Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.08.2013 | Сергей Слободчук

«Перезагрузка» Дагестана начинается с кадровой политики

В ходе рабочей встречи в Ново-Огарево Владимира Путина с временным и.о. президента Дагестана Рамазаном Абдулатиповым последний акцентировал внимание президента на том, что одна из главных нынешних проблем республики - отсутствие квалифицированных кадров. Немудрено, ведь за последние 20 с лишним лет в Дагестане сложилась родоплеменная система управления, где должности достаются благодаря родственным связям и передаются по наследству. Поэтому логично, если «перезагрузка» отношений начнется с кадров, ведь обслуживающие интересы кланов чиновники саботируют любые реформы.

Рамазан Абдулатипов назвал формирование в Дагестане кадрового резерва одним из своих приоритетов на посту и.о. президента. Слова Абдулатипова как наместника Кремля в очередной раз подтверждают версию, что Москва решила осуществить «перезагрузку» отношений с республиками Северного Кавказа. Но для того, чтобы выстроить новую модель отношений Москва – Дагестан, для начала нужно поставить на место этнические кланы, фактически управляющие республикой. Начиная с конца 80-х годов, реалии современного Дагестана – это клановая политика в чистом виде. Все кланы республики можно рассортировать на два вида. Мелкие кланы из представителей одного рода (входят братья, сестры, двоюродные, троюродные родственники), как правило, происходят, из одного села и действуют на локальной территории. Если же говорить о республиканском уровне, здесь речь идет о примерно 20 правящих кланах из нескольких родов, как правило, одной национальности. Именно крупные кланы контролируют в Дагестане финансовые потоки, владеют крупным бизнесом, делят между собой руководящие должности в государственном аппарате и на госпредприятиях, руководят городами и крупными селами, расставляют своих людей и родственников в руководство государственных монополий. К примеру, большинство государственных должностей фактически переходят от одного представителя клана к другому по наследству. Поэтому ни о какой политической борьбе в Дагестане речи не идет – руководители всех крупных кланов автоматически состоят в «Единой России», а настоящая конкуренция происходит между кланами внутри одной «партии власти».

Интересно, что сам Рамазан Абдулатипов, выступая 24 июня 2013 года в программе Владимира Познера на «Первом канале», прямым текстом пояснил причины происходящих в Дагестане событий, в том числе, и мотивы своего назначения на пост врио президента республики. Проводя параллели с предыдущими президентами, Абдулатипов пояснил, что его предшественники пытались подстроиться под существующую в Дагестане систему отношений. А так как управляющие кланы «съели» и «умножили на ноль» всех предыдущих президентов, Кремль убедился в бессмысленности попыток подстраиваться под пожелания местных элит. И принял решение навязать свою модель управления республикой, а также правила отношений с центром. На практике это выгляди так. Если не сработали варианты с «компромиссным» президентом Алиевым и выходцем из влиятельного даргинского клана Магомедовым, было принято решение назначить «техническим» президентом Абдулатипова, а оперативное управление республикой разделить между временным и.о. президента и полпредом президента России Александром Хлопониным. А главное – жестко действовать против тех местных князьков, кто попытается выступить против. Поэтому в январе временным президентом Дагестана указом президента России был назначен аварец Рамазан Абдулатипов (вице-премьер в правительствах Черномырдина и Кириенко, министр в правительстве Примакова, до назначения – депутат Госдумы от «Единой России»).

Сценарий «перезагрузки» отношений между Кремлем и неспокойными регионами вошел в активную фазу с арестом 1 июня 2013 года многолетнего мэра Махачкалы и одного из «хозяев» республики Саида Амирова. Большинство глав крупных кланов, подобных Саиду Амирову, находятся « у руля» Дагестана еще с «перестройки». Многие годы Кремль в обмен на политическую лояльность закрывал глаза на установленные кланами «правила жизни» в виде кумовства, повальной коррупции и межклановых разборок, зачастую выливавшихся в перестрелки и убийства. Если при Ельцине было «необходимо и достаточно», чтобы Дагестан просто оставался в составе России, то с приходом Владимира Путина добавилась еще и задача высоких показателей «намолота» при голосовании за президента и «Единую Россию». Такая ситуация полностью устраивала местные кланы, но, как минимум, по двум причинам перестала устраивать Кремль. Во-первых, с течением времени администрация президента России осознала, что именно кланы – главная причина постоянной криминальной нестабильности и коррупции в республике. Во-вторых, рентген достижений властей Дагестана последних 10 лет показывает, что экономика республики не развивается, несмотря на дотации из центра. Так, дагестанский экономист Михаил Чернышов прямо говорит, что «республика погрязла в паутине мифов и фиктивных результатов». По его словам, логика проста – чем больше статистики о населении, промышленности, сельском хозяйстве и т.д. Дагестан передаст в Москву, тем больше дотаций получит. Поэтому, данные переписи населения, о развитии овцеводства и других отраслей существуют только на бумаге. Для сравнения: темпы нефтедобычи постоянно падают вплоть до того, что Дагестан уже давно не обеспечивает собственные потребности в количестве 1, 3 – 1, 5 млн. тонн нефтепродуктов (в пересчете на сырую нефть). Еще один иллюстративный пример касается именно кадровой политики, важность которой подчеркнул в ходе рабочей встречи Рамазан Абдулатипов. Программа административной реформы была утверждена еще президентом Мухой Алиевым в 2006 году. Правда, она так и осталась на бумаге. Затем руководство Дагестана планировало включить административную реформу в виде отдельного раздела в Стратегию развития Дагестана до 2010 года. Включили, но вот незадача – стратегию так и не приняли. В конце концов, программа админреформы была все же принята при президенте Магомедсаламе Магомедове, но снова-таки так и осталась на бумаге. И по-своему, это логично. Действительно, любая система подбора кадров – это угроза клановым отношениям, так как подрывает традицию назначать чиновниками и хозяйственниками «своих людей». Именно поэтому «перезагрузка» начинается с двух взаимосвязанных задач. Во-первых, оттеснение кланов от управления республикой. А это означает освобождение массы должностей, которые сегодня занимают выходцы из даргинского, аварского и других кланов. Во-вторых, новая кадровая политика с целью заменить подбор кадров по принципу «кумовства-сватовства» на более цивилизованный подход при замещении государственных должностей.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net