Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

10.12.2012 | Марина Войтенко

Налоговые стимулы и фискальные грабли

Конец ноября и начало декабря были отмечены сверхнасыщением российского публичного пространства разноречивыми инициативами в сфере налогообложения. В принципе, активность эта была вполне ожидаемой. Поиск баланса между стимулированием роста и налогово-бюджетными консолидациями стал неоспоримой необходимостью для всего глобального хозяйства. При этом потребительский спрос перестает быть драйвером поступательного развития, чему в немалой степени способствует вялая динамика реальных располагаемых доходов населения. Инвестиционному же восстановлению требуются весомые и надежные аргументы для оживления, гарантирующие эффективность капитальных вложений. В то же время, совершенно очевидно, что для выполнения социальных обязательств – безусловного приоритета государства – имеющихся на настоящий момент источников финансирования (особенно ненефтегазовых) недостаточно. Маршрут через эти развилки еще только предстоит найти, но уже сейчас ясно, что и сам поиск взвешенных решений будет непростым.

Возобновление дискуссии о преимуществах налога с продаж (НСП) перед НДС, объявленное премьер-министром Дмитрием Медведевым в начале минувшей недели на встрече с представителями РСПП, оказалось несколько неожиданным и для предпринимательского, и для экспертного сообщества. С одной стороны, вполне понятно, что предложение заменить НДС на НСП вызвано намерением найти кратчайшую дорогу к стимулированию экономической активности. Однако первое ощущение – это возвращение на путь, усеянный «граблями» – вполне закономерно.

Налог на добавленную стоимость довольно молод. Впервые в мире он был введен в 1954 году во Франции, заменив собой, в том числе, к тому времени ставший уже архаичным налог с оборота. Сейчас он введен более чем в 150 государствах1 , его наличие в налоговой системе страны является обязательным условием членства в Европейском союзе.

В России НДС действует с 1 января 1992 года. Изначально его максимальная ставка составляла 28%, затем была понижена до 20%. В течение шести лет (1998-2003 годы) в РФ одновременно действовало два налога – на добавленную стоимость и 5%-ный с продаж. С 2004 года произошло резкое сокращение фискальной нагрузки на бизнес и потребителей – НСП отменен вовсе, максимальная ставка НДС снижена до 18%, а его ставка на многие продовольственные, детские и медицинские товары стала составлять 10 процентов. НДС уплачивается поэтапно на различных стадиях производственной цепочки, им облагается вся дополнительно созданная стоимость (разница между оплаченной и полученной ее компонентами).

В сегодняшних российских реалиях, НДС является одним из наиболее результативных налогов, обеспечивая поступлений до 6% ВВП и, судя по структуре доходов консолидированного бюджета РФ2 , в 2012 году формирует до 28% всего федерального бюджета.

Для компенсации выпадающих в случае замены налога на добавленную стоимость на НСП доходов ставку последнего придется серьезно увеличивать по сравнению с предыдущим 5%-ным уровнем. По оценке замминистра финансов РФ Сергея Шаталова, примерно в 15 раз (до 75%). Расчеты центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования дают более «мягкие», но тоже пугающие, результаты.

Как отметил руководитель направления «Макроэкономика» ЦМАКП Дмитрий Белоусов в интервью «Вести ФМ» 6 декабря, в ситуации, когда налог с продаж взимается с торговли, причем без учета строительства и операций с недвижимостью, его ставка, адекватная полному отказу от НДС (при условии неувеличения других налогов), получается на уровне 30%, с учетом «закладки» НСП в сферу услуг – 20 процентов. Потрясает воображение даже сама мысль о том, как все это будет отражаться в ценниках на услуги (в том числе ЖКХ) и товары, включая детские и медицинские, а также стоимости жилья, офисов, дач и т.п.

Сторонники замены НДС на налог с продаж одним из основных аргументов «за» называют коррупционный потенциал (например, схемы ложного экспорта, при которых НДС возвращается продавцу) и сложность администрирования налога на добавленную стоимость. Но все эти доводы в равной степени можно отнести и к налогу с продаж, собираемость которого и в годы его действия со ставкой в 5% оставляла желать лучшего.

