Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

17.12.2012 | Марина Войтенко

Российский капитал в конкуренции юрисдикций

К концу года торможение экономической динамики в РФ официально перешло из разряда вероятного в очевидное. На минувшей неделе Минэкономразвития снизило свой прогноз по росту розничной торговли с 6,1% до 5,7%., реальной заработной платы с 9, 1% до 8,0%. Промышленный выпуск, согласно новым ориентировкам МЭР, увеличится на 3,2% против ранее ожидавшихся 3,6 процента. Правда, уже в октябрьском и ноябрьском мониторингах социально-экономического развития министерство приводило цифру 0,2% ниже. Да, и теперь не обошлось без оговорок. Представляя новый прогноз, замглавы ведомства Андрей Клепач подчеркнул, что годовой рост в промышленности может остаться на уровне января-октября (2,8%), что в принципе соответствует экспертному консенсусу и состоянию конъюнктуры на мировых рынках сырья.

Тем не менее, прогноз Минэкономразвития по динамике ВВП не изменился (3,5% к 2011 году), что обусловлено пересмотром Росстатом в сторону значительного увеличения динамики капитальных вложений1 . Теперь МЭР ожидает прибавки инвестиций на 7,8% против 5,5% по предыдущему прогнозу. При этом ориентировки по показателю на следующий год несколько снижены – с 7,2% до 6,5%, что связано как с оказавшейся более высокой базой 2012-го, так и с возможным урезанием инвестиционных программ инфраструктурных монополий.

Повышен прогноз по оттоку капитала – с $60-65 млрд. до $73-75 млрд. (около 4% ВВП). Банк России в начале ноября тоже пересмотрел свою оценку этого показателя на уходящий год с $65 млрд. до $67 млрд. Минфин пока еще ориентируется на $60 млрд., хотя в конце осени министр финансов Антон Силуанов говорил о $65-70 млрд. Но дело даже не в разбросе оценок, который, скорее всего, основан на разнице в методиках подсчета.

Движение капитала – показатель сильно волатильный, и официальные оценки в начале года всегда выглядят очень оптимистичными. Так, по итогам 2011 года чистый отток капитала из России достиг $80,5 млрд. Тем не менее, в начале 2012-го власти утверждали, что оттока капитала по итогам года не будет. Однако в первом квартале он составил $34,6 млрд. В апреле МЭР признало отрицательный тренд, прогноз был изменен до $15-25 млрд. и оставался таким вплоть до августа, хотя второй квартал был отмечен увеличением оттока на $9,7 млрд. Затем прогноз несколько раз уточнялся.

Ожидания на 2013 год вписываются в уже сложившуюся традицию надежд на лучшее. Во всяком случае, пока Минэкономразвития ориентируется либо на отсутствие оттока, либо на незначительный по сравнению с предыдущими двумя годами уровень в $10 млрд.

Тем не менее, представляя новые ориентировки, замминистра Андрей Клепач подчеркнул: «Ситуация может быстро меняться. Приватизационные сделки могут в декабре – январе изменить оценки оттока капитала». И с этим трудно не согласиться, так как скупка российскими компаниями активов за рубежом будет отражена как отток капитала, а капитальные иностранные вложения в отечественные предприятия – как его приток.

При этом и то, и другое весьма позитивно для экономики России, поскольку приобретая зарубежные предприятия резиденты РФ получают новые технологии и расширение возможностей доступа на внешние рынки. В то же время, совершенно очевидно, что в условиях высокой степени неопределенности в глобальном хозяйстве, сильной зависимости экономики России от экспорта энергоносителей, а также низкого качества институциональной среды добиться увеличения вложений нерезидентов в РФ или сокращения вывода средств резидентов за рубеж крайне сложно. Так что уже сейчас понятно – в 2013 году оттоку капитала быть.

Заметим, что эксперты отмечают одну характерную особенность его структуры в уходящем году – существенное, практически как в начале кризиса в 2008 году повышение спроса и юридических и физических лиц на иностранную валюту. За девять месяцев 2012 года объем депозитов физических лиц в иностранной валюте вырос на $11 млрд., а корпоративных – на $31 млрд. В 2011 году рост был существенно меньше – $5 млрд. и $4 млрд. соответственно. В четвертом квартале этот тренд получил продолжение. Валютные депозиты юридических лиц, например, по предварительным данным ЦБ РФ, только за октябрь-ноябрь прибавили 7,2%.

Несмотря на то, что эти средства по-прежнему остаются в России и могут быть конвертированы обратно в рубли или вложены в предприятия, недвижимость внутри страны, перемещение средств на валютные депозиты даже в отечественных банках в статистике фиксируется как отток капитала. Однако в реальности это пока (до физического вывода средств за рубеж) означает лишь эффективную на данный момент форму сбережения, если не преумножения капитала – в российских банках процентные ставки по вкладам в иностранной валюте выше европейских.

