Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

05.08.2013 | Татьяна Становая

Рейды на московских рынках: повторение истории?

На московских рынках прошла волна «зачисток» после того как 28 июля на Матвеевском рынке был избит оперативник, приехавший на задержание подозреваемого в изнасиловании. Более 1400 человек по итогам рейдов было задержано и поселено в специальный лагерь на востоке столицы – до решения вопроса о депортации. В ситуацию вмешался президент России Владимир Путин: он провел совещание, на котором поручил разобраться с коррупцией в правоохранительных органах, отвечающих за работу рынков. Это не первый случай массовых чисток в местах уличной торговли: подобное уже имело место в 2006 году, на фоне российско-грузинского конфликта.

Буквально за несколько недель до случившегося на Матвеевском рынке эксперты анализировали ситуацию в городе Пугачев, где сотни жителей вышли на улицы в знак протеста против убийства молодого десантника Руслана Маржанова. По подозрению в убийстве задержан 16-летний чеченец, он уже признал свою вину. Протесты тогда длились около недели. Антикризисным регулированием занимались региональные и местные власти. Был уволен начальник полиции Пугачева, наиболее радикально настроенная чеченская молодежь была вывезена. Постепенно ситуацию удалось стабилизировать. Никаких политических последствий не последовало. Лишь первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман заявил спустя три недели, что «благодатной почвой для него [бунта] стали социальные, экономические и бытовые проблемы горожан, невнимание к интересам молодежи и подростков, неисполнение обязанностей должностными лицами местной власти и правоохранительных органов, несправедливость и коррупция». При этом Пугачевская межрайонная прокуратура и прокуратура Саратовской области «вовремя не увидели проблему, не вмешались и не отреагировали на нарушения закона», отметил первый замгенпрокурора. Владимир Путин не комментировал эту ситуацию.

Преступление в Пугачеве и избиение полицейского на рынке в Москве – события, безусловно, разные, однако их сопоставление позволяет лучше понять логику и приоритеты российской федеральной власти. Первое преступление носило бытовой характер, приобретя уже затем ярко выраженный оттенок локального конфликта на этнической почве. Преступление в Москве, совершенное публично в отношении оперативника при исполнении обязанностей – это своего рода вызов государству и его правоохранительной системе. Тем не менее, в обоих случаях, нападение совершали выходы с Северного Кавказа. И, несмотря на то, что Путин публично пытается уйти от этнической составляющей, на практике она проявляется в полной мере.

Так, в Пугачёве убийство десантника было воспринято как вызов обществу, а население попыталось своими силами провести «зачистки»: полиции едва удавалось предотвращать массовые драки и поджоги кафе. При этом наиболее радикально настроенные граждане подверглись преследованию со стороны властей за экстремизм. Политическая реакция была весьма локальна и в основном была адресована протестующим. Вывоз радикально настроенных чеченцев, по данным прессы, осуществляли их родственники в целях предотвращения новых конфликтов.

Ситуация в Москве развивалась в совсем другой системе координат. В столице жертвой стал оперативник, а стороной в конфликте, по сути, само государство и его «силовой аппарат». Здесь «зачистки» были также проведены, но носили полностью легальный характер, получив политическую поддержку на самом верху. Очень оперативно на происходящее отреагировал Владимир Путин, который публично обвинил в случившемся коррумпированных полицейских, которые не заступились за своего избитого коллегу. А на следующий день, вероятно, была дана команда на проведение рейдов. В социальных сетях распространилась информация о «концентрационном лагере» на востоке столицы. Причем совершенно неясно, идет ли речь о гражданах других государств или о выходцах из южных регионов России. Де-факто в социальных сетях пишут, что «хватают» всех «черных» без документов или без регистрации в Москве. Показательно, что представительство Дагестана при президенте выразило свой протест в связи «рейдами», назвав их «незаконными».

На практике складывается картина, при которой власть дает санкцию на вывоз граждан России из столицы в их «родные регионы», что мало чем отличается от выходящих за грань закона погромов в рамках других конфликтов на этнической почве. Государство в данной ситуации снова действует исходя из корпоративной логики: задета честь полиции, правоохранительной системы в целом и государства.Подобная логика уже применялась осенью 2006 года, когда беспрецедентным зачисткам подверглись крупнейшие рынки крупных городов России. Тогда Кремль развернул масштабную антигрузинскую кампанию, которая стала реакцией на задержание в Грузии офицеров ГРУ по подозрению в шпионаже. Россия назвала это «государственным терроризмом», а в России одни за другими стали приниматься радикальные меры: был зачищен весь грузинский бизнес, началась охота за грузинскими авторитетами и простыми гражданами, вопросы возникали даже к родителям грузинских детей, обучающихся в московских школах. Тогда же был и разработан комплекс мер против нелегальной трудовой миграции. Однако и сами миграционные правила были значительно ужесточены. Но все это касалось внешней миграции. Причем Путин тогда открыто говорил именно про этнический криминал.

Государство, построенное по логике корпорации, крайне чувствительно к любым вызовам и агрессии в отношении своих фундаментальных институтов, и силовики тут находятся на приоритетных позициях. Также как осенью в 2006 году Кремль отреагировал мощнейшей волной новых норм и зачисток, заступаясь за офицеров ГРУ, также и в августе 2013 года власть встает на защиту своего достоинства, не желая терпеть публичного унижения представителя правоохранительных органов.

