Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

20.02.2013 | Валерий Выжутович

Укрупняй и властвуй

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко, выступая недавно в Казани, заявила, что стоит продолжить процесс укрупнения регионов. По ее словам, 83 региона для России - «это очень много». Но слиянию тех или иных субъектов федерации в один регион мешают амбиции местных политиков. Некоторые из них «хотят быть царьками, губернаторами, председателями законодательного собрания». «Я думаю, процесс укрупнения все-таки пойдет рано или поздно, жизнь заставит к этому вернуться», - сказала Валентина Матвиенко, подчеркнув, что решение об укрупнении находится в компетенции самих регионов и должно приниматься «через референдум».

Укрупнение регионов время от времени происходит. Появились Камчатский, Пермский, Забайкальский края. Расширил свои границы Красноярский. Центр хочет добиться большей управляемости российскими провинциями. Управляемости во всех смыслах. Не в последнюю очередь и в политическом. Укрупненный регион легче контролировать.

Население не возражает. Референдумы, проведенные тут и там накануне объединения, подтверждают, что народу идея нравится. Например, за превращение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в единый Пермский край высказалось большинство жителей этих регионов. Им объяснили, что так будет лучше.

Но обещанного благоденствия от укрупнения регионов граждане могут и не дождаться, так как вовсе не обязательно, что от соединения богатого с бедным богатый не обеднеет, а бедный станет богаче. Просто центр хочет таким образом ослабить нагрузку на федеральный бюджет, переложить дотационные расходы с Москвы на столицу нового - укрупненного - региона.

Впрочем, под укрупнение могут попасть не только слабые регионы, но и сильные. В свое время были попытки создать Тюменский край путем слияния самостоятельных субъектов РФ - Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов - с Тюменской областью. Власти обеих автономий категорически заявили, что если такой закон будет принят, оба округа выйдут из состава Тюменской области. Скандального демарша удалось избежать. Нефтегазовые ХМАО и ЯНАО закрепили свое особое положение.

Ожидания, что регионы, страдающие экономической дистрофией, с радостью отдадутся под власть соседа-донора, тоже представляются несколько завышенными. Поменять центральную «капельницу» на региональную - непростая процедура. Да и зачем «больному» рисковать? Если дотационная область на протяжении десятков лет гарантированно получала федеральные трансферты, то что она получит после слияния с богатой - еще большой вопрос.

Кто больше всех страшится административно-территориального передела, так это чиновники поглощаемых регионов. Их статус после слияния неизбежно понизится. А в то, что аппарат при этом понесет численные потери (на то уповают сторонники укрупнения), никто не верит. Если произойдет объединение Воронежской области с Липецкой или, скажем, слияние Архангельской с Мурманской, чиновничий аппарат ни там, ни тут не станет компактнее. Наоборот, он разбухнет. Во-первых, потому, что любая реорганизация аппарата никогда не приводит к его сокращению. А во-вторых, потому, что никто и не собирается упразднять существующие руководящие структуры. Кроме того, обязательно появится какой-нибудь координирующий орган (естественно, со своим аппаратом), призванный обеспечить переход к новой административно- территориальной единице.

Между прочим, от этой идеи веет глубокой древностью. История государства Российского полна таких реформ. Скажем, Россия начала XVIII века состояла из Великой России, Малой России, Белой России, Казанского, Астраханского и Сибирского царств, а также земель Балтийских. Те, в свою очередь, дробились на 146 уездов, вместо которых в 1708 году Петр I учредил 8 губерний. Но даже тогда идея укрупнения была не нова: Петр позаимствовал ее у отца - царя Алексея Михайловича.

Большевики, придя к власти, принялись перекраивать административную карту России. Они ликвидировали дореволюционное деление страны на губернии, уезды и волости. На территории Российской Федерации было образовано 14 краев и областей, а также 5 самостоятельных автономных республик. Но система административно-территориального устройства, основанная на экономическом районировании, просуществовала недолго. На очередном съезде партии Сталин заявил, что «округа превратились в ненужное средостение между областью и районом». После чего они повсеместно (кроме национальных) были ликвидированы, а основную часть работников окружного аппарата управления направили на укрепление районного звена. К тому же был взят курс на централизацию: федерализм даже на союзном уровне становился фикцией, и крупные области с широкими полномочиями стали не нужны.

«Там, где целесообразно, люди должны сами принимать решение по укрупнению регионов, - сказал Владимир Путин на встрече с Советом законодателей в декабре 2012 года. - Но постоянно укрупнять уже не очень хорошо. Мы можем подложить мину замедленного действия под систему деятельности Российской Федерации. Суперрегионы тоже не нужны. Все должно быть в рамках разумного». Многовековое реформирование административно-территориального устройства России имеет одно историческое свойство: после укрупнения происходит разукрупнение. В какой-то момент выясняется, что регионы-гиганты, созданные для улучшения управляемости, стали плохо слушаться центральной узды, и надо заняться их разделением.

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net