Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

1 января секретарь Ассоциации иранских авиалиний Максуд Самани рассказал иранскому агентству Ilma о возникших проблемах с поставкой гражданских самолетов Sukhoi SuperJet 100: поставка в Иран гражданских самолетов пока невозможна из-за отсутствия разрешения со стороны Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC). Сделка требует одобрения американских властей, поскольку более 10% деталей российского лайнера производятся в США.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Главное

31.01.2005 | Алексей Макаркин

ПОСЛЕ ВЫБОРОВ: ЧЕТЫРЕ ПРОБЛЕМЫ ИРАКСКОЙ ВЛАСТИ

Центральная избирательная комиссия Ирака сообщила, что в состоявшихся в воскресенье парламентских выборах приняли участие около восьми миллионов иракцев, что составляет примерно 60% от всех зарегистрированных избирателей. Первоначально называвшаяся цифра - 72% - была позднее дезавуирована, скорее всего речь шла о количестве избирателей, проголосовавших на действовавших в течение всего дня участках. В течение нескольких первых часов избирательные участки в городах с преобладанием суннитского меньшинства, таких как Эль-Фаллуджа, Самарра, Мосул и Рамади, пустовали. Многие иракцы были напуганы возможностью террористических атак, другие бойкотировали выборы, следуя призывам своих лидеров. Однако впоследствии голосование началось и там, но вряд ли явка была сколько-нибудь значительной.

Выборы в Национальную ассамблею в Ираке "прошли лучше, чем ожидалось", - заявила госсекретарь США Кондолиза Райс, для которой они стали первым большим политическим проектом за время пребывания в должности. Она признала, что голосование в Ираке было несовершенно, однако подчеркнула, что это "огромный прорыв вперед по сравнению с режимом Саддама Хусейна". Президент Джордж Буш назвал выборы "ошеломительным успехом" и заявил, что иракский народ, придя на избирательные участки, "выразил отказ от антидемократической идеологии террористов".

Теперь перед будущей иракской властью стоит четыре основные проблемы.

Первая - степень ее эффективности в борьбе с терроризмом, который показал свои возможности в ходе голосования. Усиленные меры безопасности не смогли полностью предотвратить волну насилия, прокатившуюся в день выборов по стране: за время голосования погибли около 40 человек, десятки ранены. Большая часть жертв приходится на Багдад, где пять террористов-смертников взорвали себя рядом с избирательными участками на западе, востоке и в центре города. Еще два столичных участка были обстреляны из минометов. Террористическая опасность в Ираке волнует представителей международного сообщества. Так, президент Египта Хосни Мубарак заявил, что "Ирак стал только опасней после вторжения коалиционных войск в 2003 году". По словам Мубарака, эта страна стала настоящим полигоном для террористических группировок.

Вторая проблема - степень достоверности результатов выборов, которые будут подведены через несколько дней. Известно, что выборы были достаточно плюралистичными: за 275 мест в будущей Национальной ассамблее Ирака боролись 7 тыс. 700 кандидатов. Они были объединены в девять политических блоков и 75 партий. 27 кандидатов шли на выборы независимо.

Среди основных блоков, участвовавших в выборах и имеющих реальный шанс получить представительство в парламенте, - Объединенный иракский альянс, который поддерживает шиитский духовный лидер аятолла Али ас-Систани, Иракский список, возглавляемый премьер-министром Ирака Айядом Алауи, и Курдский альянс, в который объединились основные курдские партии. При этом представители блока "Объединенный иракский альянс" уже уверены в своей победе. Аммар аль-Хаким, член Верховного Совета Исламской революции в Ираке, который входит в блок, выразил свою уверенность в победе объединения. Согласно данным, основанным на опросах общественного мнения в разных районах Ирака, его блок одерживает "убедительную победу" на выборах. Понятно, что если официальные итоги выборов окажутся в пользу Иракского списка Алауи, то сторонники Систани могут не признать их итогов - со всеми возможными негативными последствиями, вплоть до вооруженного противостояния.

