай считает своей, заявил, что «никакая страна, организация, компания или физическое лицо не может заниматься нефтегазовой разведкой или разработкой месторождений в китайских водах без разрешения Пекина». Лу призвал стороны искренне уважать суверенные и юрисдикционные права Китая и не делать ничего, что могло бы повлиять на двусторонние отношения и региональный мир и стабильность, писал РБК.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Региональные исследования

29.10.2012 | Ростислав Туровский, Светлана Карандашова

Перспективы партийной конкуренции на губернаторских выборах. Выпуск №2 (октябрь 2012 г.)

14 октября 2012 года прошли первые губернаторские выборы по новому законодательству, на которых везде были переизбраны действующие губернаторы. Прошедшие выборы показали, что уровень конкуренции зависит от расстановки политических сил в регионе, которая, однако, может быть сильно скорректирована за счет законодательных ограничений и давления центра, приводящим к неучастию сильных партий и их кандидатов. Также в единый день голосования прошли выборы депутатов региональных легислатур в шести регионах: в Северной Осетии, Удмуртской Республики, Краснодарском крае, Пензенской, Саратовской и Сахалинской областях. Результаты выборов показали, что в некоторых регионах произошли изменения в расстановке политических сил.

Многие аналитические центры уже разработали и публикуют разнообразные рейтинги, позволяющие оценивать влияние губернаторов и их шансы на выборах. Центр политических технологий использует собственную методику, которая нацелена на определение перспектив не столько действующих губернаторов, сколько кандидатов от всех основных партий, а вместе с этим – общего уровня конкурентности губернаторских выборов. Учитывая, что практически повсеместно самовыдвижение запрещено, выдвижение кандидатов партиями становится одной из главных процедур, определяющих предвыборный расклад сил, наряду с действием муниципального и президентского фильтров. Наши рейтинги позволяют определить, насколько благоприятными являются те или иные регионы для тех или иных партий, какие из них являются безопасными, а какие - проблемными для «Единой России», и где оппозиция наступает ей на пятки, особенно в случае своего объединения. Кроме того, мы вычисляем итоговый рейтинг конкурентности губернаторских выборов.

При составлении рейтинга нами используются как статистические данные по результатам выборов и социологических исследований, так и собственные экспертные оценки. Во-первых, мы проводим расчет уровня благоприятности регионов для каждой из четырех парламентских партий. Данный показатель основан на трех параметрах:

(1) электоральная поддержка партии в регионе;

(2) общественная поддержка кандидата;

(3) ресурсный потенциал кампании.

Данные параметры были выбраны для того, чтобы показать, какими перспективами может обладать предполагаемый кандидат от той или иной партии на предстоящих губернаторских выборах. По нашему мнению, перспектива кандидата на губернаторских выборах зависит как от уровня поддержки его партии, который позволяет сформировать ядерный электорат кандидата, так и от его личностных характеристик, а также от ресурсов, которыми располагают он и его партия в рамках конкретной избирательной кампании. Только сочетая политический капитал партии и свой собственный, кандидат может добиться наибольшего успеха.

При оценке электоральной поддержки партии в регионе нами было принято решение задействовать результаты как федеральных, так и региональных выборов последних лет. Учитываются результаты выборов депутатов Государственной Думы последних трех созывов (т.е. с тех выборов, в которых впервые приняла участие «Единая Россия») и депутатов региональных законодательных собраний последних двух созывов (когда, как правило, обе кампании проводились уже с использованием партийных списков). Формула расчета имеет следующий вид:

Эпi = (0,03*x1 + 0,02*x2 + 0,01*x3 + 0,025*y1 + 0,015*y2)*0,1 , где

х1 – результат партии на выборах депутатов ГД 6-го созыва;

х2 – результат партии на выборах депутатов ГД 5-го созыва;

х3 – результат партии на выборах депутатов ГД 4-го созыва;

y1 – результат партии на выборах депутатов ЗС последнего (обычно – 5-го) созыва;

y2 – результат партии на выборах депутатов ЗС предпоследнего (обычно – 4-го) созыва.

 

В формуле результаты выборов учитываются с различными весами, которые определены нами с учетом значимости электоральной кампании. Веса основаны на двух параметрах: уровне выборов (федеральным выборам придавался больший вес, нежели региональным; совокупный вес трех федеральных кампаний составляет 0,6, а региональных – 0,4) и времени их проведения (последним выборам присваивался больший вес). Если в регионе выборы по партийным спискам проводились пока только один раз, то им присваивался полный вес региональных выборов в данной формуле, т.е. 0,4.

