Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

27.12.2012 | Алексей Макаркин

Внешняя политика США: новый курс?

Барак Обама выдвинул на пост госсекретаря сенатора-демократа Джона Керри. Министром обороны президент хочет сделать бывшего сенатора-республиканца Чака Хейгела. Оба политика не принадлежат к числу "ястребов". Речь, впрочем, скорее идет о корректировке внешнеполитического курса, основные положения которого останутся неизменными.

Военные герои

Оба кандидата – и уже выдвинутый Керри, и еще проблематичный Хейгел – известны не только как коллеги по Сенату, но и как участники вьетнамской войны. Керри награжден тремя медалями "Пурпурное сердце", Хейгел – двумя. Это особо почетная награда американской армии, вручаемая за ранение. Впрочем, после столь почтенной военной службы они не стали "ястребами", а, напротив, принадлежат к сторонникам умеренного и взвешенного курса во внешней политике.

Такое явление не случайно. Характерно, что в числе американских "неоконов", которые планировали войну в Ираке, были люди с опытом работы в государственных учреждениях, аналитических центрах, бизнес-структурах. Только ветеранов войн среди ведущих участников этого сообщества не наблюдалось. Одно дело – математически просчитывать плюсы и минусы военной операции, в кабинетных условиях решать вопросы минимизации издержек и прогнозировать долгосрочные последствия "локальных операций". И совсем другое – командовать, как Керри, быстроходным разведывательным катером, в котором высокая скорость сочетается с отсутствием брони.

Кстати, Керри после возвращения из Вьетнама стал активным деятелем антивоенного движения (что припомнили ему консерваторы, когда в 2004 году он противостоял Джорджу Бушу-младшему на президентских выборах). А Хейгел в начале 80-х годов был некоторое время заместителем руководителя ведомства по делам ветеранов и ушел в отставку в знак протеста против курса своего шефа на сокращение расходов на помощь американским военнослужащим, пострадавшим от применения во Вьетнаме дефолианта "Эйджент орандж". Тогда от этого отравляющего вещества, вызывавшего рак и генетические мутации, пострадали не только вьетнамцы, но и американцы.

Разные перспективы

Впрочем, несмотря на общность судеб, ситуация с продвижением кандидатур Керри и Хейгела выглядит различной. Керри пользуется поддержкой в Сенате, что делает его утверждение почти гарантированным (если, конечно, в последний момент не произойдет чего-нибудь неожиданного). Для многих сенаторов была неприемлема другая возможная кандидатура - нынешний посол США в ООН Сьюзен Райс, которую обвинили в сокрытии информации о подлинных обстоятельствах гибели американского посла в Ливии. Что касается Керри, то республиканцам непросто найти аргументы против кандидата, который в последнее время возглавлял международный комитет Сената. Кроме того, с уходом Керри освобождается место сенатора от Массачусетса, за которое республиканцы хотят побороться.

Куда сложнее обстоит дело с Хейгелом, против которого ополчились республиканцы. Они считают своего коллегу по партии "отступником", который в свою бытность сенатором критиковал позицию Джорджа Буша-младшего по иракскому вопросу. Нередко формулировки, вполне естественные в устах политических оппонентов, не прощаются своим – так произошло и в этом случае. Еще одна претензия к Хейгелу, наверное, еще более существенная из-за своей актуальности – его позиция по иранскому и израильскому вопросам. Он выступал за мирное решение иранской проблемы и известен своим весьма сдержанным отношением к Израилю. Как-то раз Хейгел даже негативно отозвался о "еврейском лобби" в американской политике. Для многих граждан США еврейского происхождения, большинство которых традиционно голосуют за демократов, подобная фигура на посту министра обороны выглядит весьма сомнительной.

Рассматривая вопрос о выдвижении кандидатур Керри и Хейгела, Обама имел в виду проведение двухпартийной внешней политики, то есть попытку достижения консенсуса между обеими партиями. Однако именно фигура оппозиционного кандидата вызывает неприятие со стороны оппозиции, и поэтому Обама предельно осторожен. Он официально выдвинет кандидатуру Хейгела только если будет уверен в том, что его протеже может рассчитывать на утверждение. А для этого Хейгелу как минимум надо убедить законодателей, что при необходимости он сможет занять жесткую позицию по отношению к Ирану и не бросит на произвол судьбы Израиль.

Новый курс?

Что же касается нового внешнеполитического курса, то с ним дело обстоит непросто. С одной стороны, США действительно заинтересованы в том, чтобы продолжить снятие с себя части ответственности за региональные проблемы. Кроме того, и Керри, и Хейгел выступают за согласование американской внешней политики с интересами партнеров США, за максимально возможное использование ресурса международных организаций, в том числе - ООН.

Но снятие ответственности началось еще во время первого срока Обамы, при уходящем госсекретаре Хиллари Клинтон. В ливийском конфликте США не были в первом ряду противников Муаммара Каддафи, уступив эту роль Франции, президент которой, Николя Саркози, тогда добивался переизбрания и стремился повысить свой рейтинг, "наказав" ливийского лидера, обвиняемого в нарушении прав человека. Само военное вмешательство в Ливии произошло на основе, пусть и вольно трактуемой, но все же резолюции, принятой Советом Безопасности ООН. Сейчас уже новый французский президент Франсуа Олланд опередил США в официальном признании сирийской оппозиции. Напомним, что в 2003 году Франция вместе с Германией и Россией противостояла планам вторжения в Ирак. Но времена меняются, и "старая Европа" перестает идентифицироваться с "голубиной" политикой.

Отметим также, что и в ливийском, и в сирийском конфликтах, пожалуй, большую роль, чем США, играют арабские монархии, в первую очередь, Катар. Зато американцы еще при Клинтон включили в список террористических организаций "Фронт ан-Нусра", связанный с "Аль-Каидой", несмотря на его активное участие в борьбе против режима Башара Асада. В то же время репутация этого режима на Западе и в арабском мире испорчена настолько сильно, что возможностей для переговоров с Асадом (кроме как об его уходе, что неприемлемо для лидеров алавитской общины Сирии) уже давно не видно. К этому следует добавить, что в 2008 году Керри и Хейгел опубликовали в Wall Street Journal статью с призывом прагматичного подхода к Сирии, но это было в принципиально иной ситуации, еще задолго до начала военных действий.

Кроме того, Керри известен как активный сторонник защиты прав человека – поэтому, несмотря на отсутствие "ястребиного" имиджа, не стоит надеяться, что он будет удобным партнером в диалоге с Россией. А Хейгел в 2004 году в программной статье в журнале Foreign Affairs высказывался в поддержку демократических перемен в зарубежных странах с опорой "на отношения партнерства с дружественными правительствами и демократами за границей".

И, наконец, наличие умеренных политиков на ключевых постах в американской администрации не гарантирует от "силовых" решений – например, во время иракской войны госсекретарем был Колин Пауэлл, вовсе не принадлежавший к числу "неоконов". Поэтому новый курс Обамы может разочаровать тех, кто считает, что министерские посты в США займут "мягкие" и уступчивые деятели.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал статьи опубликован на сайте "Голос России" 27 декабря 2012 года

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net