Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

09.04.2013 | Алексей Макаркин

Неправильный политик

Маргарет Тэтчер была неправильным политиком. И вошла в историю, в отличие от абсолютного большинства политиков правильных. Современный правильный политик знает несколько истин. Он по возможности должен откладывать принятие решений, минимизировав все возможные риски. Послушно следовать данным социологических опросов и корректировать свой курс в зависимости от колебаний рейтинга. Любить простых людей, которые раз в 4-5 лет становятся уважаемыми избирателями. В общем, бабе цветы, детям мороженое, и почаще, и желательно не перепутать, кому что. И, наконец, не раздражать лидеров общественного мнения, которые могут испортить любую репутацию.

Тэтчер делала все наоборот. Она, не задумываясь, направила эскадру к Фолклендам, чтобы выбросить оттуда воинство генерала-диктатора Гальтиери, когда даже друзья-американцы советовали ей соблюдать сдержанность (а каждый упущенный день давал дополнительный шанс аргентинцам). Выдержала жесткое годичное противостояние с профсоюзом шахтеров и победила, реализовав крайне непопулярный проект реструктуризации архаичной британской угольной отрасли. Не понимала, зачем ее предшественники обременили бюджет массой социальных обязательств — и активно их сокращала, не обращая внимания на протесты со стороны интеллектуальной элиты страны, требовавшей отказа от урезания образовательных расходов. Профессура отомстила, не позволив ей стать почетным доктором alma mater — Оксфорда, что стало беспрецедентным случаем в британской истории.

Традиционный патернализм, свойственный Консервативной партии, в ее бытность премьером ушел в историю — «дочь бакалейщика» призвала жить по средствам, как учил ее в детстве отец. При этом «железная леди», резкая в отношениях с элитами, умела вести диалог с простыми британцами — и отсутствие высокомерия стало ее преимуществом по сравнению с аристократами, которые ранее доминировали в рядах консерваторов.

Еще будучи министром образования в начале 70-х годов, Тэтчер отменила бесплатную раздачу молока в школах всем детям, оставив ее только для малоимущих. После этого Тэтчер стала чуть ли не самым непопулярным политиком в стране — речь шла не столько о материальных потерях, сколько о символической привилегии, к которой привыкли за долгие годы. Но это не помешало ей через несколько лет возглавить оказавшуюся в оппозиции Консервативную партию, а затем и привести ее к победе на выборах (затем она выиграла еще две избирательные кампании, что обеспечило более чем десятилетнее пребывание на посту премьера).

К 1979 году постимперская Британия оказалась в столь сильном системном — экономическом и моральном — кризисе, что время приятных во всех отношениях политиков прошло. Общество востребовало волевого лидера, способного проводить жесткую политику — но при этом с соблюдением всех демократических принципов, содержащихся в британском законодательстве. Тэтчер была авторитарным премьером (для своих министров) и лидером партии, но при этом ее правление не сопровождалось ущемлением гражданских свобод — несмотря на террор со стороны Ирландской республиканской армии, которая убила ее политического наставника, депутата Эйри Нива (прославившегося еще во время Второй мировой войны своим побегом из немецкого плена через Германию, Швейцарию, Францию и Испанию), и покушалась на саму Тэтчер.

Тэтчер смогла вытащить свою страну из кризиса, сделав ставку на либеральный экономический курс (поддержку частной инициативы плюс приватизацию) и подъем национального духа британцев, которые поверили в свои силы и в будущее своей страны. Но ее судьба стала примером того, что политик — даже самый успешный — должен вовремя уйти. Один из ее шагов, предпринятых наперекор мнению советников, оказался роковым — подушный налог был отвергнут подавляющим большинством британцев из-за своей явной несправедливости. Падение популярности Тэтчер привело к внутрипартийному заговору и смещению премьера с ее поста — но ресурс «тэтчеризма» оказался столь мощным, что партия продержалась у власти еще более шести лет при нехаризматичном преемнике Джоне Мейджоре.

В памяти же россиян Тэтчер останется, прежде всего, своей знаменитой пресс-конференцией 1987 году, когда она переспорила трех опытнейших бойцов советского идеологического фронта. Тогда перед многомиллионной телеаудиторией предстал политический лидер, достойно представлявший интересы своей страны, которые для леди Маргарет всегда были на первом месте.

Алексей Макаркин — первый вице-президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте «Ежедневного журнала» 09.04.2013

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net