И эксперты, и участники рынка все чаще говорят о росте давления на вектор движения капитала со стороны коррупционной составляющей. Генеральный директор Центра экономического анализа (ЦЭА) «Интерфакса» Михаил Матовников, например, полагает, что главная статья оттока капитала из России – это «сомнительные операции». Их объем, согласно расчетам ЦЭА, почти не зависит от состояния экономики и ежегодно составляет около $30-40 млрд., т.е. около 60% всего оттока капитал через реальный сектор. В сумме с 2003 года их объем составил $276 млрд. Если сюда добавить еще статью «ошибки и пропуски», то получится $350 млрд. Конечно, наличие коррупционной составляющей, а проще выводимых за рубеж взяток и откатов, факт очевидный. Однако более существенную роль здесь играют, пожалуй, другие факторы.

Отток капитала, как известно, вбирает в себя разнокачественные финансовые потоки. Само по себе это ни плохо, ни хорошо. Причины и «составные части» явления сильно изменчивы, порой даже на дистанции в несколько кварталов. Однако почти $160 млрд. за последние два года как-то действительно многовато. Особенно если учесть оценки международной неправительственной организации Tax Justice Network, согласно которым c 1990 года по настоящее время объем российских активов, накопленных в оффшорах, составил почти $800 млрд.

Среди экспертов уже давно сложился консенсус: фундаментальная причина оттока – невозможность применения уходящего капитала в национальной экономике, которая просто не в состоянии его «переварить» в таких объемах, поскольку в ней не происходит реальных структурных сдвигов. Изменение такого положения, как следует из послания Президента РФ Федеральному собранию, – стратегическая цель долгосрочной российской повестки. По убеждению Владимира Путина, «в центре новой модели роста должны быть экономическая свобода, частная собственность и конкуренция, современная рыночная экономика, а не государственный капитализм».

Маршрут к этому лежит и через демотивацию к бегству бизнеса от российской юрисдикции. Говоря о деоффшоризации экономики, Владимир Путин привел знаковый факт: девять из десяти существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями, в том числе и с госучастием, не регулируются отечественными законами. Оценка эта, напомним, была получена еще летом текущего года в ходе обследования (опроса корпоративных юристов), проведенного адвокатским бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

По сути это, увы, признание международной неконкурентоспособности российской правовой системы, ее неготовности отвечать на совершенно нормальные и обоснованные запросы бизнеса. Примечательно, что упомянутое обследование наглядно показало – компании, структурирующие сделки по иностранному праву, трудно упрекнуть в недобросовестности. Возможность скрыть бенефициара оказалась актуальной лишь для 14% опрошенных, поиск оптимального налогового режима – для 48%.

Зато неудовлетворенность судебной системой, сплошь и рядом признающей сделки недействительными, если они не «втискиваются» в жесткие шаблоны, прописанные в Гражданском кодексе, и одновременно никак не гарантирующей возмещение понесенных убытков, проявили 62% респондентов. Еще 67% подчеркнули крайнее неудобство российского права (особенно для финансовой сферы, слияний и поглощений, совместных предприятий, реструктуризации задолженности, проектного финансирования, регулирования акционерных отношений), в котором попросту нет норм, способных адекватно сопровождать крупные сделки со сложной структурой. Речь идет об отсутствии в РФ целых классов признанных в международной практике инструментов: рамочных договоров, управления залогом, безотзывных доверенностей, заверений и гарантий, условного депонирования, обеспечительного платежа, условных сделок и много другого.

Юристы подчеркивают, что главная беда российского законодательства – засилье в нем императивных требований при крайнем дефиците норм диспозитивных, то есть, тех, которые позволяют сторонам самостоятельно определять объем своих прав и обязательств. В итоге такая «святая святых» бизнеса как свобода договора оказывается или декларацией, или просто фикцией. Неудивительно, что 57% отечественных компаний либо вообще не проводят сделки в российском правовом поле, либо сводят их число к минимуму. Для этого создаются специальные зарубежные структуры-прослойки (как правило, это холдинги-держатели активов), необходимые для подчинения сделок иностранному праву и применения зарубежной арбитражной оговорки2 .

Издержки, конечно, растут. Но бизнесу это выгодно, поскольку он чувствует себя гораздо более защищенным, договоры исполняются, явно мошеннические действия пресекаются, а убытки (хотя и после довольно длительных судебных процедур) возмещаются в существенно большем объеме, чем в РФ. Оборотная сторона этой «комфортности» - стагнация российского права, деградация юридического бизнеса, многомиллиардные бюджетные потери из-за упущенной самим же государством выгоды (пошлины, оплата судебных издержек, налоги, уплачиваемые адвокатскими конторами и т.п.) и, кроме того, самое главное – фактическая потеря части экономического, финансового и правового суверенитета.

