Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

К президентским выборам 2017 года французские левые подходят «в состоянии хаоса и разброда»[1]. Президент Франции Франсуа Олланд в случае выдвижения своей кандидатуры в 2017 году, согласно опросам всех французских социологических институтов, набирает в первом туре 14-16% голосов, то есть меньше, чем Марин Ле Пен, кандидат от Национального фронта, и меньше, чем любой кандидат от правоцентристской коалиции, чье имя определится в ходе праймериз в ноябре 2016 года, и, следовательно, выбывает из политической борьбы[2]. В некоторых сценариях президентских выборов Олланда может опередить центристский кандидат Франсуа Байру (за него готовы голосовать 13% опрошенных) или догнать кандидат «радикальной левой» Жан-Люк Меланшон, набирающий, по опросам, 12%[3].

Бизнес, несмотря ни на что

Сегодня в Петербурге открывается очередной Международный экономический форум. Это мероприятие является знаковым не только потому, что оно проходит в юбилейный, двадцатый раз, но и потому, что там будут обсуждаться подходы к выстраиванию новой экономической реальности. Однако успешное решение этой задачи невозможно без проведения новой, уже третьей по счету перестройки отношений между бизнесом и властью.

Интервью

Итоги британского референдума вызвали сильнейшую политическую грозу не только в этой стране, но и во всей Европе. Ясно, что «Брексит» надолго станет тяжелой проблемой для ЕС. Сама Британия оказалась расколотой по демографическим и географическим линиям. О причинах подобного исхода голосования, о том, как «Брексит» отразится на политической жизни Британии и ее отношениях с внешним миром «Политком.RU» поговорил с руководителем Центра британских исследований Института Европы РАН Еленой Ананьевой.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Взгляд

21.05.2013 | Михаил Агаджанян

Восточно-каспийский экспресс: полустанок «вертикали»

В ходе визита президента Туркменистана Бердымухамедова в Казахстан (10-11 мая) состоялось открытие казахстано-туркменского участка железной дороги Узень – Берекет – Горган. Реализация железнодорожного проекта трёхстороннего характера все последние годы отличалась противоречивостью. Первые сроки сдачи дороги в завершённом казахстано-туркмено-иранском виде были запланированы на конец 2011 года. Затем они были перенесены к декабрю прошлого года. Но и в пересмотренные временные рамки запуска сообщения стороны не уложились.

Отклонение от сроков, которые были дважды обозначены Ашхабадом и оба раза не достигнуты, туркменская сторона объяснила нерасторопностью иранской компании «Pars Energy». Последней было поручено строительство туркменского участка дороги (Берекет - Этрек). Осенью 2012 года Ашхабад принял решение отказаться от услуг иранской компании и своими силами продвинуть реализацию проекта. В марте текущего года туркменские источники поделились информацией, в частности, о том, что президент Бердымухамедов отдал распоряжение правительству республики провести закупку спецтехники для строительства железных дорог. По сообщениям местных СМИ, к поставкам данной техники были привлечены британские компании.

Сложности в реализации проекта не отменили его трёхстороннюю природу и не сняли заинтересованность центральноазиатских столиц довести его до конца. За несколько дней до открытия казахстано-туркменского участка, представители Ирана обозначили настрой на завершение строительства своего промежутка пути к лету текущего года. 5 мая министр дорог и городского строительства Ирана заявил, что в скором времени в присутствии президентов Ирана, Туркменистана и Казахстана состоится открытие стратегически важного участка Инче-Барун (иранская провинция Голестан) - Горган, который позволит придать проекту Узень – Берекет – Горган завершённый вид.

Политические и экономические перспективы проекта для двух центральноазиатских республик известны с 2007 года, когда были достигнуты соответствующие межправительственные соглашения.

Казахстан и Туркменистан получают выход на рынки реализации поставляемой ими экспортной номенклатуры к югу от себя, с использованием портов Персидского залива.

Транспортировка грузов по магистрали от казахстанской Узень до иранского Горгана и далее на порты Персидского залива значительно снижает стоимость перевозок и экономит время на их осуществление (маршрут на порядка 600 км короче, чем действующий путь Бейнау-Дашогуз-Туркменабат-Теджен-Серахс-Мешхед).

