Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

17.08.2013 | Александр Ивахник

Как реагировать на египетскую трагедию?

В Египте продолжается жесткое противостояние между силами безопасности и исламистами из движения «Братья-мусульмане», требующими возвращения к власти свергнутого 3 июля президента Мухаммеда Мурси. За два дня кровопролитных столкновений в Каире и других городах страны погибло, по официальным данным, 638 человек, около 4 тысяч ранены. Как водится, обе стороны обвиняют друг друга в целенаправленном применении насилия и использовании огнестрельного оружия. Скорее всего, заявления и тех, и других имеют реальные основания. Экраны разноязычных телеканалов заполонили картинки, демонстрирующие разгромленные каирские улицы, десятки лежащих трупов, страдания раненых и отчаяние людей, потерявших родных и близких.

Естественно, мир не может оставаться безразличным ко всему этому кошмару. Вместе с тем, представляется, что в ситуации крайней внутриполитической напряженности, грозящей перерасти в полномасштабную гражданскую войну, официальная реакция государственных деятелей других государств должна быть предельно взвешенной и осторожной. Конечно, соблазнительно осудить военное руководство Египта, которое ввело в стране чрезвычайное положение и комендантский час. Но конфликт в Египте не является классическим конфликтом между страдающим народом и армией, защищающей диктатора. Положение в стране гораздо сложнее и противоречивее.

После падения режима Хосни Мубарака, когда армия, кстати, соблюдала нейтралитет, через египетское общество прошел глубокий разлом между более современной частью населения (образованная молодежь, интеллигенция, городские средние слои), которая ориентировалась на светский путь развития и либеральные ценности, и традиционалистской частью (малограмотные крестьяне, бедные городские слои), видевшей выход из своего забитого состояния в справедливом государстве, построенном на исламских ценностях. Не армия способствовала быстрому углублению этого разлома, а самая организованная политическая сила страны – «Братья-мусульмане», пришедшие к власти с использованием формальных демократических процедур, но отнюдь не получившие мандата от большинства нации.

Продвинутый «братьями» на пост президента Мухаммед Мурси стал проводить форсированный курс на исламизацию страны, на расстановку на всех значимых государственных постах представителей «Братьев-мусульман», на проталкивание исламистской конституции, основанной на шариатском праве. Армия как самый авторитетный и влиятельный государственный институт вмешалась лишь тогда, когда этот курс привел к полному развалу экономики, многомиллионным протестам и реальной угрозе полномасштабного социально-политического противоборства.

Уже после смещения военными президента Мурси «Братья-мусульмане», если отбросить напускную демократическую риторику, реально не стремились к нормализации ситуации на основе широкого компромисса. Они не могли смириться с тем, что фактически монопольная власть внезапно уплыла из рук, и ставили целью возвращение к ситуации до 3 июля. Оттого и активные усилия международных посредников в составе представителей США, Евросоюза и Объединенных Арабских Эмиратов ни к чему не привели. Организованные радикальными исламистами в Каире палаточные лагеря протеста все больше превращались в хорошо укрепленные базы вооруженной борьбы, в которые стекались опытные боевики.

Совершенно логично, что военное руководство, взявшее на себя ответственность за положение в стране, сделав первый шаг, не могло не сделать второй, и предприняло решительные меры по зачистке очагов уличных столкновений. В такой ситуации многочисленные жертвы (в том числе со стороны сил безопасности) были неизбежны. Более того, как показывает опыт соседних Ирака и Сирии, да и многих других стран, исламские фундаменталисты не боятся крови, наоборот, сознательно провоцируют ее пролитие для формирования соответствующих настроений в рядах сторонников. Вот и египетские «Братья-мусульмане» в четверг, дежурно обозначив приверженность «ненасилию и миру», тут же призвали своих адептов к запрещенному шествию в Каире, при этом заявив: «Мы остаемся сильными, непокоренными и решительными. Мы будем двигаться вперед и свергнем этот военный переворот». А в ночь на 16 августа призвали сделать наступающий день «пятницей гнева» – после традиционной пятничной молитвы выйти на улицы городов и «продемонстрировать силу».

