Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

15.04.2013 | Марина Войтенко

Рост, бюджеты и оффшоры

На минувшей неделе Минэкономразвития пересмотрело основные показатели прогноза-2013 в сторону понижения. Событие было в принципе ожидаемым, поскольку уже по итогам февраля повышательная динамика российской экономики практически сошла на нет. Данные по марту (они еще не опубликованы), по-видимому, лишь усугубили тревожные ожидания правительственных аналитиков. Переоценка общеэкономических ценностей оказалась предельно жесткой: ВВП вырастет в текущем году на 2,4%, промпроизводство – на 2%, инвестиции в основной капитал – на 4,6%, оборот розничной торговли – на 4,3%. И это, подчеркнем, по оптимистическому варианту прогноза, согласно которому еще месяц назад ВВП должен был увеличиться на 3,6%, промышленный выпуск – на 3,6%, капиталовложения – на 6,6% и т.п.

Консервативный вариант, то есть, экстраполяция тенденций первого квартала, не исключает прирост ВВП-2013 всего на 1,7%. При этом отток капитала составит не менее $30 млрд. Во всех сценариях вклад экспорта в ВВП близок к нулю. Похоже, что и глобальное хозяйство «определилось» со скоростью и траекторией торможения – МВФ объявил, что в середине апреля снизит прогнозные оценки по всем ведущим экономикам мира. ВТО оценивает рост-2013 международной торговли на 20-летнем минимуме. На этом фоне вовсе не удивительно признание главы МЭР Андрея Белоусова: если не предпринять дополнительных мер по стимулированию роста, то российская экономика рискует войти в рецессию к осени текущего года.

Эксперты согласны – за 3% для ВВП-2013 придется сильно побороться. Тем не менее, многие уверены, что в МЭР намеренно сгущают краски, чтобы либо снять с себя ответственность (мол, предупреждали же), либо все-таки продавить набор своих предложений: ослабление денежно-кредитной политики, смягчение бюджетного правила, расширение госинвестиций и т.п. Обращает на себя внимание и то, что прогноз в стиле «от адвокатов дьявола» появился сразу после расширенного заседания коллегии Минфина (8 апреля), где основные подходы Ильинки к бюджетной политике и ее долгосрочному планированию до 2030 года получили поддержку премьера Дмитрия Медведева.

Минфин готов ежегодно увеличивать расходы на 8-9% от текущего уровня, то есть, максимум до 1 трлн. рублей при темпах общеэкономического роста до 4% (так называемый инновационный, а не форсированный сценарий1 ) и поддержании бездефицитности бюджета. При этом повышение эффективности госфинансов на всех уровнях2 должно опираться на более широкие структурные реформы (в особенности это касается оказания госуслуг и выполнения государственных функций, развития государственно-частного партнерства и системы межбюджетных отношений), а новые госпрограммы (как это случилось, например, применительно к Дальнему Востоку) не должны приниматься без обеспечения источниками финансирования.

Как видим, позиции двух ведущих министерств вновь зафиксированы, причем довольно жестко. Решения о мерах стимулирования будут приниматься, об этом уже объявлено, по итогам совещаний у президента и премьера. По мнению Дмитрия Медведева, «обеспечение устойчивого динамичного экономического роста не может быть достигнуто только за счет одной или нескольких каких-то мер, требуется системная работа по всем направлениям, абсолютно по всем!» Под этим углом зрения весьма полезно внимательно присмотреться к некоторым новым тенденциям в деятельности правительств и регуляторов стран с развитыми экономиками.

Проблема выбора стимулирующих мер в условиях неустойчивого роста (с высокими рисками его обратимости) актуальна для многих государств. В Японии уже начинают корректировать, принятые несколько недель назад программы количественного смягчения. В США Барак Обама представил Конгрессу компромиссный бюджет, позволяющий, по замыслу разработчиков, уйти из-под «автосеквестра» за счет сокращения социальных расходов (до $400 млрд.) и налоговых льгот (на$580 млрд.). Дефицит-2014 в этом случае составит $744 млрд., впервые за пять лет опустившись ниже $1 трлн. Наблюдатели отмечают, что судьба этого проекта обещает быть трудной. Тем не менее, шаг к включению бюджетных стимулов через финансовую консолидацию сделан.

О скорости уже реализуемых бюджетных реформ все чаще задумываются в Еврозоне. Объехавший на прошлой неделе столицы ее «ядра» министр финансов США Джеймс Льюи, при полной поддержке МВФ добился понимания необходимости тесной координации действий по обе стороны Атлантики. Судя по всему, европейцам рекомендовано действовать помягче и чуть помедленнее. У аналитиков появилось устойчивое ощущение того, что международная координация бюджетной политики в целях стимулирования роста вот-вот выйдет на новый уровень – с согласованными сроками достижения скорректированных потолков дефицитов и госдолгов по меньшей мере для стран «евроатлантической оси». Одновременно, что важно, запускаются структурные реформы по созданию новой международной финансовой архитектуры, непосредственно касающиеся наполняемости доходных частей национальных бюджетов.