Государству придется контролировать сделки десятков, если не сотен тысяч торговых точек, включая киоски и ларьки, что потребует «существенного увеличения кадрового состава налоговых органов и росту затрат на администрирование до неприемлемого уровня», подчеркнул Сергея Шаталов в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Но и это не гарантирует рост собираемости налога, его поступлений вообще можно не досчитаться. Риск ухода на «серые схемы», «возмездные договоры» по пропуску товара мимо кассы и официальной отчетности более чем предсказуемы. И основная причина тому вовсе не «преступный умысел», а вынужденная необходимость. Введение налога с продаж ударит по экономическим агентам, применяющим льготные налоговые режимы. В их числе сельхозтоваропроизводители, предприниматели, выбравшие упрощенную систему налогообложения и пока еще действующий единый налог на вмененный доход. Переход же на основную систему налогообложения существенно повысит их издержки, а в купе с обязанностью уплаты налога с продаж и страховых взносов в пенсионную систему будет угрожать существованию, например, малого бизнеса просто «как класса».

Сторонники гипотезы снижения общей нагрузки на экономику вследствие замены НДС на НСП и как следствие обеспечение технологического прорыва ссылаются на зарубежный опыт. Замминистра экономического развития Сергей Беляков в качестве положительного примера приводит практику азиатских стран, где ставка НДС ниже 10% создает хорошие фискальные условия для компаний с самой высокой добавленной стоимостью. То есть, с такой точки зрения речь может идти не о полном отказе от НДС, а о существенном снижении его ставки при одновременном возврате налога с продаж. Но это как раз та конструкция, которая однажды уже доказала свою неэффективность в российских реалиях.

На первый взгляд, неоспоримым преимуществом налога с продаж является его региональная привязка. Тем не менее, помощь в финансировании социальных обязательств это окажет только регионам, имеющим самую высокую обеспеченность бюджетов. По данным Минфина, в 2003 году (последний год действия НСП) 54% поступлений от него приходились на три субъекта РФ – Москву, Московскую область и Санкт-Петербург, из них 36% - на столицу. Так что дотации федерального бюджета для остальных сохранят свою актуальность. Однако компенсация его выпадающих доходов из-за отмены или существенного снижения ставок НДС и уж тем более инвестиции из госказны для крупных инфраструктурных проектов остаются под большим вопросом. Если же добавить к этому перечню неизбежные перемены в межбюджетных отношениях и администрировании соответствующих трансфертов, то, как отмечено в одном из комментариев в деловых СМИ, «холодок в груди сменяется просто сквознячком».

Кроме того, необходимо будет найти и непростое решение по поступающему в бюджеты субъектов РФ транспортному налогу. Изначально еще в 2010 году его отмена задумывалась как мера одновременная с введением акцизов на горючее. Причем предполагалось, что будет действовать принцип «сколько едешь, столько платишь», что соответствует международной практике.

Однако регионы настаивают на сохранении налога и даже увеличивают его ставки. Это и понятно. Так, поступления в московскую казну от сборов транспортного налога в 2012 году составили 12 млрд. рублей, от акцизов на бензин и дизтопливо – 17 млрд. рублей. Сумма совсем не малозначительная. С 1 января 2013 года в столице размер налога будет увеличен примерно на 600 рублей в расчете на одного автовладельца3 , что даст городскому бюджету дополнительно 2,5 млрд. рублей. В ряде других регионов транспортный налог в будущем году тоже вырастет. Например, в Костромской области – на 5-12%, в Самарской – на 15 процентов. Не удивительно, что, несмотря на повышение акцизов, транспортный налог продолжает действовать.

В то же время, Федерация автомобилистов России уже давно настаивает на его полной отмене. Организация собрала 100 тысяч подписей в поддержку своей позиции. Представить Президенту РФ обращение автомобилистов согласилась фракция ЛДПР, что и произошло 30 ноября на встрече с ним руководителей парламентских партий. Владимир Путин высказался в поддержку такой идеи: «Это чувствительный вопрос. Нужно стремиться, чтобы все перевести в акциз и уходить от транспортного налога».

Очевидно, дискуссиям на этот счет предстоит долгое продолжение. Регионы будут настаивать в сохранении статус-кво в доходной части бюджетов, а это означает – в случае полной отмены транспортного налога, ставки акцизов на бензин могут быть увеличены очень весомо.

Между тем, Росстат отмечает значительный рост индекса цен производителей (без учета акцизов и НДС) на автобензин всех марок4 – за январь-октябрь 2012 года на 16,3 процента. Индекс потребительских топливных цен за тот же период прибавил 6,5% при росте потребительских цен на товары и услуги 105,6 процента. В то же время, на внешних рынках бензин подешевел на 3,1%.

