Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

25.02.2013 | Алексей Макаркин

Уход Бенедикта XVI

Уход Папы Бенедикта не имеет аналогов в современной истории. Можно, конечно, вспомнить средневековый церковный раскол, когда сразу два, а то и три кардинала одновременно считались Папами. Один из них – Григорий XII – сложил свои полномочия на соборе в Констанце в 1415 году. Как видно, здесь нет ничего общего с нынешней ситуацией. Несколько ближе, как ни странно, еще более древняя аналогия – со святым подвижником, избранным Папой под именем Целестина V в 1294 году. Святой на папском престоле во времена европейских войн и кардинальской коррупции был явно лишним. Вскоре он отрекся от власти, но все равно на всякий случай был заточен своим преемником в крепости. После кончины его канонизировали.

Разумеется, Бенедикт совершенно не похож на Целестина – он стал Папой, будучи уже известным богословом и многоопытным кардиналом, многие годы возглавлявшим Конгрегацию по вопросам вероучения, одно из ключевых ватиканских ведомств. Никто не собирается отправлять его в заключение – после отставки он должен поселиться в тихом монастыре. Но и Бенедикт оказался чужим в современной секулярной Европе. И, как ни странно, несмотря на свой огромный административный опыт, оказался не в состоянии «разрулить» ватиканские интриги.

Борьба внутри Ватикана

Став Папой, Бенедикт вскоре сменил государственного секретаря (церковного «премьер-министра»), назначив на этот пост не чиновника, прошедшего все ступени куриальной карьеры, а кардинала, близкого себе по духу – профессора богословия Тарчизио Бертоне, который сформировал свою группу влияния – в нее входит не менее шести кардиналов. В 2007 году в этот сан был возведен Раффаэле Фарина, архивариус и библиотекарь Римской церкви (в прошлом году он ушел в отставку, но сохранил право голоса на конклаве). В 2010 году кардиналом стал префект Конгрегации по канонизации святых Анджело Амато. В начале 2012 года сразу четыре сторонника Бертоне получили этот титул. Среди них губернатор Государства Града Ватикан Джузеппе Бертелло, председатель Администрации имущества Святого Престола Доменико Кальканьо, председатель Префектуры экономических дел Святого Престола Джузеппе Версальди и председатель Папского Совета по интерпретации законодательных текстов Франческо Коккопальмерио. Характерно, что трое первых играют ключевую роль в руководстве экономическими делами Церкви. Таким образом, они не только имеют право голоса на конклаве, но и влияют на финансовые ресурсы Ватикана.

Однако еще один протеже Бертоне, глава банка Ватикана Этторе Готти Тедески (автор книги «Деньги и небо» о соотношении капитализма и католической нравственности), похоже, перешел на сторону его оппонентов. Он был назначен на свой пост в 2009 году, а уже в мае 2012-го отправлен в отставку, причем с формулировкой: «халатное отношение к своим обязанностям первостепенной важности». Тедески был обвинен в участии в утечке в прессу ряда документов Ватикана; кроме того, в его отношении было инициировано расследование по обвинению в экономических злоупотреблениях. Характерно, что одним из своих последних решений Бенедикт XVI назначил преемником Тедески своего соотечественника, немецкого юриста и финансиста Эрнста фон Фрайберга, являющегося председателем совета директоров судостроительной компании Blohm + Voss. Таким образом, Папа не стал доверять это решение своему преемнику (кто бы им ни стал, ему будет непросто уволить новоиспеченного ватиканского банкира).Бертоне вошел в конфликт и с частью итальянского епископата, добившись в 2011 году отставки со своего поста кардинала Диониджи Теттаманци, возглавлявшего влиятельнейшую Миланскую епархию. Однако его место занял хорошо знакомый Бенедикту XVI не менее влиятельный кардинал Анджело Скола, ранее являвшийся патриархом Венеции и дистанцированный от Бертоне.

Против Бертоне быстро сформировалась коалиция ватиканских нотаблей, которые, видимо, и инспирировали «Ватиликс». Назначение четырех его протеже кардиналами в 2012 году ускорило этот процесс. В его ходе в СМИ попала конфиденциальная папская переписка, а за разглашение этой информации был арестован и осужден камердинер Его Святейшества (то есть лично близкий к Папе человек). Именно Бертоне был главной мишенью массированной «утечки» - его обвиняли в некомпетентности, обвиняя в целом ряде грубых управленческих ошибок (например, в снятии отлучения с епископа Уильямсона без выяснения его политических взглядов – подробнее см. далее). Однако, несмотря на массированное давление, Бенедикт не уволил Бертоне. В конце декабря Папа помиловал камердинера, но, видимо, эта история стала для него весьма тяжелым ударом.