Третья проблема - степень устойчивости нового политической конструкции. Шиитское большинство сохраняет потенциальный радикализм, который может стать реальным в дальнейшем. Умеренные шииты, которые приходят к власти руками американцев, продолжают настаивать на уходе сил коалиции, чтобы сохранить свое позиционирование как патриотической силы. Правда, в случае действительной (и, скорее всего - неизбежной) радикализации шиитов, неизвестно, как они смогут сохранять свою властную дееспособность без военной поддержки США. Получается парадокс: США, всегда опасаясь шиитских радикальных политических движений (что особенно видно на примере Ирана), приводят к власти шиитов в Ираке, рискуя в итоге быть ими же и отвергнутыми. В то же время сами шииты видят в США лишь средство прихода к власти.

Четвертая проблема - степень легитимности выборов в условиях, когда их бойкотировали представители суннитской общины, как избиратели, так и большинство политиков. Сунниты арабского происхождения традиционно доминировали в Ираке при всех режимах, и в условиях принципа "один человек - один голос" неизбежно остаются в меньшинстве (арабы-сунниты составляют лишь около 20% населения страны). Впрочем, некоторые суннитские деятели все же приняли участие в выборах, и им, скорее всего, будет предоставлена часть мест в структуре новой власти. Так, среди проголосовавших был и президент страны, суннит Гази аль-Явер. Другое дело, что лояльная часть суннитов может быть недостаточно авторитетной для большинства представителей общины.

В то же время можно признать, что выборы в целом состоялись и есть все основания для признания их легитимными. У Запада для этого есть целый ряд аргументов: нормальная динамика явки, практически отсутствие разговоров о фальсификациях, неоправдавшиеся угрозы террористов, обещавших "море крови". Тем самым выборы прошли с минимальными потерями, а аргументов против их состоятельности практически нет.

Парламентские выборы имеют особое значение не только в связи с тем, что они "исторические". Особое значение играют и прошедшие выборы в Курдистане, где впервые были выбраны собственные автономные власти. Именно Курдистан дал на выборах в Ираке более высокую явку, чем в целом по стране.

Британская Times полагает, что по итогам выборов руководящие посты наверняка сохранят те политики, которые занимают ведущее положение уже сейчас. То есть во главе страны останутся нынешний премьер-министр Ияд Аллави, курдский лидер Джалаль Талабани, а также такие влиятельные лица, как Абдель-Азиз аль-Хаким и нынешний президент Ирака Гази аль-Явер. Кроме того, выборы 30 января будут сопровождаться последующим многонедельным дележом постов победителями, предполагает Times. При этом насилие в Ираке отнюдь не пойдет на убыль. Скорее наоборот: тысячи иностранных войск все еще будут оккупировать страну, и это положение будет сохраняться в течение многих месяцев, а, быть может, и лет. В ближайшем будущем иракцев ожидают также такие прелести, как перебои с электричеством и бензином, даже если государство возьмет под свой контроль соответствующие предприятия.

В России выборы в Ираке были восприняты крайне сдержанно - в связи с недавним голосованием в Украине, которое, в конечном счете, завершилось не в ее пользу, а также из-за непризнания Западом выборов в Чечне. Российские наблюдатели отказались приехать в Ирак, мотивируя свое решение проблемами безопасности - точно так же, как представители международных организаций проигнорировали все голосования в Чечне. Впрочем, тот факт, что прогнозы о возможном срыве выборов не сбылись, приводят к тому, что российские представители не заняли однозначно негативную позицию по отношению к голосованию. Так, председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев отметил, что положительным фактором является достаточно высокая явка избирателей, а также отсутствие крупных терактов. Вместе с тем он подчеркнул, что "к сожалению, без террора не обошлось, и погибли люди". Косачев считает, что при всех замечаниях к этим выборам, а они, очевидно, не соответствовали европейским стандартам, их срыв "мог бы привести к катастрофическим последствиям для страны, и этой опасности удалось избежать".

В результате выборов к власти придет шиитское большинство, составляющее около 60% населения Ирака - вопрос только в том, какая из фракций получит преобладание в соответствии с официальными итогами голосования, и как эти итоги воспримут проигравшие. Террористы, публично отвергающие не только оккупацию, но и демократические принципы, будут продолжать свои акции, опираясь на сочувствие значительной части суннитского меньшинства. В то же время ход выборов показал и ограниченность ресурса террористов - им не удалось сорвать проведение голосования.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net