Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

21.05.2013 | Михаил Агаджанян

Восточно-каспийский экспресс: полустанок «вертикали»

В ходе визита президента Туркменистана Бердымухамедова в Казахстан (10-11 мая) состоялось открытие казахстано-туркменского участка железной дороги Узень – Берекет – Горган. Реализация железнодорожного проекта трёхстороннего характера все последние годы отличалась противоречивостью. Первые сроки сдачи дороги в завершённом казахстано-туркмено-иранском виде были запланированы на конец 2011 года. Затем они были перенесены к декабрю прошлого года. Но и в пересмотренные временные рамки запуска сообщения стороны не уложились.

Отклонение от сроков, которые были дважды обозначены Ашхабадом и оба раза не достигнуты, туркменская сторона объяснила нерасторопностью иранской компании «Pars Energy». Последней было поручено строительство туркменского участка дороги (Берекет - Этрек). Осенью 2012 года Ашхабад принял решение отказаться от услуг иранской компании и своими силами продвинуть реализацию проекта. В марте текущего года туркменские источники поделились информацией, в частности, о том, что президент Бердымухамедов отдал распоряжение правительству республики провести закупку спецтехники для строительства железных дорог. По сообщениям местных СМИ, к поставкам данной техники были привлечены британские компании.

Сложности в реализации проекта не отменили его трёхстороннюю природу и не сняли заинтересованность центральноазиатских столиц довести его до конца. За несколько дней до открытия казахстано-туркменского участка, представители Ирана обозначили настрой на завершение строительства своего промежутка пути к лету текущего года. 5 мая министр дорог и городского строительства Ирана заявил, что в скором времени в присутствии президентов Ирана, Туркменистана и Казахстана состоится открытие стратегически важного участка Инче-Барун (иранская провинция Голестан) - Горган, который позволит придать проекту Узень – Берекет – Горган завершённый вид.

Политические и экономические перспективы проекта для двух центральноазиатских республик известны с 2007 года, когда были достигнуты соответствующие межправительственные соглашения.

Казахстан и Туркменистан получают выход на рынки реализации поставляемой ими экспортной номенклатуры к югу от себя, с использованием портов Персидского залива.

Транспортировка грузов по магистрали от казахстанской Узень до иранского Горгана и далее на порты Персидского залива значительно снижает стоимость перевозок и экономит время на их осуществление (маршрут на порядка 600 км короче, чем действующий путь Бейнау-Дашогуз-Туркменабат-Теджен-Серахс-Мешхед).

Политическая плоскость извлечения Астаной и Ашхабадом дивидендов от проекта тесно связана с целью обретения дополнительных точек сближения с государствами региона, многовекторного распределения своих внешнеполитических приоритетов. Позитив для Ирана заключается в самом факте реализации сравнительно крупного трансграничного проекта. Тегеран готов к подобным региональным проектам, транспортного или энергетического свойства, лишь бы разорвать круг изоляционистской политики Запада по периметру собственных границ.

Проект интересен своим геополитическим контекстом, высвечивающим перспективу формирования межгосударственной связи по географической вертикали «Север – Юг». Данная вертикаль отвечает интересам России и Ирана, но наталкивается на контрпроекты Запада, лежащие в другой системе геополитических координат.

Запад продвигает «горизонтальные» проекты, связывающие Турцию и Восточную Европу с Южным Кавказом и Центральной Азией. В эту систему координат укладываются лоббируемые Западом проекты Южного энергетического коридора, продления железнодорожного сообщения Карс – Тбилиси – Баку через до Туркменбаши и узбекского Навои. Строительство нового морского торгового порта в 65 км к югу от Баку (с планами к 2015 году переваливать через этот порт до 20 млн. тонн грузов ежегодно), модернизация казахстанского порта Актау на Каспии составляют конкретные звенья в цепи «горизонтального» подхода американцев и европейцев к продвижению своих интересов на Восток.

Связка России с Ираном через Центральную Азию представляет для Тегерана значительный интерес. Её усиление вдоль восточного побережья Каспия может создать предпосылки для сближения России, Казахстана, Туркменистана и Ирана как по нерешённой каспийской проблематике, так и в вопросе обеспечения двух центральноазиатских республик дополнительными выходами на внешние рынки.

Кстати, в обсуждениях вокруг железнодорожного проекта Узень – Берекет – Горган все годы его небеспроблемной реализации наряду с южным маршрутом поставки казахских и туркменских товаров фигурировало и северное направление их выхода на внешние рынки – по российской территории на Европу.

По оценкам признанных знатоков регионального курса Ирана, последний заинтересован в поиске тех ниш и проектов, которые не представляют интереса для западных инвестиций в Центральной Азии (Мамедова Н.М., Иран: интересы в ЦА и возможности влияния // Вызовы безопасности в Центральной Азии, ИМЭМО РАН, 2013). К числу таких проектов можно отнести маршрут Узень – Берекет – Горган, не укладывающийся в «горизонтальную» логику геополитических подходов Запада в регионе.

Эксперты также обращают внимание на предоставляющуюся Ирану возможность использовать в удобном для себя русле крайнюю заинтересованность центральноазиатских республик в создании региональной транспортной системы. Последняя необходима Астане и Ашхабаду для преодоления их изолированности от морских путей.

Налицо, один из реальных примеров конкурентной борьбы внешних сил за расположение к себе республик Центральной Азии. Борьба включает генерацию идей трансграничных проектов со значительной геополитической составляющей, а также, что главное, опережение конкурентов в реализации этих идей на практике.

Пока связка «Север – Юг» в вопросе доведения казахстано-туркмено-иранского железнодорожного проекта до вида работающей трансграничной магистрали вышла вперёд своих оппонентов на линии «Запад – Восток». Но это может оказаться лишь тактическим успехом. На Астану и Ашхабад, впрочем, как и на Москву, продолжает оказывать сдерживающее влияние фактор сверхпроблематичных отношений Ирана с Западом и ближайшими союзниками и партнёрами Запада на Ближнем Востоке. Негативный прецедент с иранской компанией «Pars Energy», как можно с уверенностью предположить, заставил центральноазиатские столицы ещё более трезво оценивать возможности самодостаточного построения связей с Ираном.

Михаил Агаджанян – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net