Лидером группы, противостоящей Бертоне, считается его предшественник на посту государственного секретаря кардинал Анджело Содано. Среди его сторонников называют префекта Конгрегации Восточных церквей кардинала Леонардо Сандри, президента папского Совета по межрелигиозному диалогу кардинала Жан-Луи Торана и ряд других видных церковных деятелей. Содано изначально негативно отнесся к назначению Бертоне, а последующие кадровые решение также не могли не вызвать его неприятия. Так, кардинал Сандри получил периферийную должность куратора Восточных церквей, не влияющую на решение политических и финансовых вопросов. Еще один ставленник Содано, архиепископ Карло Мария Вигано, вместо должности губернатора Государства Града Ватикан (и сопутствующего ей титула кардинала) получил пост папского нунция в Вашингтоне, что побудило его написать письмо с сообщениями о случаях ватиканской коррупции (эта история стала известна в результате «Ватиликса»).

Совсем недавно газета Repubblica опубликовала еще более сенсационную информацию – о том, что Папа Римский 17 декабря прошлого года получил доклад, составленный назначенной им кардинальской комиссией, в котором говорилось о шантаже целого ряда высших клириков Ватикана, уличенных в гомосексуализме. Некоторых из них, к тому же, обвиняли в расхищении средств Ватикана. По данным итальянских журналистов, в досье, состоящем из двух томов, на 300 страницах изложены скандальные подробности о высших клириках Ватикана. Доклад был передан Папе в переплете из красной кожи (такая подробность должна повысить доверие к информации). Во главе комиссии из трех иерархов стоял испанский кардинал Хулиан Эрранс, один из видных деятелей организации «Опус Деи», дистанцированный от ватиканских кланов – поэтому неясно, по чьим интересам ударил этот документ. В Ватикане, разумеется, эту информацию газеты опровергли.

О том, что уход Папы может быть связан с событиями, происшедшими в конце года, может косвенно свидетельствовать судьба его последней энциклики (послания верующим), которую планировалось посвятить проблемам веры. Предыдущие энциклики были посвящены любви и надежде, так что новый текст Папы должен был завершить цикл. По сообщениям прессы, основная часть энциклики была подготовлена еще летом прошлого года, а сам документ предполагалось обнародовать в нынешнем году, который был провозглашен годом веры. Однако сейчас объявлено о том, что Папа не обнародует энциклику, и она будет опубликована после его ухода в качестве частного мнения богослова Ратцингера. Таким образом, отставка напоминает не продуманный заранее, а в значительной мере спонтанный, эмоциональный шаг.

Несостоявшаяся «рехристианизация»

Но дело не только во внутрицерковных конфликтах. Вступив на папский престол, Йозеф Ратцингер взял себе имя Бенедикт в честь знаменитого европейского святого. Это было расценено как сигнал о приоритете папской политики – «рехристианизации» Старого Света. Спустя восемь лет можно сказать, что Европа стала еще более секулярной, несмотря на усилия понтифика, который, несмотря на почтенный возраст, продолжал активно работать над богословскими трудами. Каждый из них становился бестселлером, но лишь для практикующих католиков, которых не надо было убеждать в правоте религиозных ценностях.

Большинство населения Запада высказывается в поддержку однополых браков, решительно отвергаемых католической Церковью – неудивительно, что в последние месяцы понтификата Бенедикта XVI французский и британский парламенты приняли решение об их легализации, что стало очень плохой новостью для Папы – и, возможно, способствовало принятию решения об уходе. Понтифик явно устал противостоять наступлению светского общества, особенно в условиях роста противоречий в собственном окружении.Кстати, с самого начала понтификата у Папы Бенедикта была «плохая пресса». Он подвергался критике за пребывание в гитлерюгенде и недолгую службу в вермахте (при этом другие факты – например, об антифашистских настроениях родителей будущего понтифика – на этом фоне оказались на глубокой информационной периферии). Изначально пресса хотела видеть на папском престоле более либерального понтифика и была изрядно разочарована избранием Ратцингера. В последующем любое спорное высказывание Папы истолковывалось как признак его глубокого архаизма и бестактности. Отметим, что его предшественник Иоанн Павел II мало чем отличался от него по своим богословским взглядам (не случайно одним из заметных событий понтификата Бенедикта XVI стала беатификация «польского Папы»), но его харизма была хотя бы относительной защитой от значительной части нападок.