Таким образом, итоговый показатель электоральной поддержки партии в регионе представляет собой ее определенным образом средневзвешенную поддержку на выборах разных лет. Этот показатель отдельно представлен в прилагаемой таблице.

Второй показатель – общественная поддержка кандидата - акцентирует внимание на личной популярности предполагаемого выдвиженца от партии. Он основан на наших экспертных оценках, которые являются результатом постоянно проводимого и регулярно обновляемого мониторинга процессов формирования предварительных списков претендентов, который публикуется на сайте ПОЛИТКОМ. Этот показатель представляет собой нашу оценку потенциального уровня голосования избирателей за кандидата. При наличии доступной социологической информации именно она кладется в основу данной оценки (включая, например, данные Минрегиона по оценке эффективности деятельности органов региональной исполнительной власти), но по понятным причинам замеры популярности предполагаемых кандидатов проводились не везде, и далеко не всегда они являются открытой информацией. Проведенная нами оценка для каждой партии относится к ее наиболее сильному потенциальному кандидату.

Ресурсы любого типа, прежде всего финансовые и информационные, очень важны для проведения успешной кампании. Показатель ресурсного потенциала кампании, также основанный на наших экспертных оценках, предлагает оценку ресурсов, которыми располагает потенциально наиболее сильный кандидат от каждой партии. При расчетах условно весь ресурсный потенциал кандидатов от четырех парламентских партий в регионе принимается за единицу, и нами оценивается, какая доля от этого потенциала приходится на какую партию с ее кандидатом.

Каждый из трех параметров с разным весом складывается в показатель уровня благоприятности для участия каждой из четырех партий в губернаторских выборах, который может колебаться от 0 до 1. Этот показатель позволяет говорить о шансах партии на выборах. Формула расчета имеет следующий вид:

Убi = 0,4*Эпi+ 0,2*Опi+ 0,4*Рпi , где

Убi – уровень благоприятности;

Эпi – электоральная поддержка партии;

Опi – общественная поддержка кандидата;

Рпi – ресурсный потенциал кампании.

 

Наибольший вес (0,4) присвоен двум параметрам - «электоральная поддержка партии» и «ресурсный потенциал кампании», т.к. именно данные параметры, на наш взгляд, оказывают наибольшее влияние на итоговые результаты предполагаемого претендента на губернаторский пост. Меньший вес (0,2) присвоен параметру «общественная поддержка кандидата», т.к. данный показатель очень конъюнктурен, пока партии не определились со своими кандидатами. Выборы 14 октября 2012 г. пестрели примерами выдвижения кандидатов, которые ранее не рассматривались в этом качестве. В целом, роль личностного фактора на российских выборах сильно понизилась по сравнению с выборами 1990-х гг., поскольку сплошь и рядом происходит выдвижение кандидатов, не известных избирателям, «варягов» и т.п., которые, тем не менее, за счет своих или партийных ресурсов и продуманного пиара способны добиваться хороших результатов уже во время кампании.

Показатели уровня благоприятности для каждой партии используются в итоговой формуле рейтинга конкурентности выборов. В основе рейтинга конкурентности находится известная формула Херфиндаля – Хиршмана, который первоначально использовалась для оценки степени монополизации отрасли на рынке. Для губернаторских выборов это означает степень конкурентности или, наоборот, монополизации «политического рынка». Формула имеет следующий вид:

IHH= 1 – (УбЕР2 + УбКПРФ2 + УбСР2 + УбЛДПР2), где

IHH– рейтинг конкурентности;

Уб ЕР – уровень благоприятности для ЕР;

Уб КПРФ – уровень благоприятности для КПРФ;

Уб СР – уровень благоприятности для СР;

Уб ЛДПР – уровень благоприятности для ЛДПР.

Рассмотрим результаты нашего второго рейтинга, представляющего измененную после выборов ситуацию по состоянию на конец октября 2012 г. «Единая Россия» абсолютно во всех регионах превосходит остальные партии и имеет солидное стартовое преимущество. Не случайно участие самовыдвиженцев не позволяется практически ни в одном регионе, а это значит, что губернаторы или другие ведущие представители элиты, предварительно согласованные с центром, обычно будут выдвигаться как кандидаты от этой партии. По крайней мере, это следует из нынешнего расклада, который, впрочем, еще может измениться в ближайшие годы.