Именно об этом напомнили новые публикации Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ), которые упорядочили на прошлой неделе информационный поток вокруг «оффшоргейта». Напомним, что в начале апреля консорциум раскрыл владельцев 120 тыс. оффшорных компаний, зарегистрированных преимущественно на Британских Виргинских островах. Среди них оказалось немало известных политиков, бизнесменов, коллекционеров, общественных деятелей и т.п. В ряде стран, как, например, во Франции это вызвало крупные скандалы, закончившиеся отставками членов правительства.

Параллельно с этим были поименованы и крупные банки, обслуживающие транзакции клиентов с оффшорными юрисдикциями. Особо досталось Deutsche Bank, UBS и BNP Paribas.

Наблюдатели отмечают, что, несмотря на снижение числа публикаций, значимость и серьезность каждой последующей только возрастают. Так, на прошедшей неделе появилась информация о собственных операциях в одном из малазийских оффшоров крупных Японских компаний Marubeni и Tohoku Electric, ушедших от налогов при реализации австралийских энергопроектов еще в 2002 году. Засвеченной оказалась и оффшорная активность ING и ABN AMRO.

По-видимому, можно констатировать хорошо организованную атаку на «налоговые гавани», опирающуюся на мощный информационный потенциал, по некоторым оценкам, в разы превышающий акции Wikileaks. Комментаторы сразу припомнили, что «поход на оффшоры» провозгласила еще в 2009 году «Большая двадцатка». В 2010 году появились и механизмы для такого Drang und Sturm (буря и натиск), например, принятый в США закон о налогообложении иностранных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act, FATCA), который, как ожидается, начнет действовать первого января 2014 года.

Цель закона проста – не допустить нарушения налогового законодательства гражданами и резидентами США, имеющими счета за рубежом. Последствия на несколько порядков сложнее и по сути глобальны.

Согласно FATCA, финансовые организации по всему миру должны будут раскрывать сведения, как об американских налогоплательщиках, так и о компаниях, которые прямо или косвенно контролируются не менее чем на 10% гражданами США. В случае отказа – удержание 30% с любых транзакций, проходящих через США и закрытие счетов в американских финансовых учреждениях.

Заметим, что положения закона равным образом распространяются и на налоговых агентов из США, то есть, организации, которые «осуществляют функции по контролю, получению, доверительному управлению, отчуждению или выплате физическому лицу - иностранному гражданину любого дохода, на который распространяется требование об удержании налога».

Уйти из-под санкции можно, если «иностранный финансовый институт» имеет соглашение о раскрытии информации с Казначейством США, либо существуют соответствующие межправительственные юридически оформленные взаимные обязательства3 . Зарубежные партнеры (ими могут быть и уполномоченные органы госуправления в той или иной стране) берут на себя обязательства:

- идентифицировать прямых и косвенных владельцев счетов, чтобы определить, являются ли они инвесторами из США;

- ежегодно раскрывать налоговой службе США или налоговым органам соответствующей страны, с которой подписано межправительственное соглашение информацию о счетах, открытых американскими юридическими и физическими лицами;

- при необходимости удерживать 30% с любого платежа в пользу инвесторов, в отношении которых отсутствует должная документация.

Первые соглашения подписаны с Великобританией, Ирландией, Данией, Мексикой, Швейцарией, парафированы с Италией, Норвегией, Болгарией. Работа дальше предстоит сложная и может затянуться на годы. Впрочем, ожидается, что она заметно ускорится после того, как в январе 2013 года США представили дополнительные детальные разъяснения (с учетом пожеланий партнеров) о применении закона. Согласно данным исследования международной консалтинговой компании KPMG, большинство значимых финансовых институтов активно разрабатывает «программы соблюдения FATCA», хотя нередко это требует основательных изменений в бизнес-моделях.

Тем не менее, «процесс пошел» и FATCA вполне может стать основой международного стандарта раскрытия информации как одного из инструментов глобальной деоффшоризации. Тем более что для большинства развитых и развивающихся экономик «овчинка», действительно. стоит «выделки».

По оценке экспертов Tax Justice Network, сделанной на основе статистики Банка международных расчетов, цена всех активов в мире, укрытых в «низконалоговых гаванях», составила в начале 2012 года $21-32 трлн. (47% принадлежит частным лицам, 53% – корпорациям). От трети до половины этой суммы поступило в оффшоры в последние пять лет. Понятно, что даже четверть этих средств, вернувшихся в родные юрисдикции, хватило бы для основательной разрядки напряженности по поводу налогово-бюджетных консолидаций, проводимых в развитых экономиках.