В целом же цены приобретения автобензина, включающие в себя акцизы, НДС, транспортные издержки и снабженческо-сбытовые надбавки, по последним данным Росстата, в сентябре 2012 года были выше цен производителей в 1,7 раза. В такой ситуации одной из перспектив существенного повышения акцизов, вполне вероятно, станет рост социальной напряженности. Ведь не стоит забывать о том, что автомобиль для россиянина давно уже не роскошь, а атрибут повседневной жизни. Согласно прогнозам большинства аналитиков этого рынка, спрос на топливо в РФ будет увеличиваться на 2-3% в год, а доля налогов в литре бензина увеличиваться.

По мнению главы «Лукойла» Вагита Алекперова, для стабилизации цен необходимо ввести гибкую шкалу акцизов, которая бы зависела от стоимости нефти на мировом рынке: выше цена – ниже акциз и наоборот. Логика эта понятна: при высоких ценах на нефть доходы государства от экспортных пошлин увеличиваются. При противоположной динамике акцизы должны компенсировать потери от экспорта. В таком раскладе нефтяники сохраняли бы свою маржу, направляя ее на модернизацию производства, обеспечивая высокое качество бензина, при этом автовладельцы за него не переплачивали бы.

При всей видимой справедливости этой формулы в случае отмены транспортного налога остается открытым вопрос по наполнению региональных бюджетов, в которые на настоящий момент поступает 57,4% от всех действующих в РФ акцизов на товары отечественного производства, остальное идет в федеральную казну. Значит, возникает необходимость выработки такого механизма, который позволил бы регионам компенсировать суммы, выпадающие из-за отмены транспортного налога.

Пока же правительство предлагает не отменять его, а придать ему стимулирующие функции. На минувшей неделе замминистра финансов Сергей Шаталов обнародовал идею Минфина о взимании налога исходя из объема двигателя, а не с лошадиных сил, как это делается сейчас. Дело в том, что старые автомобили с большим объемом двигателей имеют меньшую мощность, чем современные с меньшими объемными показателями. Поэтому предлагаемая финансовым ведомством новая формула определения налоговой базы, по мнению экспертов и участников рынка, будет способствовать модернизации автопарка россиян. Правда, стоит иметь в виду, что владельцы старых машин в большинстве своем – пенсионеры, имеющие законное право претендовать на льготы, которые должны будут предоставить регионы …. Словом, консенсус интересов здесь тоже еще предстоит найти.

Но важно и другое – эта инициатива Минфина – один из тех нечастых случаев, когда в налоговой системе проявляется стимулирующая, а не только фискальная функция. К этому же разряду относится и предложение ведомства по предоставлению льгот для держателей ценных бумаг. На сегодня подоходным налогом облагается полная сумма от их реализации, а также купонный доход. По замыслу Минфина, установление максимальной суммы налогового вычета в три миллиона рублей будет мотивировать граждан к долгосрочным инвестиционным вложениям.

Намерение это тем более правильное, что по сути пусть и отчасти уравновешивает ущерб потенциалу «длинных денег» в экономике, который неминуемо будет нанесен решением (хотя пока и отложенным) относительно будущего накопительной компоненты пенсионной системы.

Для бизнеса, кстати говоря, любой вариант грядущей реформы оборачивается повышением налоговой нагрузки (от идеи корпоративных пенсионных систем правительство ведь не отказалось). Худо-бедно, но это хоть как-то связано, прежде всего, через укрепление мотиваций работников к эффективной и высокопроизводительной деятельности, с улучшением инвестклимата. Идея же подискутировать о налоге с продаж – прямой ему ущерб, так как от радикальной перемены налоговых правил без видимого позитивного результата (в поле зрения лишь очередные большие грабли) пока вероятен только один общеизвестный эффект – снижение доверия предпринимателей к данной юрисдикции.



1. Из развитых стран НДС отсутствует, пожалуй, лишь в США, где вместо него действует налог с продаж по ставке от 3 % до 15 %.
2. http://info.minfin.ru/kons_doh.php
3. В среднем, новые московские тарифы, которые станут действительными с 1 января 2013 года, повышают стоимость одной лошадиной силы на пять рублей.
4. Средние цены производителей нефтепродуктов, реализуемых на внутреннем рынке (без учета акцизов и НДС), в октябре 2012 года составили по автомобильному бензину 21673 рублей, дизельному топливу – 22207 рублей и топочному мазуту – 9901 рублей за одну тонну.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net