Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.06.2013 | Михаил Агаджанян

А у Израиля свои интересы

Конфликт в Сирии предоставил некоторым её соседям возможность продвинуть свои интересы в регионе и в отношениях с внешними силами. Занятую Израилем позицию по Сирии можно определить как нейтральную. Израильтяне не поддерживают ни одну из сторон конфликта, в равной степени демонстрируя настороженность и к Дамаску, и к повстанцам. Режим Асада более предсказуем для них. В то же время израильские источники не упускают случая отметить, что наиболее огранизованную часть сирийских повстанцев образуют группировки, тесно аффилированные с «Аль-Каидой».

Нейтральная позиция представляется Израилю прагматичной по целому ряду причин. Тель-Авив, как и Вашингтон, настроен на затягивание внутрисирийской развязки. Продление паузы сулит израильтянам увеличение объёмов военно-технического сотрудничества (ВТС) со своим главным внешним партнёром. Израиль ожидает от США надбавки по программе противоракетной обороны «Железный купол» («Iron Dome»). В Вашингтоне рассматривают возможность выделения ближневосточному союзнику дополнительных средств к и без того внушительному пакету финансирования программы израильской ПРО. На 2014-й финансовый год планируются дополнительные $220 млн., в 2015-м – почти $176 млн.

В конце прошлой недели стало известно о запросе Израиля в адрес американских партнёров предоставить госгарантии на сумму более $5 млрд. в виде займов под низкие проценты. Кредит запрошен для закупки Тель-Авивом пакета вооружений и военной техники производства США. Вопрос обсуждался на недавней встрече глав оборонных ведомств Чака Хейгела и Моше Яалона. Помимо увеличения объёмов финансовой помощи на военные цели и ВТС с США, что особенно важно джя израильтян на фоне значительных внутренних сокращений оборонных расходов сильнейшей военной державы мира, активностью отмечены двусторонние военные учения, контакты по линиям разведслужб.

Таким образом, конфликт в Сирии дал Израилю дополнительные аргументы в диалоге с США для увеличения военных поставок. Не будет лишним в этой связи вспомнить, что в марте 2011 года, когда в Сирии только начинались внутренние брожения, руководство оборонного ведомства Израиля дало понять, что рассчитывает на увеличение американского финансирования. Указывалась сумма в $20 млрд., которая может понадобиться Израилю, со слов тогдашнего министра обороны страны Эхуда Барака, для противодействия «турбулентности на Ближнем Востоке», возникшей с «арабской весной».

Далее, ситуация перманентной боевой активности в Сирии, без принятия Западом принципиального решения о начале военной интервенции, даёт Израилю возможность сыграть на внутрирегиональных противоречиях. На пресс-конференции в Москве 13 июня замглавы МИД Израиля Зеэв Элькин, заявил, что не видит пока прямого военного вмешательства в Сирию с целью свержения режима Асада. Вместе с тем, официальный Тель-Авив заявляет, что внешняя интервенция в Сирии уже имеет место несколько месяцев. С того момента, как в боевых действиях на стороне Дамаска были замечены боевики шиитского движения «Хизбалла». Цифра в 3 тысячи бойцов движения на нынешнем этапе увеличена израильскими источниками подачи информации до 5 и более тысяч. Действия «Хизбаллы» в Сирии означают ещё больший раскол по линии арабский мир – Иран. Более того, к этому расколу добавляется и элемент растущих противоречий между Тегераном и Анкарой. Последняя добивается введения бесполётной зоны на северных рубежах Сирии, впритык к которым с января этого года на турецкой территории размещены системы ПВО/ПРО «Patriot». По данным израильской разведки, на которые 14 июня сослался информированный сетевой ресурс «DEBKAfile», США невосприимчивы к пожеланиям Турции по вопросу создания бесполётной зоны над северной провинцией Идлиб и городом Алеппо.

«Введение бесполётной зоны не является эффективным решением сирийского конфликта… Бесполетная зона - это план на случай непредвиденного развития событий», — такова позиция Белого дома на текущем этапе, озвученная 14 июня заместителем помощника президента США по национальной безопасности Беном Родсом.

Израильские службы прогнозируют взятие Алеппо правительственными войсками в течение от одного до двух месяцев. При условии, что боевики «Хизбаллы» окажут такую же поддержку регулярной сирийской армии, которая была с их стороны при взятии Эль-Кусейра на границе с Ливаном. Эти два месяца, при условии продолжения Западом линии на исключение внешней интервенции в Сирии, могут стать решающими для осложнения отношений Ирана с Турцией и арабскими монархиями Персидского залива. А в этом уже прямой интерес Израиля, который только укрепился после весьма невнятной реакции арабских государств региона на удары израильской военной авиации по целям на сирийской территории в мае этого года.

В качестве внешнеполитического дивиденда для Израиля можно отметить и подвешенность вопроса палестино-израильского урегулирования, возобновления прямых переговоров между Тель-Авивом и Рамаллой. Казалось бы, последние дни свидетельствуют о нарастании давления на израильтян для реанимации ближневосточного мирного процесса. Дело дошло до того, что, к примеру, британский Форин-офис выступил с соответствующими заявлениями. Их суть сводилась к тому, что если Израиль не займёт конструктивную позицию для начала переговоров с палестинцами, то он рискует оказаться в изоляции со стороны Запада.

Никто, конечно, Израиль изолировать не собирается. Те же британцы прекрасно отдают себе отчёт в нерелевантности момента для фиксации каких-либо подвижек в палестино-израильском урегулировании. Мы являемся свидетелями многоходовой комбинации, разработанной Вашингтоном и Тель-Авивом с привлечением ресурсов публичной дипломатии Лондона. Цель многоходовки – получить дополнительные очки в отношениях с арабским миром, показать ему, что Израилю не всё позволено и Запад продолжает ожидать от него исполнения международных обязательств по мирному процессу на Ближнем Востоке.

Чем дольше будет затянута внутрисирийская развязка, тем больше у Запада будет декларативной политики, а не практического интереса по сдвигам в отношениях израильтян и палестинцев.

И ещё один позитив для Израиля напрашивается быть отмеченным. Сирийский конфликт создал реальные точки восстановления кооперации между двумя военнополитическими партнёрами в прошлом. Израиль и Турция внесли в процесс реанимации своих отношений элементы доверительности, на которые израильтяне могли только надеяться каких-нибудь несколько месяцев назад. Здесь можно отметить визит в Анкару 10 июня главы израильского «Моссада» и его консультации с турецкими коллегами. Палестина развела двух бывших партнёров, а Сирия диктует обратную тенденцию.

Михаил Агаджанян – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net