Нетрудно убедиться в том, что наиболее благоприятными для «Единой России» являются регионы, известные высоким уровнем электоральной управляемости и лояльностью избирателей, а также, как правило, с достаточно крепкими позициями действующих руководителей. В эту группу входят республики Северного Кавказа, Татарстан, Башкирия, Мордовия, Тува. Очень сильными являются предвыборные позиции «Единой России» в Тюменской области и Ямало-Ненецком АО, Кемеровской области, на Чукотке. Заметим, что на достаточно хорошем месте находится и Москва, которую принято считать центром оппозиционных настроений. Московская область от нее сильно отстает, но в связи со сменой власти возможна позитивная динамика, первым шагом на пути к которой стали муниципальные выборы. Как мы и предполагали, в Белгородской области, которая отличалась в нашем рейтинге наиболее выгодными позициями «Единой России» для октябрьской кампании, действующий губернатор одержал 14 октября победу с самым высоким результатом.

Хотя «Единая Россия» доминирует повсеместно, уверенность ее лидерства в региональном разрезе сильно отличается, что создает одну из главных интриг на предстоящих выборах. В тех регионах, где уровень благоприятности менее 0,5, можно предполагать проблемы для кандидатов «Единой России» и высокую вероятность проведения второго тура, который представляет для этих кандидатов большую опасность. Примечательно, что во многих других проблемных регионах выборы фактически были отложены за счет досрочного назначения губернатора по старой схеме, и у властей есть время получше подготовиться (например, в Карелии, Архангельской, Ярославской, Костромской, Волгоградской, Самарской, Свердловской областях). Регионов, где «партию власти» ждут главные трудности, особенно много на Северо-Западе и в Центре страны, отчасти также в Сибири. Например, помимо упомянутых выше, это Санкт-Петербург и Ленинградская область, Калининградская и Мурманская области, Ненецкий АО, Тверская и Орловская области, Алтайский край, Новосибирская и Иркутская области. В эту группу попадают также Владимирская и Кировская области, где губернаторы не состоят в «Единой России». Можно ожидать, что именно в этом списке регионов будут те, где вместо действующего губернатора по решению Кремля на выборы пойдет другая фигура, или даже где нынешние губернаторы будут вынуждены досрочно подать в отставку, уступая место тем, кто будет выдвигаться вместо них.

В связи с последними выборами в законодательные собрания шести регионов произошли изменения уровня благоприятности для «Единой России» и в целом – в лучшую сторону. Единственный регион, где уровень благоприятности для этой партии по результатам прошедших выборов снизился, - Северная Осетия. В Краснодарском крае и Пензенской области «Единой России» удалось сохранить статус-кво - поддержка партии выросла на несколько процентных пунктов, а уровень благоприятности остался прежним и наиболее высоким для группы регионов, где 14 октября избирали законодательные собрания. В Саратовской области на прошедших выборах уровень благоприятности для «Единой России» вырос, благодаря достаточно серьезному росту результатов голосования за партию. В Удмуртии и Сахалинской области уровень благоприятности также вырос.

Неудивительно, что проблемные для «Единой России» регионы одновременно оказываются наиболее благоприятными для других партий. Уровень благоприятности регионов для КПРФ достигает показателя 0,27 (Орловская область), и лучшими можно считать регионы, где он превышает отметку 0,15. Коммунисты в состоянии показать себя и в других регионах Центральной России, таких как Орловская, Тамбовская, Смоленская, Тверская, Костромская области. В эту группу входили также Брянская (в большей степени) и Рязанская (в меньшей степени) области, в которых результаты голосования за кандидатов-коммунистов на выборах 14 октября действительно оказались сравнительно высокими. Есть у КПРФ определенные преимущества во Владимирской области, единственном регионе, где у власти находится их представитель. Хороший потенциал КПРФ имеет в таких крупных регионах, как Московская, Нижегородская, Самарская, Волгоградская, Ростовская и Оренбургская области. Есть все основания, чтобы кандидат КПРФ попытался бросить перчатку «Единой России» и в ряде важных сибирских регионов – Алтайском крае, Новосибирской, Омской, Иркутской областях.

