Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

11.04.2013 | Михаил Агаджанян

Энергофактор примирения

На 11 апреля планировался визит в Турцию израильской делегации во главе со специальным посланником премьер-министра Йосефом Чехановером. По просьбе турецкой стороны визит перенесён на 22 апреля, хотя подготовка к нему завершена.

Встреча турецких и израильских представителей нацелена на предметное обсуждение первых шагов в примирении двух стран…

Контакты подобного рода, с участием тех же лиц Турции и Израиля, имели место ещё до недавнего визита президента США в регион, придавшего турецко-израильскому примирению качественный импульс. К примеру, в ноябре прошлого года в Женеве прошла встреча Чехановера и замминистра иностранных дел Турции Феридуна Синирлиоглу. На ней фактически обсуждались те же примирительные шаги, которые предстоит оформить в эти дни.

В своей последовательности первые шаги по восстановлению отношений заключаются в выплате израильской стороной денежных компенсаций семьям погибших и раненных в ходе инцидента в Восточном Средиземноморье 31 мая 2010 года, закрытии турецкой стороной уголовных дел в отношении израильских военнослужащих и возвращение послов двух стран. Анкаре и Тель-Авиву предстоит обсудить детали указанной схемы и приступить к её непосредственной реализации.

После личного вовлечения президента США в процесс примирения нет сомнений в том, что эти шаги будут реализованы. Но вопрос восстановления турецко-израильских отношений не ограничивается лишь реализацией во многом «технических» мер сближения сторон. Как поведут себя Анкара и Тель-Авив после возвращения послов и снятия претензий в связи с инцидентом на борту парома «Mavi Marmara» - вот вопрос, заслуживающий серьёзного анализа. Пока всё указывает на то, что стороны отойдут от конфронтационой риторики, но не устранят из поля своих отношений всю проблематику. Последняя обусловлена внешними факторами влияния.

Инцидент «Mavi Marmara» стал частным следствием примеривания Турцией роли главной региональной силы, поддерживающей палестинцев в их конфликте с израильтянами. Анкара продолжает соотносить свои шаги в вопросе урегулирования отношений с Тель-Авивом с палестинским фактором. При этом уделяя особое внимание чаяниям палестинских властей в секторе Газа. Паром «Mavi Marmara» в конце мая 2010 года направлялся в палестинский анклав. Турецкие граждане, погибшие на его борту в результате действий израильского спецназа, ещё долгие годы вперёд будут рассматриваться Анкарой как жертвы, положенные турецкой стороной на алтарь её особой миссии на Ближнем Востоке в целом и в палестинском вопросе в частности. Налицо конфронтационный элемент в турецко-израильских отношениях на длительную перспективу, устранить который важными, но не окончательными примирительными шагами не представляется возможным.

Именно в этом ключе можно рассматривать реакцию некоторых израильских политиков на слова турецкого гражданина, одного из участников «Флотилии мира» 31 мая 2010 года, о том, что если он получит компенсацию от израильского правительства, то передаст её палестинскому движению «ХАМАС». Комментируя эти слова, замминистра внутренних дел Израиля Фаина Киршенбаум, однопартиец Авигдора Либермана, который выступил резко против примирительных шагов Тель-Авива, заявила, что извинившись перед Турцией, Израиль сам себя высек.

Влияние турецко-израильских отношений на контекст ближневосточной проблематики носит более широкий характер. Он не ограничивается лишь палестинской «фактурой». События в отношениях Анкары и Тель-Авива хотя и косвенно, но с важным региональным колоритом сказываются на двусторонних связях Турции и Ирана. Годы охлаждения турецко-израильских отношений стали годами заметного сближения Анкары и Тегерана. Последний относится к Израилю не иначе, как к «раковой опухоли» на Ближнем Востоке, именуя её «сионистским режимом». Антиизраильские заявления турецкого премьера Реджепа Эрдогана все последние годы ложилась «бальзамом» на исторически глубокие раны турецко-иранского противостояния.

Ныне два полюса силы на Ближнем и Среднем Востоке – Турция и Иран - относятся друг к другу с большим подозрением, но всячески сторонятся любой конфронтации и даже откровенной конкуренции. Применительно к текущим развитиям в вопросе турецко-израильского примирения отношения Анкары и Тегерана высвечивают показательные нюансы.

Анкара решила пойти навстречу уговорам США и обратиться к реализации конкретных шагов восстановления отношений с Тель-Авивом, но не упустила из поля своего зрения необходимость «компенсационных» действий на иранском направлении.

За несколько дней до первоначальной даты отложенного визита Чехановера в Турцию, её представители отметились заявлениями в пользу продолжения ровных отношений с Ираном в такой чувствительной для США сфере, как импорт иранских энергоресурсов.

Турция и Иран намерены обновить соглашение о поставках нефти в связи с истечением срока его действия в августе текущего года, 5 апреля в интервью агентству «Anadolu» заявил министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз. По его словам, в марте Турция импортировала из Ирана 114 тысяч баррелей нефти, и после обновления соглашения объёмы поставок сохранятся без изменений. Закупки Турцией иранской нефти последние годы держались на усреднённом уровне в 6-7 млн. тонн в год.

Иран не остался в долгу, ответив на благоприятные для него «нефтяные заявления» турецких представителей предложениями в сфере поставок газа. Иран собирается утроить объёмы экспорта газа для ряда соседних стран. В их числе были упомянуты Турция, Ирак и Пакистан. Согласно иранской заявке, озвученной на прошлой неделе, к началу 2014 года ежедневный объём экспорта газа в эти страны увеличится с текущих 35 до 100 млн куб. м.

Есть все основания предполагать, что Турция «выторговала» у США согласие на сохранение её энергетических связей с Ираном на предыдущем уровне в ходе обсуждения темы турецко-израильского примирения. Это стало некой компенсацией как для самой Турции, испытывающей огромную зависимость от поставок энергоресурсов извне, так и для поддержания её отношений с Ираном на приемлемом уровне.

По оценкам турецких экспертов, кстати, широко представленных в прошлом году на площадках американских аналитических центров, энергозависимость Анкары от внешних поставок выражается в следующих цифрах. Турция импортирует более 90% нефти и 98% газа, потребляемого на внутреннем рынке. Потребность страны в новых энергомощностях по прогнозам будет расти каждый год в среднем на 4%. Для энергообеспечения турецкой экономики в предстоящие 15 лет необходимо инвестиций на более $100 млрд. (см. Tuncay Babali, The Role of Energy in Turkey’s Relations with Russia and Iran // Center for Strategic and International Studies, March 2012).

Турция важна Израилю не только как общий противовес Ирану в регионе, но и в качестве актора, заинтересованного в ограничении конкретных проявлений иранского влияния на Ближнем Востоке. На фактор завуалированного, но стойкого противодействия Турции попыткам шиитского движения «Хизбалла» в Ливане обнаружить региональную «пассионарность» обращается мало внимания. Между тем, в этом кроется один из предметных интересов Израиля обеспечить себе лучшие условия в региональном раскладе сил, интересов и баланса влияния.

Турцию и Израиль разделяет пропасть взаимных подозрений, но вокруг неё есть «тропинки», по которым можно выйти на обоюдный интерес. Недопущение появления у Ирана ядерного боезаряда, сдерживание шиитской «Хизбаллы» в Ливане и в Сирии, где Турция делает ставку на суннитские внутренние элементы, удержание правительства в Багдаде от попадания под иранское влияние - являются весомыми аргументами у тех же США для склонения Турции и Израиля к поиску точек сближения.

Михаил Агаджанян – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net