В этой ситуации некоторые проявления международной реакции на египетские события выглядят неуместными. Понятно, когда турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган называет военное руководство Египта «путчистами», а меры по наведению порядка на улицах – «бойней» и отзывает посла для консультаций. Эрдоган, у которого были тесные отношения с Мурси, сам проводит курс на исламизацию страны и на этой почве враждует со своими военными, только более умело и успешно.

Гораздо большее удивление вызывает официальная реакция США – главного военно-стратегического союзника Египта. Всего две недели назад госсекретарь США Джон Керри отметил, что смещение Мурси с поста президента было «вынужденной демократической мерой», необходимой для того, чтобы «спасти демократию и выполнить волю миллионов египтян». Но трагические события двух последних дней резко изменили позицию американского руководства. Президент Барак Обама счел нужным заявить: «США решительно осуждают предпринятые переходным правительством Египта и силами безопасности шаги. Мы сожалеем о насилии против гражданских лиц. Мы осуждаем насилие со стороны протестующих, в том числе сожжение церквей». То есть осуждаются эксцессы с обеих сторон, но вина возложена на власть. Еще более странным выглядит призыв к незамедлительной отмене режима чрезвычайного положения в стране – ведь совершенно понятно, что это будет воспринято «Братьями-мусульманами» как слабость власти и приведет к эскалации уличного насилия. Наконец, Обама заявил, что нынешняя ситуация не позволяет провести запланированные на этот год совместные военные учения Bright Star. Этот жест тоже сомнителен, учитывая, что на Синайском полуострове вблизи границ с Израилем египетская армия дает вооруженный отпор боевикам ХАМАС и Аль-Каиды.

С похожими по смыслу на американские и столь же мало реалистичными предложениями выступил Евросоюз. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон также призвала как можно скорее отменить режим чрезвычайного положения в Египте. С ее точки зрения, ключевым шагом в направлении возврата страны на путь демократического развития должна стать «организация выборов и мирное участие в них всех политических сил». Прекраснодушные мечтания главы европейской дипломатии египетские власти комментировать не стали. А вот заявление президента США вызвало твердый отпор. В администрации временного президента АРЕ Адли Мансура подчеркнули, что заявление Обамы «не было основано на фактах» и «лишь поощряет экстремистские группы, прибегающие к методам террора, к новым насильственным акциям».

Нужно заметить, что официальные позиции США и Евросоюза разделяются далеко не всеми государствами даже на Западе. Так, формулировки государственных деятелей Великобритании и Франции являются более осторожными. С продуманной и сбалансированной позицией выступил МИД России. Он призвал «все политическим силам этой дружественной нам страны проявлять выдержку и сдержанность, руководствоваться высшими национальными интересами с тем, чтобы не допустить дальнейшей эскалации напряженности и новых человеческих жертв». В качестве средства продолжения демократического обновления Египта предлагается «широкий диалог, возобновление политического процесса на основе национального согласия». В том же ключе высказался и МИД Китая. Наконец, поздно вечером 15 августа прошло срочное закрытое совещание Совета Безопасности ООН для рассмотрения ситуации в Египте. По его итогам представитель Аргентины Мария Кристина Персеваль, председательствующая в Совете, сообщила журналистам: «Мнение членов Совета состоит в том, что насилие в Египте должно быть прекращено и стороны должны проявлять максимум сдержанности». По словам Персеваль, «есть общее желание положить конец насилию и приблизить национальное примирение» в Египте. Никакого официального заявления Совбеза выпущено не было. Думается, такая осторожная позиция мирового сообщества, следующая принципу «не навредить», на данный момент более всего отвечает интересам египетского народа.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net