Список неблагоприятных для КПРФ регионов (в которых уровень благоприятности ниже 0,1) совпадает со списком благоприятных для «Единой России» регионов, т.е. в этих регионах при сохранении статус-кво участие претендента на губернаторский пост от КПРФ может быть бессмысленным. КПРФ чаще всего аккуратно оценивает свои шансы и предпочитает воздерживаться от выдвижения в проблемных регионах. Это показало и ее решение по Белгородской области.

Октябрьские выборы региональных законодательных собраний оказались для перспектив участия КПРФ в губернаторских выборах неудачными. Только в Удмуртии и на Сахалине уровень благоприятности не претерпел изменений. Во всех остальных регионах (Северной Осетии, Краснодарском крае, Пензенской, Саратовской областях) уровень благоприятности для КПРФ снизился. Очевидно, что властями было принято решение об ослаблении ключевого конкурента на предстоящих губернаторских выборах. Это показали результаты выдвинутых фактически против КПРФ партий-спойлеров, таких как «Коммунисты России».

«Справедливая Россия» имеет наилучший потенциал в регионах Северо-Запада. Максимальным является для нее уровень благоприятности в Ленинградской области - 0,23. Но проблема «Справедливой России», как и ЛДПР, не говоря уже о непарламентских партиях, состоит в трудности преодоления ее кандидатами муниципального фильтра. Поэтому далеко не везде, даже имея хороший потенциал, «Справедливая Россия» сможет зарегистрировать своих кандидатов (это ярко показала ситуация на выборах губернатора Новгородской области). В случае благополучного преодоления фильтров партия в состоянии заявить о себе в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Карелии, Архангельской, Мурманской, Вологодской областях. В целом, однако, у нее очень неровные позиции в регионах, и потенциально благоприятные разбросаны по всей России, как например, Астраханская и Волгоградская области, Чувашия, Свердловская область, Алтайский и Приморский края, Бурятия и Якутия и пр.

По итогам октябрьских региональных выборов уровень благоприятности для «Справедливой России» не изменился в Краснодарском крае, Северной Осетии и на Сахалине и снизился в остальных регионах, т.е. в Удмуртии, Пензенской и Саратовской областях.

Поскольку ни КПРФ, ни «Справедливая Россия» не располагают нигде в регионах лидирующими позициями, позволяющими претендовать на уверенную победу, принципиально важным является вопрос об объединении оппозиции. Пока, однако, как показывает опыт уже прошедших избирательных кампаний, объединение оппозиции является практически невозможным. КПРФ и «Справедливая Россия» выбирают собственные электоральные стратегии, что выгодно властям. Позиции «Справедливой России» и КПРФ в региональном разрезе схожи, но в целом позиции КПРФ выглядят более прочными, т.к. у партии есть ядерный электорат, больше лидеров общественного мнения, а также имеется четкая ассоциация в общественном сознании с оппозиционной партией.

Тем не менее, мы решили сравнить уровень благоприятности регионов для КПРФ и «Справедливой России», чтобы понять, какая из них в гипотетическом случае создания единой оппозиции имеет больше оснований, чтобы объединять всех вокруг своего кандидата. В большинстве регионов КПРФ опережает «Справедливую Россию», но в 27 субъектах федерации потенциал последней пока выше. К их числу относятся, например, Санкт-Петербург, Свердловская и Челябинская области, Красноярский и Приморский края и др. Однако, разумеется, в зависимости от выбора в пользу конкретного, сильного или слабого кандидата соотношение может измениться. Кроме того, ослабление позиций «Справедливой России», очень заметное по итогам недавних губернаторских выборов, может привести к дальнейшему спаду интереса к этой партии.

Наши расчеты позволяют также определить отставание объединившейся оппозиции от «Единой России» (если произойдет гипотетическое сложение усилий КПРФ и «Справедливой России»). Для этого можно посчитать разность уровня благоприятности «Единой России» и суммарного уровня благоприятности КПРФ и «Справедливой России». Нигде, заметим, эта сумма все равно не может превзойти показатель «Единой России», но местами к ней довольно близка (разница составляет 0,15 или еще меньше). В некоторых регионах выдвижение консолидированного кандидата от оппозиции может быть успешным, особенно в случае второго тура, где оппозиция в состоянии выиграть за счет консолидации всех недовольных. К их числу относятся уже не раз здесь упомянутые проблемные для властей территории - Санкт-Петербург, Ленинградская и Мурманская области, Карелия и Ненецкий АО, Тверская, Костромская и Орловская области в Центральной России, Волгоградская и Свердловская области, Новосибирская область и Алтайский край. Закономерно, если именно в этих регионах власти будут содействовать расколу оппозиции.