Политическая плоскость извлечения Астаной и Ашхабадом дивидендов от проекта тесно связана с целью обретения дополнительных точек сближения с государствами региона, многовекторного распределения своих внешнеполитических приоритетов. Позитив для Ирана заключается в самом факте реализации сравнительно крупного трансграничного проекта. Тегеран готов к подобным региональным проектам, транспортного или энергетического свойства, лишь бы разорвать круг изоляционистской политики Запада по периметру собственных границ.

Проект интересен своим геополитическим контекстом, высвечивающим перспективу формирования межгосударственной связи по географической вертикали «Север – Юг». Данная вертикаль отвечает интересам России и Ирана, но наталкивается на контрпроекты Запада, лежащие в другой системе геополитических координат.

Запад продвигает «горизонтальные» проекты, связывающие Турцию и Восточную Европу с Южным Кавказом и Центральной Азией. В эту систему координат укладываются лоббируемые Западом проекты Южного энергетического коридора, продления железнодорожного сообщения Карс – Тбилиси – Баку через до Туркменбаши и узбекского Навои. Строительство нового морского торгового порта в 65 км к югу от Баку (с планами к 2015 году переваливать через этот порт до 20 млн. тонн грузов ежегодно), модернизация казахстанского порта Актау на Каспии составляют конкретные звенья в цепи «горизонтального» подхода американцев и европейцев к продвижению своих интересов на Восток.

Связка России с Ираном через Центральную Азию представляет для Тегерана значительный интерес. Её усиление вдоль восточного побережья Каспия может создать предпосылки для сближения России, Казахстана, Туркменистана и Ирана как по нерешённой каспийской проблематике, так и в вопросе обеспечения двух центральноазиатских республик дополнительными выходами на внешние рынки.

Кстати, в обсуждениях вокруг железнодорожного проекта Узень – Берекет – Горган все годы его небеспроблемной реализации наряду с южным маршрутом поставки казахских и туркменских товаров фигурировало и северное направление их выхода на внешние рынки – по российской территории на Европу.

По оценкам признанных знатоков регионального курса Ирана, последний заинтересован в поиске тех ниш и проектов, которые не представляют интереса для западных инвестиций в Центральной Азии (Мамедова Н.М., Иран: интересы в ЦА и возможности влияния // Вызовы безопасности в Центральной Азии, ИМЭМО РАН, 2013). К числу таких проектов можно отнести маршрут Узень – Берекет – Горган, не укладывающийся в «горизонтальную» логику геополитических подходов Запада в регионе.

Эксперты также обращают внимание на предоставляющуюся Ирану возможность использовать в удобном для себя русле крайнюю заинтересованность центральноазиатских республик в создании региональной транспортной системы. Последняя необходима Астане и Ашхабаду для преодоления их изолированности от морских путей.

Налицо, один из реальных примеров конкурентной борьбы внешних сил за расположение к себе республик Центральной Азии. Борьба включает генерацию идей трансграничных проектов со значительной геополитической составляющей, а также, что главное, опережение конкурентов в реализации этих идей на практике.

Пока связка «Север – Юг» в вопросе доведения казахстано-туркмено-иранского железнодорожного проекта до вида работающей трансграничной магистрали вышла вперёд своих оппонентов на линии «Запад – Восток». Но это может оказаться лишь тактическим успехом. На Астану и Ашхабад, впрочем, как и на Москву, продолжает оказывать сдерживающее влияние фактор сверхпроблематичных отношений Ирана с Западом и ближайшими союзниками и партнёрами Запада на Ближнем Востоке. Негативный прецедент с иранской компанией «Pars Energy», как можно с уверенностью предположить, заставил центральноазиатские столицы ещё более трезво оценивать возможности самодостаточного построения связей с Ираном.

Михаил Агаджанян – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

«Начался этап нормализации между Россией и Турцией». С этим заявлением турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым выступил 28 июня в национальном парламенте. Впрочем, экспромт главы правительства был, что называется, хорошо подготовленным.

Заявления и события последних двух лет указывают на заметное переосмысление властью роли СМИ и их места в политической сфере. Много дискуссий разворачивается вокруг тенденций в журналистике не только между провластными и оппозиционными силами, но и внутри самой власти, которая в последнее время делает очевидные попытки осмыслить новую роль СМИ.

В Украине активно проходит процесс декоммунизации – переименовываются населенные пункты и улицы, снимаются памятники советским государственным деятелям. На фоне нерешительного проведения реформ в других сферах борьба с советскими символами становится областью, в которой украинские власти продвинулись наиболее далеко. А различные способы сопротивления декоммунизации не приводят к успеху.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net