Консолидация консерваторов

Стремление Папы консолидировать консервативные силы и вернуть в Церковь отколовшихся «лефевристов» из Братства Пия Х (последователей покойного архиепископа Марселя Лефевра, противников новаций Второго Ватиканского собора) также не привело к ожидаемым результатам. Папа сделал целый ряд шагов навстречу этому крайне консервативному сообществу. Вскоре после начала его понтификата с «лефевристами» начался диалог, в 2007 году Папа распорядился расширить использование мессы на латинском языке (что важно не только для «раскольников», но и для куда большего круга католиков, предпочитающих традиционную мессу и при этом вполне лояльных Ватикану). В начале 2009 года Святой Престол сделал последний возможный (со своей стороны) шаг к примерению – с четырех епископов, посвященных в сан Лефевром без согласия Папы в 1988 году, было снято отлучение.

Однако это решение имело два неожиданных для Папы последствия. Один из «четверки», Ричарда Уильямсона, оказался замечен в отрицании Холокоста, что вызвало негативную реакцию общественного мнения – тем более, что новопризнанный епископ продолжает настаивать на своей правоте. Папа воспринимал «лефевристов» как обычных традиционалистов – разве что более радикальных – но в их сообществе существуют настроения. Попытки «погасить» скандал оказались неудачными, а само Братство Пия Х долго тянуло с санкциями в отношении Уильямсона. Только через 3,5 года, в июле 2012 года, он был исключен из генерального совета Братства, а в октябре того же года исключен из его рядов.

Однако это решение «лефевристов» не способствовало примирению. Здесь сработал второй фактор – непримиримость последователей Лефевра, которые были готовы к примирению только на своих условиях, предусматривающих отказ от принятия решений Второго Ватиканского собора. Многолетние переговоры зашли в тупик, и в 2012 году Папа сменил «главного переговорщика» со стороны Ватикана. Новым главой Конгрегации по вопросам вероучения вместо кардинала Уильяма Левады (непосредственного преемника Ратцингера на этом посту) был назначен архиепископ Герхард Людвиг Мюллер, ранее возглавлявший кафедру в Регенсбурге. Архиепископ Мюллер известен как умеренный консерватор, участник экуменического диалога и автор диссертации о знаменитом протестантском богослове Дитрихе Бонхёффере. Более того, он резко негативно относится к «лефевристам», потребовав закрыть их семинарию, находящуюся на территории Регенсбургской епархии. В свою очередь, глава «лефевристов» епископ Бернар Фелле после назначения Мюллера заявил, что богословские взгляды нового главы Конгрегации в прошлом стали бы предметом вмешательства его собственного ведомства (когда оно называлось инквизицией).

Если разочарование Бенедикта выразилось в смене «переговорщика» на менее консервативного и более жесткого по отношению к Братству, то негативная реакция последнего в полной мере проявилось в заявлении Фелле, сделанном в минувшем декабре. Только что избавившись от епископа-антисемита (позиция которого угрожала не только переговорам с Ватиканом, но и внутреннему единству «лефевристов»), он назвал неприятелями Церкви евреев, масонов и модернистов. В начале января Братство попыталось прояснить свою позицию, заявив, что имелись в виду не все евреи, а лишь еврейские организации. Однако это мало помогло – само заявление Фелле свидетельствовало о том, что антисемитские настроения свойственны в Братстве далеко не только ставшему одиозным Уильямсону.Уже после объявления Папы об отставке в СМИ появилась информация о том, что архиепископ Мюллер потребовал от «лефевристов» признать решения Второго Ватиканского собора до 22 февраля. Об ответной реакции на ультиматум ничего не известно, но официальный представитель Ватикана заявил, что до избрания нового Папы изменений в этом вопросе не будет.

Консервативная экспансия

Еще одним начинанием Папы Бенедикта стало присоединение к Католической церкви консервативно настроенных протестантов. Здесь ему удалось добиться некоторых успехов. В январе 2011 года Ватикан учредил особую структуру (ординариат) для англикан, переходящих в Католическую церковь – в его состав вошли пять бывших англиканских епископов, ставших католическими священниками (Папа разрешил женатым выходцам из Англиканской церкви принимать священный сан после нового рукоположения, но не становиться епископами, в отношении которых действует безусловный целибат). Однако из новых епископов лишь трое были действующими, а двое находились на покое. Более того, даже действующие епископы не руководили епархиями – они были специально назначены руководством Англиканской церкви для окормления консервативно настроенной части паствы, негативно относящейся к женскому священству, принятому в этой церкви.