Отсюда понятна и озабоченность остротой проблемы, обозначенная в президентском послании, и намеченный в нем долговременный курс на «исправление собственных недоработок в судебной системе, в нормотворчестве, в применении законов». Отсюда и тезис о необходимости «раз и навсегда отказаться от презумпции виновности бизнеса», и принципиальный вывод о том, что лучший способ сделать его патриотичным – «обеспечить эффективные гарантии защиты частной собственности и выполнения договоров, сделать привлекательной российскую юрисдикцию».

Правительству поручено внести на этот счет комплексные предложения. Некоторые заделы уже есть. Росфинмониторингом подготовлен законопроект, разрешающий налоговикам запрашивать у банков информацию о счетах частных лиц, упрощающий блокировку счетов компаний и доначисление налогов по операциям с фирмами-однодневками, а также расширяющий применение норм Уголовного кодекса по действиям, содержащим признаки отмывания денег. Минфин разрабатывает правила налогообложения оффшорных прибылей российских холдингов3 . Очевидно, однако, что одних только санкций далеко недостаточно.

Еще более актуальны такие базисные условия деоффшоризации как радикальная правка части второй Гражданского кодекса на основе широкой имплементации в него принципа диспозитивности самого гражданского права (прежде всего, включение отсутствующих норм и инструментов); решительное изменение судебной практики признания сделок недействительными, если они не укладываются в нынешнее прокрустово ложе ГК, хотя и не содержат конкретных публично-правовых причин для таких решений; развитие системы третейского правосудия (в рамках Таможенного союза, на основе Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ и т.п.).

Весьма важно и доведение до логического конца продвижения к обустройству правовой инфраструктуры международного финансового центра, работа по созданию которого явно сбавила обороты4 . Значительные резервы деоффшоризации остаются незадействованными в сфере международного сотрудничества. Так, к сентябрю 2012 года в мире было заключено 518 соглашений об обмене налоговой информацией между правительствами развитых и развивающихся стран и 87-ю оффшорными юрисдикциями. У России по этой позиции – круглый ноль.

По части международных инициатив особенно урожайным обещает стать 2013 год. Вступит в силу антиоффшорный план действий Еврокомиссии, предполагающий в частности введение при необходимости временного специального режима «обратного налогообложения по НДС», когда платить его будет не покупатель, а продавец. В этом же году начнет действовать принятый еще в 2010 году американский закон о налогообложении иностранных счетов. Согласно ему, финансовые организации всего мира должны будут раскрывать сведения как об американских налогоплательщиках, так и о компаниях, которые прямо или косвенно контролируются не менее чем на 10% гражданами США. В случае отказа – удержание 30% с любых транзакций, проходящих через США и закрытие счетов в американских финансовых учреждениях.

Великобритания и Германия предложили G 20 начать разработку общего стандарта корпоративного налога на прибыль. В феврале в Москве состоится уже первое обсуждение. Эта же тема вкупе с повышением прозрачности оффшорных юрисдикций и принятием мер по противодействию бегству от налогов станет одной из главных на летнем саммите G 8 в Лох-Эрне (Северная Ирландия).

Российская деофшоризация, таким образом, вполне вписывается в общемировой мэйнстрим5 . Проблема, однако, в том, что наши стартовые условия много хуже, чем у большинства игроков глобальной экономики. Самое время поставить перед собой «амбициозную» цель хотя бы удвоения числа сделок, совершаемых в национальной юрисдикции, к 2016 году. Может быть, это поспособствует пониманию того, что патриотизм и конкурентоспособность на самом деле две стороны одной медали.



1. Росстатом была серьезно пересмотрена в сторону повышения динамика инвестиций за апрель-сентябрь. Такие изменения, скорее всего, могли быть связаны с завершением строительства инфраструктуры на Бованенковском нефтяном месторождении ($50 млрд. суммарных вложений).
2. В настоящее время в каждом девятом деле, рассматриваемом, например, в Лондонском международном арбитражном суде, сторонами выступают российские компании. В 2009 году это было каждое десятое дело.
3. Первоначально предполагалось, что соответствующий проект закона будет готов до четвертого квартала 2013 года.
4. По итогам 2012 года, прогнозируют в НАУФОР, доля зарубежных бирж в торгах бумагами российских эмитентов превысит 50% (в 2011-ом она была вдвое ниже).
5. По оценке экспертов Tax Justice Network, сделанной на основе статистики Банка международных расчетов, цена всех активов в мире, укрытых в «низконалоговых гаванях», составила в начале 2012 года $21-32 трлн. (47% принадлежит частным лицам, 53% - корпорациям). От трети до половины этой суммы поступило в оффшоры в последние пять лет.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net