Похоже, в настоящее время это особо актуально для Евросоюза, теряющего. По оценкам Еврокомиссии, ежегодно до 1 трлн. € от уклонения от уплаты налогов (на эти деньги Кипр можно было бы спасти несколько десятков раз). Отсюда и уплотняющийся антиоффшорный новостной поток минувшей недели: от довольно консервативных требований швейцарских Credit Suisse, UBS и Julius Baer к немецким вкладчикам подтвердить уплату налогов дома с размещенных средств до по-социалистически эмоционального призыва президента Франции Франсуа Олланда ликвидировать зоны льготного налогообложения во всем мире. Между этими «полюсами» - вполне технологичная готовность Люксембурга сделать свои банки прозрачными для раскрытия информации о счетах4 с 1 января 2015 года (с этой даты, напомним, должна действовать директива ЕС об административном сотрудничестве, которая предусматривает автоматический обмен банковской информацией стран-участниц).

При всей, казалось бы, разрозненности событий последних недель, касающихся деоффшоризации, между ними уже прослеживается тесная взаимосвязь. России, как стране-председателю в G 20, самое время начать активнее участвовать в этом процессе. Тем более, что этого уже требуют интересы национального бизнеса. По результатам опроса, проведенного в сентябре 2012 года среди российских банков некоммерческим партнерством «Национальный платежный совет», средняя сумма затрат на приспособление к реализации FATCA составляет $1,2 млн., средняя сумма возможных убытков от неприсоединения – на порядки больше.

Вернемся, однако, к началу наших размышлений и объяснимся, зачем здесь оффшоры. Да просто напросто затем, чтобы на конкретном примере показать, что время одноразовых регулятивных «чудес», способных ускорить рост, давно закончилось. В условиях перезагрузки глобальной экономики, сопровождающейся одновременно углублением взаимозависимости и усилением конкуренции, ни одна даже внешне эффектная краткосрочная мера не может быть успешна без опоры на структурные реформы. Смысл перехода к новой российской экономической модели ровно в этом.



1. См. подробно статью «Рутинный» прогноз с нерядовыми последствиями» http://www.politcom.ru/15570.html
2. Заявленная на заседании коллегии идеология Минфина исходит из того, что обеспечение долгосрочной сбалансированности и финансовой стабильности бюджетной системы должны основываться на повышении качества формирования и исполнения бюджетов, прозрачности и открытости государственных и муниципальных финансов, создании системы финансового контроля, способной предотвращать бюджетные правонарушения. Новая парадигма деятельности министерства, обусловленная долгосрочным бюджетным планированием, будет включать в себя развитие финансовых рынков, совершенствование налоговой системы, создание необходимых условий для развития финансового сектора, а также эффективное управление госдолгом и другими госактивами.
3. На данный момент существует две модели межправительственных соглашений (МПС).Первая модель, предложенная Францией, Германией, Италией, Испанией и Великобританией, трансформирует обязанности и риски, с которыми столкнулись бы иностранные финансовые институты (ИФИ). По этим условиям в юрисдикциях, подписавших МПС, будут представлять информацию не в Налоговую службу США, а в налоговые органы своих стран, которые (например, Управление Великобритании по налогам и таможенным сборам) затем сами передадут требуемую информацию в Налоговую службу США. Некоторые МПС также предполагают принцип взаимности, согласно которому Налоговое управление США в свою очередь будет передавать все данные о владельцах счетов и инвесторах, не являющихся гражданами или резидентами США налоговым органам соответствующих юрисдикций. 25 июля 2012 года Казначейство США опубликовало текст соглашения о взаимном обмене информацией по МПС первой модели.14 ноября 2012 года Казначейство США опубликовало типовое МПС второй модели, которое, как ожидается, будет действовать в Швейцарии, Японии и ряде других стран, законодательство которых не предусматривает возможность применения первой модели.Согласно второй модели, ИФИ из соответствующих юрисдикций должны будут до 1 января 2014 года зарегистрироваться и соблюдать условия договора Налоговой службы США (т.е. выполнять установленные FATCA обязанности по идентификации клиентов, раскрытию информации и удержанию налога). Если того требует местное законодательство, ИФИ обязаны запросить у владельцев счетов согласие на раскрытие информации о счетах США. В тех случаях, когда владельцы таких счетов дают необходимое согласие, ИФИ передает соответствующую информацию о клиентах непосредственно в Налоговую службу США. Если согласие не будет получено, ИФИ должны будут представить в Налоговую службу США сводную информацию о владельцах счетов, его не давших. Впоследствии Налоговая служба США может запросить дополнительную подробную информацию об этих счетах и обязательствах в правительстве соответствующей юрисдикции, которое должно будет ее предоставить в течение шести месяцев.
4. Примечательно, что по признанию премьер-министра страны Жан-Клода Юнкера, ему не оставили выбора США: «Американцы готовы вести финансовый бизнес лишь с теми странами, которые согласны на систему обмена данными.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net