В течение 2012 года ординариаты были созданы для бывших англикан, проживающих в США (там его возглавляет бывший епископ Епископальной церкви) и Австралии. Однако их численность пока что невелика. К маю 2012 года в состав английского ординариата входили около 1200 членов, а в американском к началу 2013-го насчитывалось примерно 1600 человек. Таким образом, в настоящее время речь идет о немногочисленных группах. Архиепископ Мюллер в нынешнем году заявил, что для многих членов ординариатов переход в католичество был шагом в неизвестность и связан с личной жертвой. Действительно, для многих консервативных протестантов разрыв с собственной религиозной традицией и переход в ряды «папистов» является крайне затруднительным, а то и вообще невозможным. Возможно, что после отмены Англиканской церковью запрета на на возведение священников-геев в сан епископа (решение об этом принято в начале нынешнего года), количество новообращенных увеличится – но далеко не факт, что быстрыми темпами.

Однако Ватикан намерен распространить «англиканский» опыт на взаимоотношения с другими протестантскими конфессиями. Архиепископ Мюллер заявил, что некоторые лютеране стремятся вступить в общение с Католической церковью, сохраняя при этом свои «легитимные традиции, которые они развили». И, следовательно, возможно создание ординариата для бывших лютеран. Руководство Всемирной лютеранской федерации уже выразило серьезную обеспокоенность по этому вопросу. Если представители Католической церкви стремятся вписать свои действия в экуменический контекст, то лютеране, напротив, считают их наносящими ущерб экуменизму.

В то же время процесс создания ординариатов нельзя назвать однозначно консервативным. Создаются прецеденты (хотя и экстраординарные) существования женатого клира в рамках Католической церкви, а богослужение в рамках ординариатов проходит с привычными для англикан протестантскими особенностями. Консервативные протестанты, переходящие в католицизм, не становятся от этого консервативными католиками.

Педофильские скандалы

Еще во время понтификата Иоанна Павла II Католическую церковь стали сотрясать педофильские скандалы. Бенедикт XVI не только не смог их потушить, но и в его бытность Папой они еще более разрослись. В СМИ появилась информация о том, что будущий Папа еще являясь кардиналам, препятствовал утечкам информации о насилии над детьми с тем, чтобы не вовлекать в процесс расследования преступлений светские власти. Громкие расследования проходили в США, Ирландии, Бельгии, Германии, других странах.

Представители Ватикана, в том числе и сам Папа, неоднократно приносили извинения жертвам педофилов. Во время своих зарубежных визитов Бенедикт встречался с жертвами (которым заплачены значительные компенсации), а летом 2010 года Ватикан официально принял решение передавать информацию о священниках-педофилах правоохранительным органам. Однако скандалы продолжаются – речь теперь идет не только (и не столько) о наказании преступников, многие из которых уже скончались от старости, а о привлечении к ответственности церковных иерархов, обвиненных в попустительстве педофилам. Сейчас в США раскручивается скандал вокруг кардинала Роджера Майкла Махони, в течение четверти века возглавлявшего епархию Лос-Анджелеса (сейчас он отстранен от всех церковных должностей). New York Times утверждает, что «ни один из римско-католических кардиналов не трудился так долго и энергично, как кардинал Роджер Махони, дабы сокрыть многолетний скандал вокруг сексуального насилия и запугивания детей священниками-уголовниками. В течение многих лет кардинал скрывал неприглядные церковные документы от родителей, жертв и общественности, угрожая бесконечной тяжбой и глупыми ссылками на конфиденциальность».

Даже в тех случаях, когда Церкви удавалось найти устраивающий общественное мнение ответ на негодование общества, он не всегда приводил к желаемому результату. Например, Немецкая католическая церковь в 2011 году заключила договор о сотрудничестве с институтом криминалистики Нижней Саксонии (KFN), который должен был проверить документы всех епархий с конца Второй Мировой войны, чтобы собрать все имеющиеся свидетельства о подобных случаях. Но недавно договор был расторгнут. Священники утверждают, что им не понравилось отношение к ним директора института криминалистики, который, в свою очередь, обвинил Церковь в стремлении контролировать ход расследования, а также в уничтожении ряда документов, свидетельствовавших о педофилии среди священников.