Из четырех парламентских партий ЛДПР имеет самые слабые перспективы на выборах. Уровень благоприятности регионов достигает у нее максимум 0,15 единиц (Ханты-Мансийский АО), т.е. нигде не приходится ждать значительных результатов. ЛДПР сталкивается с проблемой отсутствия лидеров общественного мнения в большинстве регионов. Однако это не мешает партии участвовать в выборах всех уровней, поэтому вероятно, что даже в сложных регионах ЛДПР постарается выдвинуть своего кандидата. Хотя более вероятно выдвижение претендента на губернаторский пост от ЛДПР в роли технического кандидата. По итогам выборов в региональные законодательные собрания уровень благоприятности регионов для ЛДПР никак не изменился.

Итоговый рейтинг конкурентности может быть интерпретирован следующим образом:

(1) 0,7 HH

(2) 0,5 HH

(3) 0,3 HH

(4) IHH

В тех регионах, где уровни благоприятности губернаторских выборов для КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР выше, относительно велик и уровень конкуренции. Максимально возможная конкуренция ожидается в Ярославской области и Ненецком АО, от которых немного отстают Свердловская область, Санкт-Петербург, Калининградская, Мурманская и Тверская области. Наиболее низкий уровень конкурентности отмечен в Чечне и Ингушетии, он ниже среднего в большинстве национальных республик, а также в регионах, управляемых тяжеловесами.

По итогам выборов в региональные законодательные собрания, которые прошли 14 октября, в целом можно говорить о небольшом снижении конкурентности будущих губернаторских кампаний. Рост ее уровня произошел только в Северной Осетии. Не изменился показатель (будучи притом низким) в Пензенской области. Во всех прочих регионах отмечается снижение уровня конкурентности губернаторских выборов, наиболее заметное – в Удмуртии.

В дальнейшем ЦПТ продолжит проводить регулярное обновление и уточнение представленных рейтингов. Новые выборы в региональные законодательные собрания 2013 года дадут нам информацию для обновления показателей электоральной поддержки партий. Процессы регистрации новых партий и создания их региональных организаций вскоре сделают необходимым пересмотр соотношения ресурсного потенциала между партиями, поскольку пока мы условно считаем значимыми только ресурсы четырех парламентских партий. Прошедшие выборы показали, что среди недавно зарегистрированных партий пока потенциально сильных нет, скорее, они на данный момент могут выступать в роли спойлеров или выдвигать технических кандидатов на посты губернаторов. Но наибольшие изменения нашего рейтинга будут связаны с процессами появления и выбытия потенциальных кандидатов, а также их работы с общественным мнением и, соответственно, динамикой их общественной поддержки. При этом, как показал опыт первых прошедших губернаторских выборов, среди парламентских партий далеко не все способны собрать необходимое число подписей для преодоления муниципального фильтра. Поэтому итоговый список кандидатов определяется буквально за месяц до выборов, что, конечно, невозможно предугадать заранее. Тем не менее, результаты нашего исследования в целом свидетельствуют о наличии у «Единой России» большого стартового преимущества, которое, однако, может быть растрачено как за счет укрепления парламентской оппозиции (которое пока, впрочем, не просматривается), так и в результате перехода Кремля к более гибкой и сложной стратегии формирования партийной системы.

С таблицами можно ознакомиться здесь

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Центр политических технологий подготовил первый выпуск аналитического мониторинга «Выборы2018», посвященный конфигурации политических сил на старте кампании. В докладе проведен экспертный анализ избирательной кампании по следующим измерениям: партийно-политическая рамка, региональное измерение, а также политические портреты кандидатов. Авторский коллектив: Игорь Бунин, Борис Макаренко, Алексей Макаркин и Ростислав Туровский.

5 января 1918 года состоялось первое и последнее заседание Всероссийского учредительного собрания – мечты российской либеральной и радикальной интеллигенции. Мечта рухнула, когда матрос Железняков заявил об усталости караула, а на следующее утро собрание было распущено. В июне того же года в Самаре был создан Комитет членов Учредительного собрания (Комуч), который провозгласил себя легитимной властью. Однако его судьба была печальной – членов Комуча преследовали и красные, и белые. В гражданской войне они оказались между двух огней.

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net