Однако такая корпоративная логика ставит на первый план именно вопросы реванша и немедленной реакции на возникший вызов. Реальные, системные проблемы, которые привели к случившемуся, решаются локально и в ручном режиме. Так, по всей «вертикали» МВД было объявлено о необходимости навести порядок на рынках. Глава управления МВД по Москве Анатолий Якунин назвал происшедшее «вызовом» для всей полиции. Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев приказал провести по всей стране кампанию по «декриминализации» как рынков, так и связанных с ними этнических сообществ.

На практике в стране происходит расслоение борьбы с «приезжими», к которым можно отнести и внешних и внутренних мигрантов, на два фронта. Первый фронт – это стихийные или организованные «народные» акции против «нерусских». «В интернете появляются «националистические» ресурсы, которые на волне ксенофобии и ненависти собирают десятки тысяч просмотров. В Петербурге проходят «рейды» агрессивных молодых людей, которые со словами «сегодня дует сильный русский ветер» ногами переворачивают палатки мигрантов с овощами и фруктами», - пишет в колонке на Forbes популярный блогер KermlinRussia. Бунт в Пугачеве, «Манежка» декабря 2010 года, погромы в Кондопоге – все это проявления националистического протеста и заметного снижения толерантности в «русских городах».Второй фронт – полулегальный, отрытый властью и ведущийся не столько в рамках стратегически внятной и долгосрочной государственной политики по оптимизации внутренней и внешней миграции, сколько в защиту корпоративных интересов системообразующих институтов: «силовиков» и правоохранительных органов.

Этот фронт открыт и внутри самой власти: мишенью названа коррупция внутри полиции. Объектами борьбы стали региональные отделения МВД, а также управления собственной безопасности, на что Путин обратил специальное внимание СКР. Инструмент борьбы – Следственный комитет Александра Бастрыкина. «Стоят рядом сотрудники полиции и смотрят, как избивают их коллегу. Почему? Они что, такие трусливые? Возможно, но маловероятно. Скорее всего, они своим бездействием отрабатывали тридцать сребреников, которые получают от торговцев», - сказал Путин. По его мнению, «это всем понятно и известно». «Не известно только службе внутренней безопасности МВД! Где результат от их работы?» - выразил недовольство глава государства. Ключевой проблемой, являющейся причиной криминальной обстановки в торговых точках, является сращивание торговцев с представителями органов власти, считает Путин.

СКР уже возбудил уголовное дело в отношении врио начальника отдела МВД России по району Очаково-Матвеевское города Москвы Алексея Правкина, под руководством которого работали сотрудники ППС, подозреваемые в халатности при задержании Магомеда Расулова. Сейчас в отделе МВД России по району Очаково-Матвеевское города Москвы начинаются чистки. Уже уволены шестеро полицейских. Заметим, что по данным интернет-ресурса «Русская планета», конфликт семьи Магомедовых (именно сын Магомед Магомедов подозревался в изнасиловании) с полицейскими начался еще до драки около рынка: «за право торговать они заплатили 500 тысяч рублей – все деньги, что были у семьи. В торговле участвовали все, включая младшего Магомедова. Он умственно-отсталый, инвалид второй группы. Несколько дней назад к ним приехали люди из УБОПа и предложили себя в качестве «крыши» за определенную плату. Магомедовы платить отказались. В ответ полицейские пообещали им «проблемы». Через несколько дней полицейские приехали без формы, удостоверения не показывали, подбросили умственно отсталому Магомеду Магомедову наркотики – о них они почему-то не говорят – и обвинили его в изнасиловании. Дальше вы все знаете», - заявили изданию на рынке.

Однако как в любой корпорации, чистки внутри системы направлены не на ее изменение, а на ее сохранение. Показательный пример: 148 сотрудников ГИБДД Тюмени пожаловались на поборы вышестоящего начальства, определяющего ежедневные «нормы» выплат «начальству», вероятно из числа «поборов» на дорогах. Любая вертикаль, будь она политическая или правоохранительная, не оставляет большого пространства для свободы на нижних и средних звеньях управления. Сейчас основная ответственность за сращивание криминала на рынках с полицией будет возложена на среднее звено. И это самый эффективный способ избежать такой же ответственности вышестоящим начальством, которое, как правило, хорошо осведомлено о происходящем и пользуется всеми «плодами» «сотрудничества» торговцев и полиции.

Рейды и зачистки по итогам антигрузинской осени 2006 года практического результата не дали: проблемы сращивания администраций рынков с правоохранительными органами», «крышевание», нарушения миграционных и санитарных правил, монополизация в интересах как криминальных, так и этнических группировок никуда не делись. Но это и не удивительно: все эти цели имели лишь вторичный характер по отношению к главной задаче – надавить на грузинское руководство. В 2013 году власть решает первичную задачу – защита достоинства правоохранительной системы и государства в целом методами ручного управления, локальных радикальных акций, часто за гранью закона. Но подобная тактика может иметь крайне опасные социально-политические последствия: нетерпимость к «приезжим» со стороны местных, равно как и агрессия со стороны «чужаков» только провоцируются подобными методами решения проблем. Они закладывают основу для значительного расширения и подпитки ксенофобского фронта, формируемого «снизу». И методы власти лишь посылают сигнал, что закон в стране остается понятием очень «растяжимым», а значимость правовой системы девальвируется.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net