Таким образом, следователи заинтересованы в том, чтобы выявить все факты педофилии и сокрытия информации, тогда как Церковь – в купировании проблемы. Расследование может нанести сильнейший ущерб репутации многих католических иерархов – как ныне живущих, так и покойных. Однако общество находится на стороне следователей, требуя максимальной гласности, что ставит Церковь в крайне затруднительное положение.

Будущий Папа

Все эти – и многие другие – проблемы придется решать следующему Папе. Сейчас, в отличие от 2005 года, явного фаворита на конклаве не видно. Можно обрисовать «портрет» желательного Папе, который сочетал бы пастырский и административный опыт, руководил бы епархией в своей стране и желательно работал бы (причем не очень долго, чтобы не вовлечься слишком сильно в кардинальские интриги) в курии. И был бы при этом относительно молод (по кардинальским понятиям), и обладал бы харизмой, способной привлечь медийные симпатии. Понятно, что обеспечить выполнения всех этих критериев очень сложно.

Ветераны ватиканской курии, наверное, включатся в борьбу, но их шансы выглядят не слишком большими. Кардиналу Содано 85 лет, по правилам конклава он уже не имеет права голосовать. Кардинал Бертоне моложе – ему «всего» 78, столько же, сколько было Ратцигеру, когда он стал Папой. Но многочисленные упреки в управленческих ошибках и отсутствие харизмы резко снижают его шансы. Из ведущих членов обеих соперничающих ватиканских кланов в качестве серьезного кандидата рассматривается разве что 69-летний кардинал Сандри – он аргентинец, и может рассчитывать на поддержку части латиноамериканских иерархов. В то же время он не руководил епархией, сделав дипломатическую карьеру. Это и плюс (некоторые аргентинские церковные деятели подвергались критике за сотрудничество с военной хунтой, во время правления которой Сандри уже был ватиканским дипломатом), и минус (в виде отсутствия пастырского опыта).

Впрочем, каждый из кланов может сделать ставку на известных итальянских иерархов, не входящих в ближайшее окружение соперничающих кардиналов. Так, Содано может поддержать кандидатуру 71-летнего миланского кардинала Сколы, умеренного консерватора, известного богослова и опытного администратора, пользующегося значительным авторитетом среди глав итальянских епархий. Что же до Бертоне, то, по данным СМИ, он может выступить в поддержку кардинала 70-летнего Джанфранко Равази, возглавляющего Папский совет по культуре. Он считается умеренным либералом, и за свои не совсем ортодоксальные взгляды даже не был назначен в 2005 году на престижную должность епископа Ассизи. Однако затем Бенедикт XVI взял Равази в свою «команду», чем изрядно удивил консерваторов, а в 2010 году сделал его кардиналом. Равази является известным богословом, сторонником диалога с интеллигенцией и при этом обладает харизмой. Перед нынешним конклавом ему было поручено проводить богословские чтения для кардиналов (что может повысить его шансы). На первый взгляд кажется странным, что консерваторы могут поддержать либерала. Но либерализм Равази является весьма умеренным и, кроме того, назначение главой Конгрегации по вопросам вероучения архиепископа Мюллера свидетельствует о том, что Папа к концу своего понтификата стал меньше ставить на жестких консервативных клириков.

Впрочем, течение конклава всегда является непредсказуемым – и если никто из кандидатов, поддержанных ватиканскими кланами не получит очевидного большинства в первых турах голосования, то может быть предложена «неитальянская» кандидатура – как это произошло в 1978 году, когда компромиссной стала фигура польского кардинала Кароля Войтылы, которого не причисляли к фаворитам. В этом случае наиболее вероятными кандидатами считаются 64-летний ганец Питер Тарксон (с 2009 года - председатель Папского совета справедливости и мира, отвечающего за работу в области защиты прав человека) и 68-летний канадец Марк Уэлле (с 2010 года – префект Конгрегации по делам епископов). Оба они соответствуют перечисленным выше «идеальным» критериям. Еще в 2005 году «африканский Папа» выглядел бы весьма экзотично, но после избрания Барака Обамы президентом США такой вариант является куда более реальным. Оба возможных претендента получили свои посты при Папе Бенедикте, который уходит, оставляя своему преемнику трудные проблемы, не имеющие простых решений.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net